Заключение

Таким образом, для побуждения ослушников к исполнению своих обязанностей в отношении к государству, к несению государевой службы, тяглых повинностей и платежей, пристава должны были применять следующие меры принуждения: 1) передача вызова, опубликование указа; 2) отдача на поруку (членам служилого «заговора», боярщины, общины); 3) задержание («имание», «взятье»); 4) привод на службу, на работу, на место жительства, в осаду; 5) связывание, заковывание и пр.; 6) привлечение к содействию разных помощников; 7) взятие поручителей (обязанных по неписанной круговой поруке боярщины, общины или семьи, или по юридически оформленной поручной записи); 8) правеж выборов, податей и пр.; 9) выемка людей и предметов; 10) опись и конфискация имущества; 11) привод к административным и судебным властям; 12) держание за-приставами, за-сторожи; 13) привод к органам наказания; 14) отвоз и содержание в ссылке; 15) выдача головой; 16) сторожение и надзор за исполнением обязанностей. Совершали все эти действия для принуждения к службе служилых, приказных и тяглых людей: пристава Приказов Разрядного, Стрелецкого, Пушкарского, Сбора Ратных людей и иных военных Приказов, Ямского Приказу и вообще всякого Приказу, к ведомству которого относились обязанные или их обязанности. Принуждали тяглых людей и холопов к несению тягла и работы пристава Приказу Сыскных Дел, Холопьего, Хлебного, Житного, Денежного и хлебного сбора, Большой Казны, и др. Подчиненные функции на местах могли совершать наместничьи, воеводские, волостелины и иные местные земские, специальные и вотчинные пристава. Им часто помогали рассылыцики, стрельцы, пушкари, затинщики и др.

Приложение

Отрывок из исследования: «Гарантии личности против злоупотреблений исполнительной власти».

Во избежание возникновения неправильного представления о характере вышеизложенных действий приставов, привожу здесь сокращенное извлечение из моей работы о гарантиях личности, существовавших в XVI—XVII века в Московской Руси по обычаю и закону против злоупотреблений органов низшей исполнительной власти. Такие гарантии (хотя, впрочем, не закрепленные строго конституционными актами) существовали (в порядке подчиненного управления) против неправильности нижеследующих действий приставов:

I. Гарантии против незаконного личного задержания и привода (ареста). Правильность личного задержания и привода обеспечивалась в XVI—XVII веках следующими способами: 1) Задержание и привод должны были производиться официальными лицами (приставами); «без пристава» запрещалось арестовывать, кроме особо в праве установленных случаев и случаев получения полномочий от суда 1а); пристава должны были быть в форме и со знаками своей должности 16). 2) Требовалась принадлежность арестуемого лица, его сословного состояния, его места жительства и места ареста к подведомственности арестующего должностного лица: действовал пристав ответчика2 3) Арестовывать (во многих случаях) не мог один пристав, их должно было быть два и более (в «местном суде», духовном суде и важных случаях одноведомственного светского суда)3.

4) Можно было задерживать только ответчиков и обвиняемых; посторонних людей запрещалось арестовывать вместе с ними: «опришных людей не имати»4. 5) Пристав должен был иметь с собой предписание начальства или распоряжение истца, скрепленное судьей (память неделыцику, память приставу, наказную память приставу, наказ, запись и т. п.); только в случае заставания на месте преступления можно было задержать без предписания56. 6) Приказ об аресте и приводе должен был быть обоснованным: в наказе приставу прописывалось, за что производился арест и привод, и все обстоятельства дела6. 7) При аресте необходимо было соблюдение формальностей: наложение приставом рук на плечи арестуемого и произнесение формулы: «Пойман еси от имени такого то начальствующего лица»7. 8) Нельзя было задержать и привести кого-либо, если по нем можно было собрать поручную запись, если находились поручители: «чрез поруку не ковати»8. 9) При аресте необходимо было присутствие понятых, для засвидетельствования правильности действий пристава9. 10) Арестованных (в эпоху Судебника II) пристав должен был предъявлять представителям общины, судным мужам; если бы пристав этого не сделал, то последние имели право арестованного «выимати» из-за пристава10. 11) Затем пристав обязан был данного на поруку, арестованного и приведенного предъявлять судье или начальству: неделыцику «истцов и ответчиков не волочите, а ставите их перед судьями»11. 12) Сидящие за-приставом, их «род и племя» имели право подавать разным органам и инстанциям челобитные о неправильном задержании и скорейшем предъявлении суду12. 13) Духовенство имело право «печалования» пред царем и всяким начальством об освобождении и смягчении участи задержанных и приведенных13. 14) Задержанные и приведенные большей частью содержались не в тюрьме, а «заприставом», на дому у пристава или в здании приказного учреждения, то есть в предварительном, временном заключении14. 15) За неправильные действия при совершении ареста и привода пристав мог быть лишен «езду» (то есть вознаграждения за поездку), с него взыскано «бесчестие» арестованного и приведенного, а также сумма иска последнего вдвое; кроме того, приставу назначались разные наказания15. Больше всего такого рода гарантий существовало по закону и обычаю в начале и средине XVI века (особенно по второму Судебнику), до наступления эпохи опричнины. Этапы развития обеспечений против произвольного ареста были следующие: 1) обеспечение прав привилегированных лиц (вотчинников и др.) путем дарования им жалованных грамот; 2) постепенное расширение гарантий личности на более широкие слои населения путем издания общего закона (особенно Судебника II), сословных привилегий и применения общинного контроля над приставом; 3) увеличение правительственного контроля над приставом16.

II. Гарантии против незаконной выемки. Для того, чтобы произвести в чьем-либо доме обыск (в современном смысле) и выемку («поимание» вещей), истцу или обвинителю необходимо было бить челом, а позднее подать судье челобитную «о приставе на поличное». Для законности дальнейших действий истца и пристава требовалось (сначала устное, позднее письменное) предписание судьи о выемке поличного. Судья должен был назначить двух или более приставов для взаимного их контроля друг за другом. В выезде истца и приставов и производимом ими обыске обязательно участвовали «понятые». Перед тем, как входить в обыскиваемое помещение, истец и пристава должны были предварительно опросить хозяина о наличии у него поличного и обстоятельствах дела. Истец в сенях дома должен был раздеться донага и в совершенно голом виде производить поиски поличного. Чтобы он не мог бы подкинуть поличного ответчику, последний имел право осматривать и щупать истца и даже во рту у него смотреть. Если поличное находили, то выемка его производилась истцом и приставами при понятых. Затем при понятых же поличное передавалось на хранение «за-пристава или за-понятых». Чтобы не могло произойти подмены, поличное заворачивали в «ширинку» и запечатывали печатью. Найденное и вынутое поличное должны были предъявить суду. Если ответчик находил, что выемка была произведена незаконно, он мог подать челобитье судье. Тогда в судебном помещении производился «расспрос» потерпевшего от выемки и начиналось дело17.

III. Гарантии от незаконного правежа. Против произвольности правежей существовали следующие обеспечения: 1) Чтобы иметь возможность совершать правеж по существу дела предварительно необходим был законный арест, с соблюдением вышеизложенных гарантий. 2) Для совершения правежа по уголовному или гражданскому делу необходимо было предварительное постановление суда18. 3) Для совершения правежа по взысканию налогов или иному казенному взысканию предварительно необходим был разбор дела, подсчет сумм и постановление судебно-административной инстанции19. 4) Пристав должен был предъявить «правежную выпись» с предписанием государственного органа о производстве взыскания путем правежа20.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >