Юридическая природа приставства в ее исторических изменениях

В завершение всего нашего исследования истории социально- политического развития органов подчиненной исполнительной власти, мы считаем необходимым остановиться на разборе их юридической природы в ее историческом развитии и изменениях.

Основанием для наших заключений служат выводы из всего предшествующего изложения, подкрепленные и дополненные иными нижеследующими материалами и указаниями.

  • 1) Сословное происхождение приставов. Из нашего главного изложения видно, что пристава не происходили из одного сословия (в современном смысле) или «чина» (в древнемосковском смысле), то есть объединения равных. Из каких именно слоев населения они исходили в разное время, изложено выше. Пристава или «ходящие во приставах» были разные, «смотря по человеку», к которому их приставляли: к послам и различным знатным и чиновным особам назначали приставов из высших слоев общества; к лицам поплоше назначали приставов поскромнее; наконец, к самым низким по происхождению и положению людям приставляли уже совсем мелких приставов; сверху донизу можно было бы построить целую лествицу (разную в зависимости от эпохи) общественного и служебного положения тех, к кому приставляли, и, соответственно этому, тех, кто приставлен. Это вполне соответствовало духу того иерархического, лествичного времени.
  • 2) Единство приставства. Вследствие различия служебного и общественного положения приставов и разнообразия учреждений и органов, при которых они состояли, может возникать серьезное сомнение: было ли приставство когда-либо единым всерусским или всемо- сковским установлением, или единым родом органов, или же единый термин объединял самые различные юридические установления и разнообразные органы.

Мы полагаем, что, несмотря на все вышеуказанное разнообразие, все же приставство в Московское время было не только суммой явлений, объединявшихся единым термином, но, что этот термин был признаком существования одного рода органов (хотя и состоявшего из нескольких менявшихся по эпохам видов органов), даже единого установления права, объединявшего сумму сходных, хотя и менявшихся, юридических образований. Главным доказательством этого является сходство компетенции всех видов приставов во все эпохи: всегда и везде они являлись по преимуществу органами принуждения.

Но в виду разнообразия его состава можно считать, что приставство было своего рода объединенным сложным установлением, с лествично- иерархическим расположением составляющих их ячеек (разных в разные периоды).

  • 3) Пристав как государственный орган. Пристав не всегда был органом государства. В древнейшее время исполнитель велений родовых властей был только органом рода, а не государства, которого первоначально и не существовало вовсе. Младшие дружинники находились в договорной или товарищеской связи с князем и старшими дружинниками и через них уже с «землей» и потому не могут почитаться прямыми органами государства. Древнейшие «дворяне», праветчики и доводчики, будучи частными дворовыми слугами своих государей, были лишь органами органов, отраженными, а не непосредственными органами государства. Земские и губные приставы были первоначально лишь органами земщины и лишь впоследствии отчасти приобретают иногда характер органов самого государства. Впервые непосредственными государственными органами сделались неделыцик и, а за ними сохранили это свойство приказные пристава и «ходящие во приставах» ратные люди из прибору. Церковные пристава были лишь органами церкви как в принципе независимой организации, хотя фактически часто и зависимой от государства.
  • 4) Было ли приставство должностью? Возникают еще и следующие сомнения. Для того, чтобы быть настоящим государственным органом, надо занимать постоянную должность.

Но приставство не всегда было определенной должностью, с постоянным названием и постоянной компетенцией. Можно было, как мы видели выше, и не приставу, а другому лицу, доверить исполнение приставского поручения или функции. Тогда говорилось, что оно «понятой пристав», «ходит во приставах» или «приставством», его «приставили» к кому-либо. Первоначально не было не только должности пристава, но и законченного круга поручений, подходящего под понятие приставства; были только отдельные действия и поручения, которые мы лишь теперь ретроспективно можем объединить в один класс; был также круг органов, которым они часто поручались (дружинники и др.). Потом возникают понятия о едином круге поручений и действий: «приставстве», «хождении во приставах» и «приставлива- нии». Создаются затем определенные должности (праветчики, доводчики и др.), носителям которых постоянно, в числе прочих своих обязанностей, полагается ходить приставством. Организуется и вольная профессия площадных недельщиков, имеющих право заниматься только исполнением приставских поручений. Наконец, появляются и постоянные государственные должности, вершители коих называются только приставами или, хотя как-нибудь и иначе (например, недельщиками), но исполняют только приставские функции. Однако до конца приставство очень часто поручается и не приставам на один или много раз, на короткое или продолжительное время.

5) Был ли пристав органом или служителем? Для характеристики юридической природы пристава важен также вопрос: был ли он государственным юридическим органом, действия которого, требующие доли самостоятельности, имеют юридическое значение и юридические последствия; или же — только служителем чужих велений, механическим исполнителем юридически безразличных действий.

Из разбора компетенции приставов видно, что многие действия их требовали проявления инициативы и самостоятельности. Например, вызов ответчика к суду совершался приставом в качестве уполномоченного истца, по «приставной памяти» от него, на что судья давал лишь свое разрешение; сроки, по обычаю, должен был назначать не судья, а пристав; отдача на поруки, поимка и привод обвиняемого, взыскание долга или передача земли по решению суда и другие действия требовали от пристава многих самостоятельных соображений; то же можно сказать о поимке и приводе уклоняющихся от службы воинских людей и взыскании налогов с недоимщиков и т. д.

Многие из этих действий могли иметь юридические последствия: так, неявка ответчика по вызову пристава к суду влекла за собой выдачу истцу «бессудной грамоты» (заочного решения); отданный приставом на поруки, но не явившийся подвергался аресту; передача земли с приставом вела к окончательному правомерному приобретению ее кем- либо, занятие же ее «без пристава» считалось незаконным захватом; неуплативший недоимки, по требованию пристава рисковал быть вынужденным уплатить их в двойном или тройном размере; состояние людей и вещей «за-при-ставом» было тоже своего рода юридическим состоянием.

Правда, наряду с этим пристава совершали по приказанию своего начальства, по-видимости, механические действия, не имеющие самостоятельного юридического значения; например, передача запечатанного пакета, охрана леса или рыбной ловли, правеж, то есть механическое битье батогами должника, сторожение ссыльного, и даже набивка погреба льдом или отвоз саней.

Однако некоторые из этих действий только по видимости механические: так, момент передачи приставом воеводе царской грамоты в запечатанном конверте был моментом введения указа в действие; каждая минута стояния должника у пристава на правеже вела к постепенному прекращению иска о долге и т. д.

Таким образом, пристав был, по преимуществу, юридическим органом государства, совершавшим большей частью юридически значительные действия, хотя и стоявшим иногда на низкой иерархической ступени правительственной лествицы и даже порою совмещавшим с юридическими судебно-административными обязанностями функции простого служителя, совершавшего механические действия.

6) Назначение и избрание приставов. Характер должности пристава во-многом зависел от того, каким образом совершался приход его к ней: путем назначения, поручения, избрания, и на каких основаниях. В домонгольское время кому-либо давалось приставское поручение, потому что он принадлежал к составу дружины своего князя или боярина; например, князь посылал своего детского (Кар. Л 7), посадник — своего отрока (Кар., Синод. 125). В удельно-вотчинном периоде кто-либо назначался праветчиком или доводчиком от имени не государства, а своего частного господина, ибо был частным слугою или холопом своего «государя» (доводчики — «люди» наместника или волостеля). В Великом Новгороде и Пскове приставы были выборные от веча и сторон «люди добрые»333, или назначались потому, что были «человеками» посадника (Псковск. Судн. Гр., 59, 64, 81). Дети боярские назначались в неделыцики в виде вознаграждения за военную службу первоначально непосредственными великокняжескими и царскими указами334 по представлению дьяков (Д. А. И., I, № 85), а в XVII веке «по памятям из Розряду» (Р. И. Б., X, с. 37—39). Также царскими грамотами назначались (жаловались) разные лица в данные пристава335. Ездоки неделыциков нанимались ими самими и затем приводились к дьякам для записи в книги (Суд. II, 47).

В земский период, а в некоторых местностях и потом в XVII веке, земские пристава были чисто выборные от земщины336.

Приказные и ратные пристава XVII века назначались по памятям из приказов, например, Галицкой Четверти, Пушкарского Приказу, Розряду и др.337 При этом иногда назначение сочеталось с выборным началом338, или отдачей недель на откуп339, порою же принимались во внимание наследственные права на должность340, или необходимость дать прокормление в виде отхожего промысла какой-либо воинской части341. Во второй половине XVII века, когда пристава были зачислены на военную службу, приставство становится одним из видов обязательной воинской повинности342.

7) Вознаграждение приставов. Для определения характера при- ставства как должности, важно выяснение способов содержания и вознаграждения разного рода приставов за их труды.

Вначале дружинники жили в общем военном стане как его участники и получали от князя «оружье, порты» и полное содержание. (Пов. Врем. Лет, 6453/945 г.). В дополнение к этому уже довольно рано те из них, которым давались приставские поручения, получали еще нечто вроде кормления — «поклон вирный» и «наклад»343, а также — пошлины за отдельные действия: перекладная, ссадная и сметная гривны, уроки железные, переим, вязебное и др.344 К концу XI и XII веку, хотя многие дружинники продолжали жить при князе345, но некоторым из детских и мечников предоставлено было жить в своих домах346.

В удельно-феодальном периоде и первое время потом многие из «дворян», праветчиков и доводчиков содержались во дворе своих государей как их частные слуги и холопы. Но значительная часть доводчиков, управлявших станами, жила, как было уже сказано выше, в своих отдельных становых дворах, которые им ставились населением347. Они имели, подобно наместникам и волостелям, лишь в меньшем размере,

постоянное кормление. Оно слагалось (по уставным грамотам наместничьего управления и доходным спискам кормленщикам) из следующих доходов: въезжее, померное с хлеба, побор с сох и черных деревень (ковригами, мясом, сыром, овсом или заменяющими их деньгами), часть осенних пошлин, оброк, соль с варниц, дрова и т. д. К этому прибавлялись судебные и административные пошлины за отдельные действия: хоженое, езд, «правда», часть «противня» и «гривны», полевые пошлины и др.348

Неделыцики как дети боярские имели, очевидно, мелкие поместные земли349. В некоторых местах также и за другого рода приставами позднее учинены были пашни, измерявшиеся четями и десятинами (А. И., III, № 8,1614 г.). Имели их на общинном праве и ходившие во приставах стрельцы и пушкари (Обзор, стр. 569). За многими другими приставами, считавшимися беспоместными служилыми людьми350, числились дворы351. В дополнение к этому они получали, по Судебникам и Уложению, судебные и иные пошлины за отдельные действия: полевые пошлины352, правый десяток за опрос и вызов «правды» — свидетеля353, хоженое и езд354 и др.

Завершением развития способов вознаграждения приставов, с точки зрения превращения их в настоящие государственные органы, занимающие определенные должности, было назначение им постоянного годового денежного и хлебного жалованья. О нем говорится в штатах центральных приказов355 и различных указах и отписках. Оно было назначено как московским приставам, так и городовым и заменявшим их рассылыцикам, пушкарям и другим. Колебалось оно в размере от пяти до двенадцати рублей356.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >