Продолжение переходного времени

Военнодержавие вообще: укрепление исполнительной власти воинской силой (середина и конец XVII в.)

Верховная власть для принудительного осуществления своих предначертаний во внутреннем управлении всегда отчасти опиралась на Руси, как и в других странах, кроме органов исполнительной власти, также на военную силу. Вместе с тем, история последней почти постоянно оказывала кадровое влияние на историю этих органов. И форма при- ставской власти на Руси, как мы уже видели, всегда отчасти зависела от формы военного устройства в данную эпоху. Будь то пристава из дружинников, или из больших ратных холопов, или из детей боярских — все это выходцы из разного вида поисковых образований. Но никогда еще на Руси не было такого явного подчеркивания овоения приставской власти, такого бряцания оружием260 и такого определенного вытеснения воинскими чинами невоенных видов приставов, как с середины XVII века. Особенно это заметно, если сравнить мирный облик приказных и земских приставов конца XVI — начала XVII века с «ходящими во приставах» ратными людьми середины и конца XVII века.

Это стоит в тесной связи с общим процессом развитая московской государственности. В течение XVII века, как известно, происходит постепенное овоение многих сторон Московского государственного строя: на местах наместники заменяются воеводами, а верховная власть все более и более стремится опираться на регулярное войско: стрельцов и иноземские полки (обученные западноевропейскому строю). Это, конечно, не могло не отразиться сильно и на характере «пристава» как учреждения и общественно-бытового явления. «Во приставах», «понятыми приставами» очень часто стали ходить стрельцы и пушкари и другие воинские чины, да и облик постоянных приставов сделался полувоенным261.

Стрельцы

На окраинах Москвы и других городов расположены были обширные стрелецкие слободы. Здесь стояли на квартирах «приказы» или полки стрельцов262, одетых, смотря по части, в коей они состояли, в кафтаны разных цветов263. Всюду шум и движенье, в лавках, на ларьках и на телегах идет торговля произведениями стрелецких промыслов, особенно выгодных из-за права беспошлинного торга264.

Многие стрельцы ходили и на отхожие промыслы. В их числе заметное место занимало «приставство». Так, имеются данные, что иногда стрельцы целой артелью («пятидесятник с товарищи, 10 человек») поступали в «ходоки», то есть в приставы265. В этом случае, они, видимо, пребывали в «площадной избе», исполняя обязанности «площадных неделыциков» или приставов266.

Еще чаще части стрельцов посылались из полков нарядом для караула и приставства в разных местах.

Вот, например, огромный деревянный Коломенский дворец, лучшее произведение древнерусского дворцового деревянного искусства. Здесь средние палаты, ярусами уменьшаясь, подымаются кверху. Другие многочисленные хоромы и башни покрыты шатрами, куполами и кувшинообразными крышами, увенчаны орлами, флагами и львами. Под ними гульбища, забранные точеными балясами, рундуки и парадные всходы, украшенные пузатыми и столбовыми колонками с перемычками. В нескольких местах: у подъезда пред зданием и у передних ворот площадки караульные с навесами. На них день и ночь стоят стрелецкие караулы (для охраны и посылок).

Вот другой — Измайловский дворец, несколько проще. Здесь бруся- ные палаты, проезжие белокаменные ворота, столпы с перемычками, часы на восьми колоколах, что бьют «перечасье»... И пред этим дворцом — караульня стрелецкая, огороженная «гутками» и покрытая тесом. (Потапов, стр. 136—343).

Из числа этих, стоявших во дворцах на караулах, или из числа иных стрельцов посылали приставством для исполнения распоряжений и решений царского суда (по делам местничества, измены и др.). Например, их посылали для задержания кого-либо267, ставили во дворе у присужденного к домашнему аресту268, или предписывали им отвести осужденного в тюрьму269, сопровождать на казнь270 или в ссылку271.

Посылались стрелецкие части и в разные приказные здания. Вот, например, Палаты Печатного Двора в Москве на Никольской улице, богато изукрашенные глухими башенками на карнизе, зубцами, приставными полуколоннами и лепными наличниками окон, красным крыльцом на пузатых колонках и особенно лепными конями на дыбах над воротами. Здесь есть также караульня, видимо, для стрельцов (Потапов, стр. 132—135).

Вероятно, и в здании каждого из приказов, стоявших, как указано было выше, буквой «П» на Ивановской площади и в других местах, имелись свои караульни для стрельцов и иных подобных чинов. Из их числа также посылались «во приставах» многие люди для исполнения разных поручений. Например, в «Приказе Сбора Ратных Людей» стрельцы стояли на карауле «у государевы казны», помогали настоящему приставу ловить бежавшего «колодника» и потом держали его в Приказе у себя «за приставы»272. Уложение 1649 г. упоминает о ходивших приставством стрельцах, исполнявших поручения Новой Четверти и Стрелецкого Приказу (центрального) (XXV, 10), и т. д.273

Как было выше упомянуто, они были и в распоряжении объезжих голов и решеточных приказчиков274.

Во многих городах стрельцов «поденно» целым отрядом (например, пятидесятник и несколько стрельцов) наряжали в съезжую избу стоять на караулах275 и, как видно из многих указов и грамот, «ходить во приставах» или помогать приставам. Из при казной избы их посылали с поручениями в качестве «понятых приставов» (А. М. Г., III, № 356, 1661—1663 г.).

По Уложению, если пристав сам не мог справиться с «ослушником», воевода должен был давать ему в помощь стрельцов, пушкарей и затинщиков, «сколько человек пригоже», чтобы приставу было с кем «такова ослушника изымати» (X, 119, 141). По царским грамотам воеводам и по судным делам, воеводы посылали стрельцов в помощь приставам, «со всяким ратным боем», то есть с оружием: для поимки становых и иных разбойников и татей и сыска их разбойничьих и татиных «животов»276; для выимки незаконно изготовленного вина и привода его держателей277; для посылки в Сибирь тюремных сидельцев — разбойников, татей и других преступников278, и т. д.279

Стрельцы давались в помощь также многим другим высшим и меньшим служилым, приказным и земским людям, уполномоченным от правительства. Например: «сыщикам»280, писцам281, верным головам и целовальникам282, таможенного сбору целовальникам283, «сборщикам», собиравшим служилых людей на службу284; «барашные слободы тяглецам», которым поручено вернуть на прежнее место съехавших из слободы барашей285; и иным лицам.

Не только на стороне, но также и у себя в Стрелецкой караульной избе стрельцы держали порученных им колодников «заприставы»; при них день и ночь стояло на карауле 10—20 рядовых стрельцов во главе с пятидесятником или десятником286.

Одним словом, всюду, куда ни посмотришь, стрельцы, ходящие или стоящие «во приставах», вытесняли настоящих приставов.

В конце XVII века многие функции, принадлежавшие раньше приставам настоящим, подчинены были ведению центрального Стрелецкого Приказа287.

В самих стрелецких «приказах» — полках, пользовавшихся сословным самоуправлением и недоступных обыкновенным приставам, были свои особые, состоявшее при стрелецких головах, приставы; они назначались из стрельцов и должны были переменяться по годам. Только такие приставы могли вызывать и приводить стрельцов к суду288.

Кроме приставов стрелецких, в Уложении упоминается о приставах всяких вообще полков («на службе в полках», X, 145). Во время военных действий в местностях расположения войск занятые села и деревни расписывались «по приставствам», раздавались «в приставство» назначенным из полков дворянам и детям боярским289.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >