Формирование и эволюция концепции пролетарского туризма

Пролетарский туризм – термин, обозначающий концепцию и ее практическое воплощение в 1920–1930-е гг. в СССР как уникальный эксперимент в области социальности.

Параллельно с попыткой приспособления РОТ к пропагандистским задачам советского государства шла работа но переформатированию экскурсионных структур на основе принципиального изменения самой концепции туризма. Инициатором выступил ВЛКСМ. В начале 1927 г. на страницах центрального органа комсомола газеты "Комсомольская правда" появилась статья "Нужно общество пролетарских туристов", по которой сразу же развернулась горячая дискуссия. Российское общество туристов, несмотря на все старания подчинить его делу социализма, воспринималось как устаревшая, оставшаяся от старого мира организация, зараженная, как тогда говорили, "мелкобуржуазной психологией" праздных дореволюционных туристов. Новому миру и новому поколению, полному энтузиазма в революционной переделке мира, требовалась принципиально новая организация. В ходе дискуссии по аналогии с другими сферами жизни молодой советской России возник термин "пролетарский туризм".

Редакция коммунистической газеты обладала достаточным весом в стране, чтобы по итогам дискуссии организовать совещание с участием комсомольских, профсоюзных, физкультурных и партийных организаций в январе того же 1927 г. Резолюция столь представительного совещания однозначно предписывала отказ от "буржуазного" понимания туризма как праздного отдыха и утверждала новые принципы "пролетарского туризма" – активного участника социалистического строительства. Основой организации виделось массовое самодеятельное молодежное движение. Начался прием в ряды РОТ молодых рабочих, комсомольцев, которые несли с собой новое понимание роли туризма в обществе. Спустя два года состав и задачи РОТ настолько изменились, что в январе 1929 г. прежняя организация была переименована в Общество пролетарского туризма (далее – ОПТ). Поскольку переименование предложила только московская ячейка РОТ, еще целый гол продолжалось становление нового общества, пока, наконец, в ноябре 1929 г. не был принят устав новой организации. Общество ставило перед собой следующие цели.

  • 1. "Распространение среди трудящихся идей организованного туризма", т.е. поддержка самодеятельного, общественного движения, которое "закаляет здоровье и характер".
  • 2. Изучение техники туризма, освоение новых маршрутов по СССР.
  • 3. Содействие обороне СССР, помощь производству, внедрение элементов краеведения.

Устав ОПТ выражал намерение придать туризму формы "широкого организованного общественного движения". По этой причине первым делом была развернута кампания широкого привлечения в организацию трудящихся, что позволило превратить ОПТ в действительно массовую организацию в самый короткий срок. В конце 1929 г. в соответствии с новыми задачами пропагандистского характера ОПТ объединило все коммерческие и экскурсионные организации, клубные объединения в единое учреждение.

Другим вариантом организации туризма в новой России стало государственное акционерное общество "Советский турист" ("Совтур"), которое было создано в 1928 г. В качестве его учредителя выступила государственная организация Наркомпрос. Новое учреждение, в образовании которого помимо Наркомпроса приняли участие органы здравоохранения, торговли и даже Народный комиссариат внутренних дел (далее – НКВД), стало преемником Объединенного экскурсионного бюро и сосредоточило в своих руках монопольное право открывать новые маршруты и оборудовать туристские базы, сочетая материальное и культурно-политическое обслуживание туристов.

"Совтур" разработал 30 маршрутов, которые охватывали всю страну и были относительно короткими – одна- две недели. Эти туры носили, в основном, краеведческий и образовательный характер, но ставилась задача прокладывать маршруты по местам, связанным с революционными событиями и социалистическим строительством. Поскольку у "Совтура" имелись определенные средства, развернулось строительство гостиниц и баз отдыха. Однако конкурентную среду в туризме создать не удалось. Зачатки рыночных отношений в этой области, которые проявлялись в годы нэпа, не могли развиться еще и потому, что профсоюзы и различные административные учреждения добивались значительных скидок на путевки или обязывали "Совтур" обслуживать на его базах туристов, отдыхавших по путевкам профсоюзов.

Таким образом, в конце 1929 г. создалось некое подобие конкуренции между двумя организациями туризма в СССР. Основной причиной конфликтов и нестыковок была неясность в концептуальном подходе к туризму в социалистическом государстве. Единую "вертикаль" управления туризмом в СССР некоторое время несколько "портила" конкуренция "Совтура" в организации дальних экскурсий. "Совтур" сохранял некоторый уровень сервисного обслуживания туристов, чем вызывал упреки в "коммерциализации" туризма, поскольку идеологи пролетарского туризма считали повышенную заботу об удобствах туристов и экскурсантов признаком буржуазности. В свою очередь ОПТ обеспечивало массовость за счет предельной дешевизны своих туров, что достигалось, разумеется, за счет снижения качества обслуживания.

Попытки разграничить функции ОПТ и "Совтура" носили временный характер. Более умеренные идеологические установки "Совтура", отличавшиеся от радикальных взглядов представителей пролетарского туризма, перестали отвечать установкам руководства страны на тотальную социалистическую реконструкцию общества и централизацию управления под партийным контролем. В рамках крупных социальных и политических преобразований в конце 1920 – начале 1930-х гг. создавался целый ряд общественных организаций, которые должны были служить "приводными ремнями" от партии к массам. Профсоюзы, Союз воинствующих безбожников, Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (далее – Осоавиахим), общество "Друг детей" и другие организации "нового типа" структурировали советское общество в соответствии с партийно-государственными директивами. Они становились формами социальной мобильности и политической социализации населения для выполнения политико-идеологических задач режима.

На этом фоне неприемлемым стало существование двух разных принципов организации туризма в СССР. С одной стороны, была массовая самодеятельная общественная организация, хотя и поставившая себя целиком на службу политическим и хозяйственным задачам и жестко контролировавшаяся со стороны госструктур. С другой стороны, имелась вполне бюрократическая государственная структура, не располагавшая, однако, массовой поддержкой и имевшая ограниченное наследие в виде экскурсионной работы. Взаимная конфронтация двух организаций в 1929 г. закончилось их слиянием по решению государственных органов, с условием бюрократизации управления, но под идеологическим знаменем массового "пролетарского туризма".

В результате постановлением 8 марта 1930 г. создается Всесоюзное общество пролетарского туризма и экскурсий. Новая организация была предельно централизованной, полностью охватывала территорию СССР, и надобность в слове "всесоюзная" вскоре отпала, поскольку Общество пролетарского туризма и экскурсий (далее – ОПТЭ) стало единственным. Фактически образованная новая структура соединила преимущества и недостатки обеих организаций. Однако концентрация туристской деятельности возросла, поскольку и дальние маршруты и экскурсионная деятельность подчинялась теперь единой концепции пролетарского туризма.

Руководящим органом ОПТЭ являлся Центральный совет и Президиум Центрального совета. В городах действовали отделения ОПТЭ, па предприятиях – ячейки ОПТЭ. Организация сконцентрировала в своих руках все виды и формы туристско-экскурсионной работы, определяя перспективы и направления развития туризма в СССР. "Положение" об организационной структуре ОПТЭ ставило перед местными ячейками задачи "пропаганды идей организованного туризма и экскурсий", превращение туризма "в действительно массовое, организованное, пролетарское движение". Были предусмотрены "политическая активизация туризма и экскурсий, подчинение их основным и текущим политическим и хозяйственным задачам партии", "насыщение туристских маршрутов общественно-политическими заданиями, пропаганда и организация агропроизводственных экскурсий". Предполагалось развитие социалистического соревнования, "перекличка бригад", смотры и обмен опытом, словно речь шла о производстве. "Положение" об организации ОПТЭ заявляло о готовности борьбы с "мелкобуржуазными влияниями и искривлениями в туризме", борьбы против аполитичности, голого культурничества, бродяжничества, исключительно "отдыхательного" и потребительского взгляда на туризм – так, словно речь шла о политической организации (Орлов, приложение, с. 181).

Председателем ОПТЭ был назначен известный большевик Николай Васильевич Крыленко, генеральный прокурор РСФСР. Профессиональный революционер, военный, он окончил до революции историко-филологический и юридический факультеты Петербургского университета, после революции возглавлял Военно-морской наркомат, затем выступал прокурором в политических процессах. Однако помимо военно-революционных заслуг Н. В. Крыленко был известен как опытный и страстный альпинист, совершавший восхождения в Альпах, на Эльбрусе, Памире. Кроме того, он увлекался шахматами, возглавляя шахматное движение в СССР. Н. В. Крыленко возглавлял ОПТЭ до 1934 г. (был расстрелян по политическому обвинению в 1938 г.). Н. В. Крыленко считал туризм разновидностью спорта и видел в расширении туристского движения в России в том числе задачу оздоровления населения, воспитания нового поколения советских людей. Он уделял особое внимание молодежному туризму, а туристские достижения предложил отмечать наградами и званиями. Н. В. Крыленко и его ближайшие соратники председатель Малого Совнаркома СССР В. П. Антонов-Саратовский, и секретарь ЦК ВЛКСМ Л. М. Гурвич стали идеологами концепции пролетарского туризма и активно продвигали ее в реальной деятельности ОПТЭ. Пропаганда социализма и конкретное участие в социалистическом строительстве стало содержанием деятельности этой организации в первой половине 1930-х гг.

Как центральная структура советского туризма ОПТЭ строилась по вертикальному принципу. Центральный совет руководил региональными отделениями в Москве, Ленинграде, Ростове-на- Дону, Самаре, Новосибирске, Свердловске, Калуге, Астрахани, Нижнем Новгороде, Владивостоке и Севастополе. Уже в начале образования ОПТЭ по стране насчитывалось до 400 местных ячеек организации, которые объединяли более 12 тыс. человек.

Была ликвидирована всякая конкуренция между разными организациями по туризму. Ставка делалась на массовый самодеятельный туризм. Концепция пролетарского туризма 1920 – начала 1930-х гг. решительно противостояла "буржуазному туризму" по своей мотивации и задачам. В документах и прессе того времени имеется описание праздника туризма, который был организован летом 1929 г. московским отделением ОПТЭ в Парке культуры и отдыха. Праздник собрал более 70 тыс. человек. Его "гвоздем" явилось карнавальное костюмированное шествие. Вначале колонны демонстрировали группы советского туризма но видам: пешеходный, велосипедный, горный, водный. За ними следовали в автомобилях "буржуазные туристы", которые отправлялись в развлекательное путешествие вместе со своими слугами. Далее шли "авантюристы-кругосветники", совершенно "бесполезные" растратчики средств, и "неподготовленные туристы", которые также выглядели балластом в движении пролетарского туризма. Такая костюмированная типологизация туризма вполне соответствовала господствующим подходам (Орлов, с. 18). По признанию секретаря ЦК ВЛКСМ С. Андреева, ОПТЭ выросло в борьбе с теми, кто доказывая аполитичность туризма и стремился сделать его "приложением" к физкультуре и краеведению. С самого начала в концепцию ОПТЭ были заложены идеологические постулаты социализма и классовый подход в повседневной деятельности.

Концепция нового, "пролетарского" туризма стояла на его радикальном противопоставлении туризму "буржуазному", который протекает "в погоне за сменой впечатлений, за экзотикой и авантюрой... в условиях богатейшего комфорта". Напротив, пролетарский туризм должен был вырабатывать выносливость к спартанским условиям путешествий и в качестве культурно-политической работы с населением понимался как "форма классовой борьбы" и строительства социализма. Московское отделение ОПТЭ подготовило к лету 1931 г. инструктивный материал, в котором разъясняло, что "путешествие не шутка", что без "общественных и культурных задач туризм – пустая забава", и рекомендовало строить маршрут с наибольшей пользой для дела строительства социализма.

Идеология пролетарского туризма мощно продвигалась в печати как накануне организации ОПТЭ, так и в первый период ее деятельности на всех уровнях пропагандистской машины. С одной стороны, это были статьи и выступления в центральных органах печати и на всесоюзных форумах,

а с другой – в низовых ячейках ОПТЭ и на уровне конкретных туристских мероприятий. В газете "Пропеллер", которая выходила в Московском авиационном институте (МАИ), 23 апреля 1933 г. в связи с приближающимися студенческими каникулами помещались отчет ячейки ОПТЭ, информация о студенческих летних походах, о военизированном лыжном пробеге девяти лыжников МАИ в подшефный колхоз, практическая инструкция как самому сшить рюкзак и теоретическая статья о сущности пролетарского туризма. Эти материалы поддерживали основные лозунги, лейтмотив газетного номера: "Каждый студент – пролетарский турист!"; "Ни одного ударника, ни комсомольца вне туризма!". Советская машина пропаганды была, по-своему, идеальной с точки зрения эффективности воздействия.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >