Вызов, привод и ставка к суду

  • § 1 Приставливание. Наиболее разработанной в древнем Московском государстве частью приставской компетенции была судебно-при- ставская охрана личности. Она была направлена на охрану уголовную и гражданско-правовую человека против ответчиков, недобросовестных истцов и обвиняемых. Охранялись права и интересы человека против «душегубства», увечий, побоев, оскорблений чести, посягательств на чужое имущество и т. д. Заключалась эта охрана в нижеследующих приставских действиях. Исходным юридическим моментом начала всех приставских судебно-вспомогательных и судебно-исполнительных действий является «приставливание». Определялось оно в старомосковских узаконениях и актах выражениями: «приставити», «взвести или имать пристава», «дати пристава»55. С того момента, как к человеку приставлено, на него взведен или дан пристав, он считается под судом, в ведении пристава или за-приставом (в широком смысле). В этом смысле надо понимать определение междукняжеских договоров: «А которых дел не искали, при нашем отце при великом князи — пристава не было,., тому погреб; кто... за приставом, тому суд» (напр. дог. 1483 г.). Этот же смысл имеют многие статьи Судебников, Указных Книг Приказов, Уложения и Новоуказных статей. Приставити можно было как в гражданских и уголовных исках, так и в уголовных делах; например: в земельных тяжбах, исках о займе и поклаже, об оскорблении «лаем» или «боем», в холопьих делах, в татьбе или разбое с поличным, убийстве и т. д.56 Только проявления этого приставливания были различны, в зависимости от характера правонарушения. В судебносостязательном процессе (суде) приставливали, взводили пристава истцы, с разрешения судьи. В розыскном процессе сам судья посылал пристава, по «явке», «извету» или «язычной молке»57. Возможность послать пристава имела для судей пределы, но различные в разные времена. В удельно-феодальном периоде часто нельзя было послать пристава во владения удельного князя. В междукняжеских договорах записано: «В твой ми удел своих приставов не всылати»; также по княжеским духовным «приставов своих не всылают брат в братень удел»58. От въезда приставов во многих случаях свободны также иммунитетные светские и духовные вотчины: по многочисленным жалованным грамотам, наместники, волостели и их тиуны доводчиков своих туда не всылают «ни по что», опричь душегубства, разбоя и татьбы с поличным59. Таким же иммунитетом пользовались и получившие самоуправление общины60. В конце XVI—XVII вв. возможность послать пристава была ограничена пределами подсудности: а) территориальной, б) по роду дела, в) по сословной принадлежности.
  • § 2. Вызов к суду. Место вызова. Вызов к суду составлял одну из самых основных функций разных видов приставов (детского, отрока, дворянина, Подвойского, бирича, доводчика, неделыцика ит. д.). Регулярные сведения о вызове к суду через пристава встречаются часто в памятниках с XIII и XIV вв.61 В последующее время (XV—XVII вв.) указания на эту приставскую функцию имеются в таком огромном количестве источников, что одно перечисление их заняло бы несколько страниц62. Вызов к суду совершался по Русской Правде истцом путем «заклича» на торгу63. Во времена Псковской Судной Грамоты, в которой записаны лучше всего обычаи существовавшие не только в Пскове, но частью и во многих других местах России, истец вызывал вместе с приставом (княжим человеком или подвойским) на погосте около церкви, куда должен был придти ответчик для выслушания позыв- ницы64. Только, если это окажется невозможным, отправлялись на двор ответчика или обвиняемого65. В Новгороде позывали в городе или селе дворянином или подвойским или биричем или позовником66. — В Московском государстве первоначально истец также ходил на вызов вместе о приставом67; но к середине XVI и XVII в., а в уголовных делах и раньше пристав ездит уже без истца68. Вызов должен был производиться в городе или стане I на площади, где были присутственные приказные места и торг69. Если же там («в городе») вызываемого не заставали, должно было идти на его двор; если же и там не застанут, можно было ехать в его вотчину или поместье70.
  • § 3. Приставная. В обеспечение правильности вызова пристав должен был иметь с собою документ, заверенный официальными властями. При вызове в «суд» (состязательный процесс) наиболее распространенным видом таких документов была приставная память. Обязанность иметь приставную для вызова формулирована во многих источниках: приставу «по ищей и по ответчиков ездити со царевою грамотою с приставною»; «ездити неделыцик ом и на поруку давати с приставными»71; наоборот, запрещалось вызывать и на поруку давать к суду «без моей (царевой) приставные грамоты»72. Впрочем, в момент вызыва преимущественное юридическое значение имело появление пристава и его действия (словесный вызов и вычитывание приставной), а не самая «память». Она была именно «памятью приставу» в большей степени, чем самодовлеющим юридическим документом. Этим она отличалась от «зазывной грамоты», которая одна имела юридическое значение, а истец или пристав были только механическими передатчиками. Приставная, написанная в более древнее время самим истцом или частным писцом, позднее площадным подьячим, должна была быть, «за руками» истца, подана в Приказ, где к ней прикладывал печать печатник (боярин), подписывал дьяк и записывал в книгу приказный подьячий73; при этом обязательно присутствовал пристав; затем приставная передавалась последнему для производства вызова74. В приставной прописывалось содержание и цена иска, документы, на коих иск основан75, и предписание приставу, какие именно действия произвести для вызова. Вот образцы (сокращенные) таких приставных: 1) по земельным делам: «Память приставу. Дати ему на поруку К. Кузьмина по челобитью игумена Арсенья во владенье монастырском вотчины пустоши... за 10 лет... во 150 рублех. На приставной памяти припись дьяка А. Т. 153 (1647 г.) Генваря 29 дан пристав»76; 2) по обязательственным делам: «Память приставу. Дати ему на поруки стрельца С. Кондратьева от старца Ефрема, по кабале в 4 рублех77»; 3) по уголовным делам: «Память приставу. Дати ему на поруку А. Маслова во убитой голове И. Бобырыкова да в животах и статках, во 30 р., по челобитью М. Боборыкова, стать у суда...»78. Во время судебного разбирательства приставная память имела преимущественно то юридическое значение, что по ней проверялась правильность иска: содержание приставной должно было соответствовать содержанию исковой челобитной и поручной записи79.

Зазывная. Московская практика иногда колебалась между способом вызова через приставную память и через зазывную грамоту80. В середине XVII в. для вызова в Москву из городов последняя получает преимущественное распространение81. Способ вызова через зазывную менее строгий, чем через приставную. Вызванный через приставную и не явившийся к суду мог потерять иск вследствие первой неявки82; вызванный через зазывную мог проиграть тяжбу только вследствие неявки по 3-й зазывной грамоте83. Из Москвы в уездный город зазывную грамоту вез или истец или пристав к воеводе; юридический момент заключался в грамоте, а не в ее передатчике и действии передачи. Но дальше воевода вызывал уже через свои исполнительные органы, как это делалось при существовании приставной или наказной памяти. Например, в сохранившемся образце зазывной грамоты написано: «...воеводе М. В. Юшкову... Как к тебе ся наша грамота придет, ты б А. Порецкого велел сыскать, а сыскав дать на поруку с записью, а за поруками учинил ему срок стать к ответу на Москве в Розряде»84.

Наказ приставу. Если требовался при вызове привод ответчика или обвиняемого, то приставу вместо приставной или зазывной выдавался «наказ приставу», в котором более подробно описывались действия, предписанные приставу86. Например в 1642 г. велено было, по наказной памяти, неделыцику ехать в Вологодский уезд, в вотчину Ив. Новосильцева, не доезжая до места назначения версты за 3, приказано тому неделыцику взять с собою в понятые тутошних окольных людей, да с теми понятыми, приехав в указанную вотчину, дать на поруку с записью Ив. Новосильцева и нескольких его людей и крестьян, за поруками привезти их с собою вместе к Москве, а на Москве с ними явиться в Московский Судный Приказ и подать там свой доезд и поручную запись по приведенных.

Запись. При вызове и приводе к суду или к «розыску» («сыску») по уголовному делу, документ, выдававшийся приставу, именовался иногда «записью»: «В лихих делах, в татбах и разбоех ездят неделыцики с записми и на поруку дают бессрочно»86.

§ 4. Порука к суду. Другим способом обеспечения правильности вызова была отдача приставом на поруку (нескольким «порутчикам», т. е. поручителям) ответчика или обвиняемого в явке и «статье» к суду. Порука к суду была одним из древнейших московских установлений права. Она упоминается уже в древнейших жалованных и уставных грамотах, закрепляется Судебниками и остается еще в полной силе в Уложении87. Интересные сведения о ней имеются в правых и судных грамотах88. Порука к суду или к отдельным стадиям процесса — древнее участия в ней пристава. По Русской Правде (ак. 13) «поручника» (поручителя) приводит к истцу сам ответчик; никакие исполнительные органы в даче на поруку не принимают участия. По договорам с «немцами» на поруку к суду дает уже, видимо, детский89; по Уставной

Двинской грамоте 1397 г. — дворянин (ст. 8). В последующих источниках об этом говорится совершенно ясно, В грамотах XV в. приставу предписывается: «Давай тех на поруку да ставь передо мной» (великим князем)90. Большею частию пристав давал на поруки тогда, когда он передавал только вызов91; но иногда дача на поруки практиковалась и в том случае, если вызов дополнялся приставским задержанием и приводом92. На поруку пристава давали в ставке к суду, равным образом: 1) по гражданским искам93; 2) по уголовным делам94. Поручитель, которому пристав давал кого-либо на поруку, обеспечивал истца следующего рода ответственностью. По выводам Капустина, основанным на многих памятниках, «Поручитель принимает на себя: 1-е, исполнение обязательства в случае неисправности главного обязанного лица; 2-е, вознаграждение убытков, происходящих от неисполнения обязательства; 3-е, способствовать исполнению обязательства со стороны главного обязанного лица; 4-е, платить известную пеню; 5-е, нести наказание личное»95. Для приведения в действие этой ответственности требовались разные приставские действия, как-то: вызов и привод поручителей, правеж на них и т. д.

Обеспечение правильности дачи приставом на поруку состояло в следующем: 1-е, составление поручной записи96; 2-е, присутствие при даче на поруку послухов и понятых; 3-е, подписи на поручной ручае- мого, поручителей и свидетелей; 4-е, явка поручной государственной власти, помета дьяка и запись ее в книгу97. Вот образец одной из таких поручных записей: «Се яз... да яз... (порутчики) поручилися есми, по... Цареве... грамоте из Володимерского Судного Приказу и по приказу воеводы И. Е. Челюсткина, пушкарю Ф. Калитину... по крестья- нех (ответчиках)... в том: ставитьца им, за нашею порукою, на Углече, в съезжей избе, перед воеводою И. Е. Челюсткиным, в иску Б. Островского да... в свозном хлебе... — А на то послуси... А поручную запись писал Углецкой площади подъячей С. М., лета 7179—1671 Дек. 23»98.

Порука во время и после суда. В течение судебного разбирательства дача на поруку приставом несколько раз возобновлялась: отданные на поруку должны были у пристава перепоручиться»99. Когда ответчик или обвиняемый являлись к суду, пристав должен был опять дать их «на поруку с суда» или «на по-всядневную ставочную поруку» в том, что им по вся дни, пока длится судебное разбирательство, являться к суду и не съезжать из места суда в иные местности100. На поруку с суда пристава давали также истцов101. Подобную поручную запись пристав должен был раздобыть в течение трех дней после явки или привода к суду тех, к кому он приставлен102. Давали, равным образом, на поруку в статье у поля — поединка103. Кто-либо ходящий «во приставех» давал также на поруку в статье на очную ставку. Вот пример: «Се яз... да яз... поручилися есме по строителе иеромонахе Иакове... приказным слугам... в том, что взяли мы его себе на поруки с очной ставки.., и до вер- шенья той очной ставки ему строителю.., за нашею порукою ставитца... на всяк день, перед... —Лета 7202—1694 Нояб. 10»104.

Если суд посылал пристава для добывания судебных доказательств, например вызова свидетелей, пристав, раньше чем идти или ехать за ними, давал своих подпоручных еще раз на поруку в том, что они могут заплатить ему хоженое или езд за добывание означенных доказательств105. После суда проигравших тяжбу ответчиков давали на поруки в том, что им подчиниться судебному решению, например уплатить причитающийся с них долг106, или ставиться перед съезжею избою на правеже107. На чистую поруку пристава давали лиц, подозреваемых в лихих делах, но не могущих быть осужденными за недостаточностью улик; а также — лихих людей, отбывших наказание (телесное или иное), в том, что им «за поруками (порутчиков) не красть и не воровать и никаким воровством не промышлять»108.

§ 5. Понятые. Третьим способом обеспечения правильности и успешности вызова к суду было привлечение приставом сторонних людей, добрых мужей, понятых для присутствия при исполнении им означенных функций. Понятые привлекались с двоякою целью: а) с одной стороны, аналогично послухам частных актов, для засвидетельствования правильности и действительности производящегося приставом вызова и дачи на поруку к суду, в качестве гарантии против возможной с его стороны поноровки истцу или вызываемому; б) с другой стороны, для помощи в случае сопротивления вызываемого. В последнем случае, когда вызов к суду мог перейти в арест и привод, присутствие понятых было особенно необходимым для усиления правовой гарантии и одновременно физической помощи. Приведу доказательства присутствия понятых при каждом из означенных приставских действий: 1) по закону, особенно в случае попытки ответчика уклониться от вызова, пристав должен был при понятых вычитать ему приставную память и предложить явиться к суду109; по губным наказам, губные целовальники должны были передавать иногубным старостам грамоты об «оговорных людях» при 3—4-х сторонних людях110; 2) в наказных памятях приставам о даче на поруку говорится: «Память недель- щику... взять (ему неделыцику) с собою в понятые тутошних окольных людей, попов, дьяконов, старост, целовальников и крестьян, сколько человек пригоже, да с теми понятыми... того И. Н. ...дать на поруку с записью...»111. В жалованных грамотах предписывается наместничим неделыцикам по волости самим не ездить, а без старосты и без лучших людей на поруки не давати112. По духовным законам, «для крепости и береженья земского», недельщики обязаны были давать на поруку перед земскими старостами и пред десятскими, «а без земских старост и без десятских на поруку не давать»113. По Уложению царя Алексея Михайловича также указано приставу давать ответчиков по приставной памяти на поруки о явке к суду при понятых114; 3) В наказных памятях приставам о задержании говорится: «Ехать ему приставу в Ш-скую волость, а приехав, взять с собою в понятые... кого пригоже,... и при тех понятых дать его на поруки с записью, и за поруками привести его с собою вместе115. В некоторых наказах доводчикам вообще предписывается «имать», т. е. задерживать с понятыми людьми116; 4) по церковным законам, «для крепости и береженья земского» старосты и десятские должны были также присутствовать, когда при вызове к суду после... «наметывания — неделыциком сроков, писались «срочные»117.

Понятые (добрые, лучшие люди, сторонние, окольные и т. д.) вызывались также приставом для присутствия при многих последующих судебно-приставских действиях: 1) осмотре убитой головы и ранений118; 2) выемке поличного119; задержании животины, учинившей потраву120; 3) досмотре земли121; 4) обыске и писании обыскных списков122; 5) для участия в поединке («поле») с целью подтверждения своих показаний123; 6) для присутствия при отказе или иного рода передаче земли по судебному или правительственному постановлению124. Понятые подписывались под «доездом», «доездною памятью» пристава об учинении им одного из действий, при которых обязательно присутствие понятых125. На суде понятые должны были подтверждать правильность действий пристава126.

  • § 6. Сроки. Одной из важнейших функций пристава, специально присвоенных его компетенции, было наметывание (назначение) сроков127. Это одно из древнейших и постоянных приставских действий, о которых сотни раз упоминается в источниках128. Сроки пристав должен был назначать в гражданских делах (и часто уголовных, разбиравшихся исковым порядком) при деятельном соучастии сторон; но, чем важнее уголовное преступление, тем роль пристава в этом деле все более преобладает над самодеятельностью сторон129. Срок наметывался приставом одновременно с вызовом к суду. Позднее, по ходатайству сторон, пристав мог отсрочивать130. Во время течения судоговорения, по поручению судьи, пристав мог назначать сторонам новые сроки. Так, по свидетельству одной из правых грамот: судья удельного князя «велел приставу Петеле таков срок старцю (ответчику) дать, какова просит; и пристав Петеля по слову (судьи) таков срок обема истцем учинил стать им перед (судьею) на Николин день»131. Пристав же чинит сроки к последующим судебным действиям: назначает «полыцикам» срок стать «к полю»132; определяет, когда тяжущиеся должны «грамоты положить» перед судьею или представить ему «жалобницу и крепость»133. Выбор сроков для пристава, судьи и сторон не был свободен: 1) по жалованным грамотам, каждому льготнику были назначены особые, очень редкие сроки возможного вызова его к суду (от одного до трех раз в год)134; 2) лицам разных сословий были назначены разные сроки с таким рассчетом, чтобы они не препятствовали каждому в исполнении им своих сословных обязанностей и прав135. При наметывании срока писалась «срочная запись», при отсрочивании «отсрочная»136. Например, в отрывке из судного дела 1684 г.137 заключается 4 отдельных акта, склеенных вместе: 1) приставная память, 2) поручная запись, 3) две срочных. Первая срочная гласит: «192—1684 августа 30, подьячий П. Деревнин (ответчик) сказал, что стать мне к суду в иску П. Тургенева, буде за В. Государем в поход не поеду, сентября 3 числа 193—1684 года». Во второй срочной написано: «192—1684 Августа 30 П. Тургенев сказал, что стать ему к суду того же числа 193—1684 Сентября 3». Но иногда отдельной срочной не писали, а срок проставлялся в поручной записи138. В случае необходимости отсрочить время явки сторон к суду, пристав должен был озаботиться составлением «отсрочной грамоты». Приведу пример одной такой «отсрочной» XV или XVI в.: «Сей срок отписал пристав в. князя Чюбаров посель-скому Якушу со становгциком Якушем (и др.)... Ищет Якуш по-сельский на Якуше (и др.) того, что де они со своими товарищами насильно покосили у него пожню в нарушение правой грамоты. Стать им перед в. князем на Ильин день, а кто не станет, тот без суда виноват; а что им был срок, тот им срок не в срок; а по старым срочным грамотам бессудной грамоты не взять ни одному ни на одного. А Якуш срок отписал и срочную свою сам взял, и (другой) Якуш (с товарищи) свою срочную (также) сами взяли»139. В обеспечение правильности течения сроков, срочные хранились у дьяков: «Срочные дьяком дер- жати у собя, за своею печатью (т. е. в закрытом пакете, опечатанном наглухо дьячьею печатью); а у подьячих дьяком срочных не держати; а которой дьяк учнет срочные держати у подьячих, и у чьего подьячего ищея или ответчик с приставом выймет срочную подписану до сроку, а не за диячею печатью: и на том дияке тот иск, что в срочной написан, доправити» (с приставом)140. Как заведывавший сроками, пристав на суде свидетельствовал, какой срок был дан, какой срок исполнен, какой не исполнен сторонами. Например, один судья высшей инстанции на суде спрашивал своего пристава: «Таков ли еси срок учинил (ответчику с истцом), каков мне (судья низшей инстанции) сказывал; И (пристав) тако рек: таков, господине, яз тому (истцу) с ответчиком срок учинил, каков тебе (судья) сказывал; и тот господине (истец) на срок перед (судьею) стал искать, а (ответчик) не стал141. Об этом в суде была записываема «сказка неделыцикова», т. е. его показание, официальное свидетельствование142. Свидетельство пристава сверялось с записями судей и судных мужей. Например, один неделыцик (С. Грабленой) свидетельствовал, будто на срок «у поля» стали и истец и ответчики; однако, «в тиунской да в целовальницкой записи» было написано иное: «ищея на срок у поля стал, а (ответчики) на срок у поля не стали»; когда неправильность показаний неделыцика обнаружилась, то судья велел другому приставу на нем доправить 1/2 иска143. Так как от исполнения или неисполнения сторонами сроков зависел выигрыш или проигрыш ими тяжбы, то и судебное решение не могло быть вынесено без сказки неделыциковой о сроках. Особенно важно было его участие в даче «бессудной грамоты», т. е. решения об отказе в иске без суда на основании пропуска сроков144.
  • § 7. Береженье; пристав как защитник, сберегатель. Обеспечение правильности вызова и последующих действий пристава заключалось еще в следующем. Пристав не был только грозным воплощением принудительной власти и силы, направленной против ответчика. Одновременно он был официальным защитником, сберегателем истца или ответчика, он, по выражению древних грамот, «бережет в суде своего»145. Бесконечное количество раз повторяющаяся в актах формула «дать пристава» истцу не исчерпывала своего содержания посылкой его для вызова ответчика к суду. «Дать пристава» значило также дать истцу защитника, блюстителя и сберегателя его прав и интересов на все время судебного разбирательства. Но пристав был не только сберегателем прав истца, но и ответчика. При «смесном суде», когда бывает 2 пристава: один от судьи истца, а другой от судьи ответчика, пристав истца бережет своего, пристав ответчика оберегает своего подзащитного. И это тем легче, что судит обыкновенно и посылает основного пристава судья ответчика146. Так, по Судебнику, истец берет сторожа у своего судьи и идет просить пристава на ответчика у судьи последнего (Суд. II, 30). По жалованным грамотам монастырям, ищущий на монастырских людях «просит пристава у игумена с братьею, и судит их игумен..; а наместничь пристав или волостелин у кого под судом истец, туто ж с ними судит и бережет в суде своего»147. «Данный пристав» в особенности является защитником, сберегателем пожалованной привилегиями вотчины. Он оберегает в ней от посторонних захватчиков ее леса, рыбные ловли, дороги, не впускает незваных на пиры и ослушников ставит перед судьею. В исковых делах данный пристав ездит «от них» (жителей вотчины), чтобы привлечь к суду ее обидчиков, и «по них» (жителей вотчины), чтобы иной посторонний пристав не учинил бы им больших притеснений148.
  • § 8. Затруднения в вызове. При вызове приставу приходилось иногда преодолевать большие затруднения. В XIV—XVI вв. полуфеодальные бояре — вотчинники имели собственные войсковые отряды и грады — крепости или укрепленные усадьбы, собственную организацию приставов и толпы холопов и крестьян, готовых им помогать. Вызвать такого владетеля имел возможность только пристав еще более сильного владетеля, т. е. в. князя.149 Отчасти, тоже относится к епископам и монастырям150. Не легко было вызвать к суду и вотчинников или помещиков XVI—XVII вв., выезжавших на войну «конны, людны и оружны»151, ведших между собою и с другими частные войны при помощи собственных холопов и крестьян152. Порою не давались на поруки и отбивались от пристава и члены черных общин153. Особенно же трудно приходилось с привлечением к суду татей и разбойников, собиравшихся иногда в огромные вооруженные шайки и целые воинственные орды.

Способы преодоления затруднений в вызове употреблялись следующие. 1) В узаконениях имеются специальные наставления, как должен действовать пристав, если ответчик или обвиняемый запрется в своем дворе и от пристава станет отбиваться. Конкретные случаи описываются в судных делах. Порою дело доходило до форменной осады приставами двора непокорного владельца154. 2) В других случаях, не желавшие принять приставского вызова или быть арестованными приставом предпочитали бежать и укрываться. Этот способ более свойствен не владельцам, а беглым холопам и крестьянам155 и шайкам татей и разбойников156. В таких случаях приставам предписывается идти по «следу», «сыскивать» укрывающихся и устраивать погоню за убегающими. 3) Во всех случаях осады, следа, сыска, погони пристав должен был привлекать к содействию себе разных помощников: других приставов или приставских ездоков, соседей, сторонних, окольных людей, погонных людей, добрых мужей, послухов, понятых и т. д.157 Чем дальше в глубь веков, тем чаще встречается и имеет большее значение такого рода самодеятельность населения и наоборот; однако, еще в XVII в. она продолжает существовать не только как право, но и как обязанность обывателей158. 4) Если это оказывалось недостаточным, то приставу давали в помощь разного рода ратных людей: отставных детей боярских, стрельцов, пушкарей, затинщиков и др. «со всяким ратным огненным боем». Иногда предписывалось, чтобы воеводы «для становых разбойников сами ходили и за ними посылали губных старост и дворян... и всяких людей... со всяким ратным боем». Чем ближе к концу Московского периода, тем больше помощь воинской силы начинает преобладать над помощью частных лиц из населения159. 5) В случае такой коллективной осады или погони, конечно, приходилось порою брать «отбивающихся» с бою160. 6) Если не удавалось сразу настигнуть самого ответчика или обвиняемого, то вместо него вызывали, давали на поруки или «имали» (брали) его «порутчиков» (поручителей), поручившихся за него по формальной поручной записи161. 7) Если таковых не оказывалось, то вызывали или брали лиц отвечавших за уклоняющегося по круговой обычно-правовой поруке, как членов одной с ним организации: членов боярщины, т. е. холопов и крестьян непокорного господина162; членов той же общины и преимущественно ее старост и «лучших людей»163; жителей духовной вотчины, например монастыр- щины и т. д.

§ 9. «Иманье», «взятье» (арест). Задержанию с приставом подвергались преимущественно тати, душегубцы и разбойники: «А которого татя поймают», т. е. задержат, «пошлют которого неделыцика по татей, и ему татей имати»164. Но можно было «имать» также ответчиков по гражданским искам: должников, оскорбителей «боем» или «лаем», беглых крестьян и холопов165. «Иманье» ответчика для пристава часто не было обязательным. Обязательным оно становилось только в некоторых случаях: неимение поруки, неявка в суд, упорное противление приставу и вызову в суд и т. д.166 Иманье татя и других преступников, застигнутых с поличным, постепенно уже очень рано становится обязательным. Самовольный отпуск их считался самосудом: «Самосуд то, кто поймает татя с поличным да отпустит его прочь, наместником и тиуном (его) не явя». За самосуд платили 2 рубля, т. е. 1/2 «вины» (виры), ибо полная вира исчислялась в 4 рубля (=40 гривен); иначе говоря, в Московской Руси за незадержание татя платили пол дикой виры, полувирье167. О действительности ареста древние источники заботятся уже с начала Московского периода. В договорах князей говорится: «А побежат от нас, и тебе их добывати нам без хитрости, а добыв ти их нам выдати»; «холопа, робу, поручника, должника, татя, разбойника, душегубца, порубежника по исправе выдати»168. По Судебникам, если «пошлют которого неделыцика имати татей и разбойников, и ему имати татей и разбойников бесхитростно и не норовити ему. никому; а изымав ему татя и разбойника не отпустити, ни посулов не взяти»169. То же по Уложению170 и поручным записям по неделыцике171.

Об ответственности пристава за упущение арестуемого в Судебниках и Уложении имеются очень строгие постановления172. Из судебных актов видно, что они осуществлялись действительно173. Ответственность эта была двоякая: а) гражданская — правеж на нем убытков; б) уголовная174. Так же, как в погоне, в имании принимали участие понятые175 как свидетели законности юридического действия и одновременно как помощники; равным образом (если было нужно) — другие приставы и их помощники, соседи, чужие сторонние, окольные, погонные люди, ратные люди и т. д. За неиманье преступников и злостных ответчиков устанавливалась также ответственность многих общин, органов и лиц. Уже со времен Русской Правды «вервь», которая не искала «головника» должна была платить «дикую виру»176. Такая же ответственность общин сохранилась и позднее, по жалованным и уставным грамотам Московского государства177: если «учинится у них в городе, в коем стану или в коей волости душегубство, а не доищутся душегубца, ино вины (т. е. виры) 4 рубли (т. е. 40 гривен, как по Русской Правде) заплатят». Ответственность возлагалась и на соседей, погонных мужей, которые не захотели бы гнать за преступниками178. При задержании принимался ряд мер, мешавших задерживаемому «не даться» приставу: последний давал его еще раз на поруку179, налагал на него руку180, связывал его (преимущественно в более древнее время)181, заковывал в «железа» преимущественно в более позднее время182. Если ответчик или обвиняемый подлежал юрисдикции высшей инстанции, то его пристав должен был перевезти в Москву183. О своих действиях пристав подавал начальству письменный отчет, который назывался доездом184.

О гарантиях личности задержанного от несправедливого ареста у нас сказано выше сего и в иных местах сего сочинения185. Наиболее важными были: 1) обязательность наказной памяти; 2) правило: «через поруку не ковати»; 3) участие понятых; 4) явка органам общины; 5) опрос повального обыска; 6) право челобитья; 7) надзор судей и приказных.

  • § 10. Содержание за-приставом. Задержанный числился за-приставы, т. е. в предварительном заключении, под надзором и на ответственности пристава. Содержание за-приставом очень древнее установление. О нем упоминается во многих источниках от дополнений к Русской Правде (Кар. 135), договоров князей и уставных грамот до Уложения 1649 г. и Новоуказных статей186. Арестованный мог содержаться за-приставы в следующих местах187. 1) на собственном дворе ответчика или обвиняемого (домашний арест)188; 2) почетных поднадзорных помещали в привилегированное заключение в полате какого-либо дворца или во дворах князей и крупных бояр189; 3) наиболее частым местом содержания за-приставом был двор или изба самого пристава; в судебных актах сохранились описания такого рода помещений; здесь жил сам пристав, тут же его жена вела свое незатейливое хозяйство, здесь же сидел задержанный за-приставом «в железах» и принимал приходивших к нему посетителей190; в зависимости от ранга заключенного него пристава такие дворы были получше или похуже, ибо пристав был, «смотря по человеку»; 4) часто заключенного помещали за-приставы или за-сторожи при здании того правительственного места, которому он был подсуден: на Казенном дворе191, при одном из центральных Приказов192 или в городах при приказной избе, съезжей избе, губной избе и т. д.193; «за-решеткой» или в погребе под палатой194, в «задней палате»195; 5) иногда заключали за-приставы в военных укреплениях: в «стрельнице» (башне), в тыне и т. д.196; или в военных помещениях как-то в стрелецкой караульной избе197; 6) татей и разбойников запирали под ответственность пристава, часто прямо в тюрьму198. Для большей верности, чтобы заключенный за-пристава не сбежал бы, пристав сажал его в колоду (оттого заключенные и назывались «колодниками») или «в железа», иногда на цепь199. Власть долго не считала себя обязанной кормить сидящих за-приставы. В истцовых исках «прокорм» взыскивался с проигравшего иск («виноватого»)200. Неимущим же ответчикам и татям пропитание приносили знакомые и добровольные податели201; если же таковых не хватало, то пристава водили своих заключенных по улицам для получения милостыни202. Лишь в XVII в. сидящим за-приставы «в Его Великого Государя делах» и неимущим стали отпускать прокорм из казны203. Когда требовалось суду добыть доказательства, которые возможно было получить только при помощи заключенного, то пристав сопровождал его в поисках означенных доказательств204. Для обеспечения, что сидящие за-приставы не убегут, постоянно издавались указы об ответственности приставов за побег их заключенных: «А у которого неделыцика сидят тати, и ему татей без докладу на поруку не давати и не опродати ему татя; а который неделыцик без докладу боярского и без диачьего ведома татей подаст на поруку или татя спродаст... и на том неделыцике исцов иск доправити вдвое, да казнити его торговою казнию, да вкинута в тюрму»205. Из судных актов видно, как действительно это предписание строго исполнялось206. Но одновременно издавались также указы, чтобы исполнительные органы не слишком долго задерживали их за-приставы207.
  • § 11. Ставка пред судом. Одной из наиболее точно формулированных правом обязанностей пристава была ставка пред судом. Ставил он пред судом центральным и местным. Ставил независимо от того, разбиралось ли дело состязательным процессом («судом») или «розыском». Также ставил как участников гражданского процесса (истцов и ответчиков)208, так и уголовного (татей, разбойников, «приводных людей»)209. Ставка приставом участников процесса пред судом была началом обряда судебного производства — иска и ответа, обвинения и оправдания — или розыскного разбирательства. Поэтому ставка как часть судебного обряда была необходима как для самих истцов, вчинав- ших гражданский или уголовный иск, так и для ответчиков и обвиняемых, независимо от того, приходили ли они добровольно или пристав приводил их силою. После этой начальной ставки ставка приставом участников процесса несколько раз повторялась в дальнейших стадиях развития судебного производства, как об этом сказано ниже210. Обеспечением того, что пристав действительно правильно исполнит свою обязанность ставки служили следующие начала: 1) вышеуказанные сроки ставки, назначенные при вызове к суду; 2) надзор дьяков и подьячих, у которых хранились срочные, обязанных следить за ставкой приставом кого следует в срок211; 3) надзор судных мужей212; 4) сильная ответственность пристава, рисковавшего за волокиту подпасть под страшный правеж и ужасные уголовные кары213. — Если на суде возникало сомнение, стал или не стал в срок истец и ответчик, то судьи спрашивали у пристава, и он давал показания как официальный свидетель: «А не станет ищея или ответчик на срок, а доводчик на него запись поручную положит, и того, который не стал по доводчику слову обвинити»214. Отдельное место занимает ставка к особого рода судам. Если бы стороны захотели решить между собою спор путем судебного пари, соединенного с закладом (такой вид процесса назывался «задава- ньем» в Московском праве или «выдачкой» в литовско-русском), то приставу (детскому, неделыцику) принадлежали здесь, видимо, следующие функции: 1) ставка тяжущихся пред судом; 2) хранение за-приставом заложенной суду вещи215. Если тяжущиеся обратились бы к третейскому суду, то ставки с приставом обычно не должно было происходить. Но, когда тяжущиеся были недовольны постановлением третейского суда, тогда пристав ставил пред государственным судом истца, ответчика и третейских судей216.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >