Пушкари и затинщики

Города Московского государства окружены были каменными или деревянными высокими стенами и башнями, из которых грозно глядели многочисленные бойницы. Кругом — «надолбы», валы, засеки, честики, капканы, волчьи ямы, колодцы.

За расположенными на венцах стен и башен зубцами скрывались широкие гульбища и иные места пребывания пушкарей, затинщиков (то есть стрельцов из затинной пищали), воротников (стражей крепостных ворот) и иных ратных людей, оборонявших от неприятелей укрепленные города.

Кроме своей ратной службы, пушкари и затинщики также посылались для исполнения приставских действий, посылались почти столь же часто, как стрельцы290.

Многочисленные грамоты свидетельствуют не только о бесчисленных отдельных случаях таких посылок, мы знаем не только об упоминании таких случаев в статьях Уложения (X, 119,141), но даже о специальных о том указах.

Так, бывали распоряжения о прямой замене приставов пушкарями. В 1618 году на Белоозере велено было «делать недели» или «владеть неделями» пушкарям, а рассыльщики были от них отставлены (Д. А. И., II, № 48, 1618 г.). Другой случай еще более категорический. В 1647—1648 годах последовали указы в некоторых городах (в частности, в Великом Новгороде, Пскове, Ладоге, Старой Русе, в Архангельске и Холмогорах), повелевающие приставам не быть, «приставов от дела отставить», а быть «во приставех» у государева дела пушкарям и кое-где затинщикам, за хлебное и денежное жалованье в съезжих избах ходить им в неделях291. Встречаются они в городах в количестве от пяти до тридцати: например в Старой Русе было тогда пять, в Ладоге шесть, а в Пскове тридцать пушкарей, ходивших во приставах; на Двине (в Архангельске и Холмогорах) было одиннадцать пушкарей и двадцать затинщиков; во Владимире было двадцать четыре пушкаря и рассылыцика (Д. А. И., IX, № 106, 1678 г.); на Белоозере — четырнадцать (Д. А. И., II, № 48, 1618 г.) и т. д.292

Гораздо реже ходили во приставех иные ратные «служилые люди из прибору»: воротники (оборонявшие крепостные ворота); беломестные казаки (селившиеся вокруг укрепленных городов); воины иноземского строя, как то солдаты, и другие293.

Наряду с ними продолжали все же нести разные приставские поручения также прежние служилые люди — жильцы, дворяне меньших статей, дети боярские добрые, дети боярские отставные и дети боярские меньших статей и т. д.

Овоение приказных приставов и рассылыциков

Наряду с вытеснением профессиональных приставов ратными людьми, «ходящими во приставах», происходит и другой процесс: ово- ения приказных приставов и рассылыциков. Несколько грамот определенно свидетельствуют о том, что разного рода настоящие пристава причислялись к военным людям: грамота 1688 г. (А. И., V, № 172) причисляет приставов к одному разряду с иными ратными людьми, она говорит о солдатах, стрельцах, пушкарях, приставах, воротниках «и иных беспоместных служилых людях»294. По грамоте 1680 г., «Казанского разряду» низовых городов рассыльщики, наряду со стрельцами, пушкарями и затинщиками, именуются ратными людьми и ведаются в Иноземском приказе в солдатской службе (А. И., V, № 85, 1682 г.). Из Росписей 1676—1678 гг. видно, что тогда пристава и рассыльщики служили с пищалями, топорками и рогатинами (Д. А. И., IX, № 9 и 106).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >