Профессиональное обеспечение туризма в СССР

Выделение туризма в отдельную сферу профессиональной деятельности произошло в международном масштабе только в конце XX в. Однако в этой сфере всегда требовались грамотные гиды, проводники, организаторы путешествий, управляющие гостиниц и ресторанов, авторы и издатели путеводителей. К началу XX в. экскурсии и путешествия превратились в обязательную часть образовательных программ. Экскурсионной работой занимались краеведы, учителя, местные энтузиасты, самодеятельные спортсмены.

Широкое распространение экскурсионной работы с 1920-х гг. потребовало обеспечения кадрами. Эта задача решалась на государственном уровне и административными средствами. При Наркомпросе впервые стали готовить профессиональных экскурсоводов. В мае 1922 г. вышел первый номер "Экскурсионного вестника", который представлял работы Научно-исследовательского экскурсионного института в Петрограде. При Центральной станции экскурсий вскоре было организовано девять постоянных кружков и семинаров для подготовки работников па экскурсионных станциях. Работой этих семинаров руководили видные ученые-краеведы: И. М. Гревс, Л. А. Ильин. В 1923 г. в Москве открылся Центральный музейно-экскурсионный институт, в центре и на местах стали действовать туристские курсы. К концу 1920-х гг. экскурсионная работа но подготовке специалистов-экскурсоводов постепенно затухает, так как начала доминировать концепция пролетарского туризма. Критическая позиция по отношению к просветительской краеведческо-экскурсионной работе возобладала. Краеведческая работа расценивалась как "гробокопательство", "мелкобуржуазное" увлечение стариной. Аполитичность экскурсий осуждалась, чему способствовал и политический разгром научной школы "исторического краеведения", репрессии против се лидеров И. М. Гревса, Η. П. Анциферова и других ученых.

С организацией ОПТЭ деятельность по подготовке кадров для туристской отрасли получила новое дыхание и иной смысл. Пролетарские турпоходы во многом зависели от энтузиазма их участников, а инструкции и планы деятельности туристы получали от партийных органов. С образованием ОПТЭ был взят курс на массовый туризм, который уже невозможно было обслуживать только силами общественников или привлеченных лиц. Центральный совет ОПТЭ стал вводить штатные должности в местных организациях и озаботился подготовкой профессиональных кадров. В марте 1930 г. в Москве открылись курсы подготовки работников для окружных и районных отделений ОПТЭ. Для обучения кадров в туризме и повышения квалификации были открыты краткосрочные Центральные туристские курсы, в которых за несколько лет обучение прошли до 10 тыс. человек. Кроме того, концепция пролетарского туризма предполагала привлечение к работе членов самого общества, возложение общественно-политических и практических задач на туристов, поскольку ОПТЭ работала в контакте с партийными, комсомольскими и профсоюзными организациями.

Однако теперь требовались и руководители, которые могли сформировать новый маршрут и быть проводниками и консультантами для пролетарских туристов. В 1932 г. в Москве начал работу первый туристско-экскурсионный техникум, который давал профессиональное образование в этой области. В 1930-е гг. широко использовались слова "турист", "туристский", хотя соединяли их преимущественно с экскурсионной деятельностью или самостоятельными путешествиями. Понимание туризма как области самостоятельной профессиональной деятельности не сложилось. При этом экскурсоводы готовились отдельно, поскольку данная область деятельности примыкала к краеведению, просветительству и пропаганде. Отдельно шла подготовка проводников для спортивного и экологического туризма. Кадры для ресторанного и гостиничного дела обучались в своих отраслях. Таким образом, цельного понимания сущности туризма не было.

Более ответственные кадровые задачи стояли перед работниками Интуриста. Специфика работы с иностранными туристами требовала достаточно высокой квалификации гидов-переводчиков. Устав Интуриста в 1933 г. уже ставил задачу "подготовлять необходимый персонал для обслуживания интуристов в вузах... организовывать соответствующие учебные заведения, исследовательские институты, курсы, лекции и т.п." (Орлов, с. 163). Структуры ОПТЭ здесь помочь не могли, но и собственной учебной базы не было. В 1929 г. курсы гидов-переводчиков не могли состояться в силу провала набора на них. На 1930 г. намечалось открытие курсов в Москве и Ленинграде с набором не менее 350–500 человек. Нужны были гиды-переводчики и гиды-лекторы, так как среди прибывающих из-за границы туристов было немало ученых, желающих глубоко изучать ту или иную сторону производственной или культурной жизни в СССР. Несмотря на административные усилия в 1930 г. удалось набрать всего 70 желающих обучаться на гидов- переводчиков.

Пристальное внимание партийного руководства к Интуристу привело к ранней бюрократизации этого учреждения, где при вопиющем дефиците гидов-переводчиков и экскурсоводов существовал переизбыток руководящих чиновников и представителей "особых" органов. Между тем в прессе справедливо указывалось, что первые и главные впечатления о жизни в Советском Союзе иностранцы получают именно от сопровождающих их на всем протяжении тура гидов и экскурсоводов. Высокая оценка их роли приводила, однако, не к заботе об уровне сервиса, а к специальной подготовке гидов. Они должны были иметь безупречную характеристику, обладать качествами "бойцов идеологического фронта", а знание языков сочетать с "политической грамотностью". Их снабжали специальными рекомендациями, как создавать положительный образ страны победившего социализма в глазах иностранцев, тексты их лекций проверялись и утверждались. Гиды и экскурсоводы должны были ежедневно отчитываться о поведении подопечных иностранцев, их контактах, вопросах и интересах.

Между тем существовали препятствия и трудности вполне профессионального свойства. Дело в том, что большинство гидов знали французский язык как традиционное наследие царской России, а в учебных заведениях советского времени большей частью учили немецкий язык, поскольку именно с Германией были налаженные деловые контакты. Прибывающие же иностранцы говорили преимущественно на английском языке, которым владела небольшая часть гидов. Кроме того, традиционные гуманитарные дисциплины, в том числе история России, история культуры некоторое время вообще отсутствовали в учебных планах школ и вузов. Популярное на Западе культурное наследие Серебряного века критиковалось как "формализм", многие монастыри и храмы были разрушены, далеко не все предметы искусства дореволюционной России представлялись в экспозициях музеев и выставок. Немало имен российских писателей, ученых, художников находились в СССР под запретом, но были популярны за рубежом. Некоторые регионы Советского Союза были закрыты для посещения иностранцами. Все это вызывало затруднения у экскурсоводов во время экскурсий и планирования маршрутов.

Своеобразие экскурсионной подготовке сопровождающих Интуриста создавали утвержденные "категории идеологического обслуживания". Иностранцев, которые приезжали из любопытства, с целью получить "экзотические впечатления", обслуживали методом "широкого поверхностного показа" культурного богатства, природных красот и социального благополучия граждан Советской страны. Для тех, кто намеревался глубоко изучать какую-либо сторону жизни в СССР, полагались более подготовленные гиды. Если же предполагалось обслуживание научных и общественных конференций с иностранными делегатами, то приходилось привлекать дополнительные силы из музеев, институтов и даже частных лиц. Идея индивидуальных поездок для иностранцев потребовала специально подготовленных гидов, которые получали усиленную политическую подготовку в виде прикрепления к коммунистическим курсам. При самом Интуристе также действовали постоянные комсомольские курсы для подготовки гидов-переводчиков из числа комсомольцев-активистов. Постоянно действовали разнообразные трех-восьмимесячные курсы, готовившие экскурсоводов или дававшие языковую подготовку.

Разумеется, все это были временные меры. Становление системы профессиональной подготовки в области туризма прошло несколько стадий. Важным этапом стало создание в 1931 г. в Москве и Ленинграде трехгодичных курсов, на которых учили языкам, основам географии, экономики, а также "коммунистической грамотности". Однако профессиональный уровень образования могли обеспечить только высшие учебные заведения. Подготовкой гидов занималось экскурсионно-переводческое отделение в Московском институте новых языков и в Институте лингвистики в Ленинграде. Студенты этих отделений проходили практику в Интуристе. Наконец, в 1935 г. открылся Институт иностранного туризма в Ленинграде, в котором были предусмотрены факультет экскурсоводов-переводчиков и подготовительное отделение. Институт стал первым высшим учебным заведением для подготовки кадров в системе "Интурист" специально для работы с туристами-иностранцами. После ликвидации ОПТЭ и репрессий против его руководства в 1938 г. этот институт закрыли, и дело снова ограничилось системой разнообразных курсов. Таким образом, понимание туризма как специфической сферы деятельности не было выработано и, соответственно, сервисные стандарты не получили практического утверждения.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >