Исполнение судебных решений по уголовным делам

Исполнение приставом судебных решений по уголовным делам состояло в следующем: 1) передача палачу для наказания312; 2) отвод в тюрьму313; отвоз в ссылку314; иногда надзор за сторожами тюрем315 и ссыльных мест316; 3) выбитие из волости вон317; 4) выдача головою истцу318; 5) «разграбление» или конфискация всего имущества319; 6) дача на чистую поруку320.

Охрана имущества

§ 1. Закрепление прав на вещи. В составе компетенции низших органов исполнительной власти, всякого рода приставов, особенно важное место занимали действия по охране прав собственности и владения. Среди них надо различать два рода действий: 1) закрепление и оберегание (сторожение) прав на вещи; 2) восстановление разными способами нарушенных прав на вещи. Среди охраняемых приставом вещей, по их юридическому положению, следует различать вещи: 1) более охраняемые, 2) менее охраняемые. Наиболее охраняемыми были вещи церковные (их оберегали, как нам уже известно, собственные церковные пристава), а также государственные и государевы вещи (их оберегали, как нами подробно уже было описано, разные специальные виды приставов). Но, с точки зрения приставской охраны прав частных, собственности и владения, существеннее другое разделение. По понятиям древнемосковского права, существовала категория особо ценных вещей, аналогичных древнеримскому понятию res mancipi. 1) Для закрепления прав собственности и владения на них и передачи их требовались особые формальности, большею частию с участием пристава; сторожили их часто специальные органы при- ставского характера (например, данные приставы). 2) Собственность и владение на большую часть из них охранялись особо компетентными судами (с судом боярским и с участием сравнительно квалифицированных приставов) или повышенными уголовными санкциями (с пристав- ским приводом и вызовом)321. К числу такого рода вещей относились недвижимые имущества (особенно земли), холопы и лошади (позднее также суда). Охрана других движимых вещей требовала меньше правовых гарантий и менее частого участия в ней приставов. Одним из важнейших актов для закрепления прав на недвижимое имущество было занесение их в писцовые и им подобные книги. Оно производилось специально посланными для того «писцами» или аналогичными им органами при деятельной помощи приставов и их заместителей и помощников322. В совершении разного рода актов на приобретение земли или иного рода недвижимого имущества: купчих, дарственных, жалованных, духовных и т. п. пристава не принимали никакого участия. Я специально изучал купчие грамоты323, но не нашел в них и следа участия пристава. Однако в акте ввода во владение пристав принимал неизменное участие или в качестве помощника или даже главного действующего лица. Ввод во владение органами низшей исполнительной власти совершался во всех случаях, при всех способах перехода собственности или владения. В актах упоминаются например, следующие способы и случаи: пожалование, наследование по закону и завещанию, раздел или отдел «от отца сына», от дяди племянника, «брата от брата», «сестры от сестры», купля, просрочка залога и т. д.324 Ввод во владение приставом необходим был равным образом: как для поместий325, так и для вотчин служилых, духовных и иных. Ввод во владение назывался большею частию «отказом»326; но, в зависимости от способов перехода имущества, встречаются и другие названия: отдел, раздел, передел, развод, разъезд и т. д.327 Совершали отказ в важных случаях подьячие совместно с приставами, в менее важных случаях разного вида «ходящие во приставех» самостоятельно: например, неделыцики, приставы, данные приставы, рассылыцики, городовые и сельские приказчики, разъезчики, стрельцы и др.328 Совершался отказ следующим образом: после явки или справки в Поместном или ином Приказе основного акта о переходе прав на имущество, из Приказа посылалась грамота к местному воеводе с предписанием распорядиться совершить отказ, воевода выдавал какому-либо «ходящему во приставех» наказную память о совершении отказа на месте329. Тот ехал на место нахождения имущества, «переписывал» «села, деревни, починки, пустоши, селища, займища, и в них дворы и во дворах людей по именам, места дворовые, пашни, сено, лес и всякие угодья»; а переписав ту вотчину или поместье, отказывал, кому следует330. После отказа, приставом, совместно со старожильцами и соседями, совершался развод или разъезд, т. е. размежевание от соседних имений: разводили межу «с вымола на пень дубовый, да со пня на елку, да с елки на дуб краковостый да с дуба на дуб же суховерхий, от него на середину болота, из болота в паточину» и т. д. На деревьях и на пнях натесывали грани, на открытых местах ямы копали. В конце грамоты приписывали: «А на разводе были:.. Пристав» такой-то331. Отказ земли и развод межи совершался обязательно в присутствии понятых или соответствующих им лиц332. О произведенных приставами и иными органами действиях по вводу во владение и межеванию тут же составлялся документ, носивший название, соответствовавшее действию. Через некоторое время после отказа новым владельцам выдавали еще ввозные или послушные грамоты333. Обращены они были «от великого князя или царя в такой-то уезд, такой-то стан, такие-то села, деревни, починки... ко всем крестьянам, которые в тех деревнях живут». По существу, они предназначались для обнародования в указанных в грамоте местах. Поэтому следует думать, что они действительно привозились и обнародовались там надлежащими органами или вотчинными приставами334.

Закрепление прав на холопа или раба совершалось посредством записи их в книги у наместника с судом боярским или на таможне и выдачи на них полных, докладных и др. грамот. При этом пристав ставил холопов перед представителями власти. В полных и докладных говорится: «От наместника приходил пристав», «пристав о ними приходил»; в уставных таможенных мы читаем: «Кто купит человека в пол- ницу, и перед наместником поставит, приставу наместничу 2 денги»335. Для закрепления прав на лошадь издавна считалось необходимым ее пятнание. Его производили специальные органы: пятенщики или разного рода пристава. В льготных вотчинах, по жалованным грамотам, пятнание изымалось из ведения государственных приставов и предоставлялось льготчикам, которые могли производить его при помощи своих вотчинных приставов336. Сюда же впоследствии присоединены были разного рода суда: корабли, струги, и т. п.; при приобретении прав на них (собственности и найма) должны были также присутствовать пристава337.

  • § 2. Стороженье недвижимости. Во время владения вотчинами и поместьями их хозяева охраняли их от всякого рода нарушителей прав при помощи своих вотчинных приставов и сторожей. Иногда им в качестве особой привилегии давались «данные пристава» для охраны какого-либо из их прав, особо угрожаемого. Видимо, это происходило оттого, что общая государственная охрана имуществ вне городов в Московской Руси была еще недостаточно сильна и организована. Поэтому тщательная государственная охрана вотчин и поместий пока что могла быть даруема только некоторым льготчикам в качестве привилегии. Только позднее это естественное право охраны государством права владения становится общим достоянием338. Таким способом охранялись у землевладельцев: села, деревни и усадьбы339, сады340, леса341, луга342, рыбные ловли343, хлеба344, пошлые дороги345, бортные ухожья, бобровые гоны и т. д. У крестьян охрана их земель была, конечно, легче и производилась органами местного общинного самоуправления и самими крестьянами346. Об охране промыслов военного и государственного значения говорилось уже выше347. К этому надо прибавить, что особыми приставами охранялись иногда соляные озера и варницы348. Имущество городских жителей, в частности торговых и промышленных людей, охранялось с особой тщательностью объезжими головами, решеточными приказчиками и сторожами349. Торговые склады (гостинные дворы, иноземские торговые дворы, таможни, торги) охранялись, как мы знаем, специальными органами350. Иногда к богатому купцу приставлялся для его охраны особый пристав351. Ценные движимые вещи охранялись во время их перевозки специально командированными приставами352. Особые охранительные пристава приставлялись к кораблям и иным судам. Особенно об этом заботились на Волге, известной своими разбоями и большим количеством удалой вольницы353.
  • § 3. Судебная охрана имуществ. В случае нарушения прав на вещи, гражданского или уголовного, и возникновения судебного процесса о нем, пристав производил действия, часть которых уже обследована нами выше сего в главах о судебной компетенции пристава. Кроме вышеизложенных судебно-вспомогательных действий по делам о восстановлении прав на вещи, пристав осуществлял еще следующие функции354.
  • § 4. Поличное и его выемка. Приставам очень часто издавна355 поручалось делать выемку поличного. В памятниках постоянно встречаются выражения: «Дати пристава на поличное»356, «вынуть поличное с приставом»357. Предписывается законом «просити», «бити челом о приставе», «взяти пристава на поличное»358. Если бы кто вынул поличное без пристава (это не запрещалось), тогда являлось подозрение, что вынувший «ополичнил сильно» (т. е. насильно) предполагаемого преступника. Требовалось доказать обратное359. Впрочем, в более древний период (XIV — начало XVI в.) поличное чаще всего ищет истец, пристав только сопровождает его и помогает. В некоторых правых грамотах весьма подробно описывается, как это происходило360. В XVII в. пристав уже начинает вытеснять истцов в этом деле361. Выемка поличного приставом производилась, чтобы охранить права на вещи пострадавших от следующих преступлений: мошенничества (например, подделки документов), татьбы, грабежа, разбоя; похищения, сопровождаемого убийством; побега холопов, потравы и т. д.362 Вынимать с приставом в качестве поличного (в широком смысле) можно было следующие предметы (вещи в широком смысле): бежавшего или увезенного холопа363, лошадь или животину (украденную или произведшую потраву)364, похищенную вещь (это поличное по преимуществу)365, поддельные документы или документы и приказные книги, свидетельствующие о преступлении366, и т. д. Таким образом, поличным, вынимаемым с приставом, могли быть как сама похищенная или бежавшая вещь367 (это поличное по преимуществу), так и следы совершенного или подготовлявшегося преступления368. Чтобы обеспечить правильность выемки поличного приставом, необходимо было соблюдать следующие условия: 1) человек, у которого была украдена или взята разбоем вещь, должен был являть властям и окольным людям о происшедшей краже или отнятии; вещь, хотя и действительно украденная или похищенная, но о пропаже коей не явлено было, не могла быть поличным в полном смысле369; необходимо было также подавать «челобитье о приставе на поличное»370. 2) Поличным всегда считалась вещь, захваченная (с приставом или без пристава) на самом месте преступления371. Если же кто потом опознает372 (сведает, поимается) на торгу, в каком-либо доме, или в ином месте свою вещь в чужих руках, то ее можно было вынуть у незаконного обладателя, но поличным она (согласно древнему обычаю) считалась лишь в определенных случаях. Так, в Белозерской Уставной грамоте и других источниках говорится: «А поличное то, что выимут из клети из-за замка; а найдут что в дворе, или в пустой хоромине, а не за замком, ино то не поличное». Существовало это правило во избежание подметов. Еще по Уложению оно сохранялось373. 3) Обязательно было участие понятых: «Если кто у кого в дому сведает поличное, и похочет то поличное выняти, и ему на то поличное взяти из Приказу пристава, а приставу взяти с собою понятых сторонних людей добрых, кому мочно верити, и поличное выняти с теми людьми.., и то поличное выняв отвести в Приказ с теми людьми, при ком то поличное вымет..; а без понятых приставу поличного не вынимати»374. 4) Необходимо было соблюдать и другие условия, о которых уже сказано выше сего375. При выемке поличного или после выемки могли возникнуть для истца, судей и пристава различные препятствия: подозреваемый мог не пускать истцов и приставов во двор, скрывать вещи, не давать искать поличное («клети и иных хором отомкнута не даст»), не давать вынуть поличного; вынутое поличное отнимать обратно и отбивать; если бы поличное все-таки удалось вынуть, обвиняемый мог доказывать, что его «ополичнили сильно»376. Если бы было доказано, что кто-либо в дому препятствовал выемке настоящего поличного, или то поличное и татя у пристава и понятых отбивал, тогда следовало новое приставское действие — правеж убытков потерпевшего на виновных и выдача их органам наказания377. Если выемка поличного была произведена правильно, с приставом и с понятыми, то она влекла за собою два тяжелых последствия для обвиняемых: 1) поличное было отягчающим вину обстоятельством378; 2) иногда «по поличному» можно было пытать379.
  • § 5. Досмотр земли. Пристав при ком-нибудь из своего меньшего начальства (подьячем, целовальнике и т. п.) производил досмотр земли и всяких угодий на месте. Приехав на место, взяв с собою понятых, досматривали: какого рода недвижимость, качество земли и угодий, ее количество и межи, общую картину произведенных кем-либо разрушений; расспрашивали, кто землею владеет и есть ли какие письменные крепости, кто и почему произвел правонарушение. Дела (судебные и административные), по которым производился подобный досмотр, были следующие: 1) нарушение владения недвижимостью; 2) нарушение чужой межи; 3) самовольный покос или потрава на чужих лугах; 4) спор о пожаловании кому-либо новой вотчины или поместья380.
  • § 6. Объекты права за-приставом. Пока продолжался процесс о вещи, она числилась за-приставом. В памятниках иногда говорится о земле за-приставом. Наиболее ясные выражения имеются в Судебниках: «А которые земли за-приставом в суде, и те земли досужи- вати»381. Также упоминается об этом в некоторых грамотах: например, в одной из них говорится, что у стряпчего одного из монастырей
  • (Николо-Вяжицкого) «приставство и челобитье было на Михайлово (Тыркова) владенье о отхожих землях»382. Это означает, очевидно, что земля находилась под запрещением: пристав должен был следить, чтобы до окончания суда она не была бы ни продана держателем ее, ни подарена, ни заложена, вообще не была бы каким-либо образом отчуждена. Осуществлялось держание земли за приставом одним из следующих способов: 1) чаще всего держатель спорной земли давался приставом на поруку в том, что ему ставиться перед судьей «по вся дни и с Москвы не съехать до вершенья суднова дела»; поручители по поручной записи отвечали, кроме того, перед приставом и судьею за целость имущества, обеспечивающего истцов иск: «И на нас на порутчиках истцов иск по челобитью»383. 2) Иногда, видимо, если бы не было поруки, земля отдавалась в непосредственное управление приставу; тогда она оказывалась не только юридически (как в предыдущем случае), но и фактически за-приставом или «в приставстве»; о возможности подобных случаев можно судить по аналогии; на основании многих грамот, известно, что, когда территория была спорной между двумя государствами (была ли она вновь завоевана или находилась в прифронтовой полосе), тогда все села, деревни и усадьбы этой местности раздавались «в приставство» служилым ратным людям; они обязаны были оберегать до окончания военных действий все земли, постройки, запасы и прочие «животы»384. 3) Если бы обладатели недвижимого имущества оказались бы лихованными людьми, тогда пристав должен был их дворы «запечатать» и «приказать беречь тутошним и сторонним людям с поруками, докуды дело вершится»385. Бывало, что запристава отдавали и спорные движимые вещи, например: бродивших по дорогам неизвестных лошадей; лошадей беглых крестьян с саньми и «с крестьянскими животы»; «животину», задержанную за потраву; временно опечатанный хлеб стоячий и молоченный, и другие предметы386. Могло находиться на хранении у пристава и поличное, вынутое у беглых, татей и разбойников387. Если было возможно, пристав отдавал поличное на хранение понятым. В обоих случаях его запечатывали в узел, впредь до судебного разбирательства388.
  • § 7. Доставление вещей и документов суду. Во время суда спорную вещь пристав приносил и клал перед судом. Например в 1555 г. истцы (залогодатели) Лизуновы, желавшие выкупить свое заложенное платье, которое ответчики (залогоприниматели) Сабуровы им не хотели вернуть, били челом суду: «И вы б (судьи) Пятому (Лизунову) на Домну (Сабурову) и на сына ее дали пристава и велели их поставити перед собою и то платье положити, да... вы б их судили»389. Пристав приносил в суд в качестве доказательств или материала для судебного разбирательства, разные документы, могущие по ходу дела оказаться в его руках: приставные, поручные, срочные, отсрочные, «третейский приговор с судного дела», судный список прежнего суда, обыскной список, грамоты наместников, воевод, писцов и других органов390. Купчие, кабалы и другие документы тяжущиеся приносили в суд сами. Роль пристава заключалась лишь в том, чтобы: 1) понудить истцов и ответчиков стать пред судом вместе с документами; 2) вызывать свидетелей необходимых для их проверки.
  • § 8. Взятье и передача недвижимости. В ведение пристава входило взыскание, взятье, изъятие, изымание недвижимости и движимости из владения одного лица (признаваемого неправым) и передача ее другому (признаваемому правым). Сюда прежде всего относится взятье и передача недвижимых вещей. Владение ими не могло переходить от одного лица к другому «без пристава»391. Если бы кто отнял у другого свою собственную землю (или ту, которую он почитал собственной) сам, без пристава, то это действие считалось бы незаконным. Так, однажды один из истцов жаловался судье на другого: «Да ту, государь, деревню у меня... (они) отняли силно, без суда да и без пристава, да моих, государь, хрестиан из тое деревни вон выметали, да туто... посажали,., иных хрестиан, да... поставили пять дворов». Противная сторона доказывала, будто она столь незаконного поступка не совершала. О формах законной передачи земли при содействии пристава мы уже говорили по поводу вопроса о вводе во владение. Изъятие приставом недвижимости из чьего-либо незаконного владения и пользования могло совершаться в следующих случаях: 1) когда и без суда была ясна незаконность захвата ее каким-либо лицом: тогда собственник вотчины или иного недвижимого имущества жаловался начальным людям, прося их «дати пристава, а велеть (захватчика) выслати вон»392. 2) Когда судебным решением по иску о собственности или владении было постановлено передать недвижимость из владения незаконного владельца во владение законного. Так, например, по одной правой грамоте судья велел недельщику, взяв село и деревню у их фактического насильного владельца, передать их другому лицу393; по другому судебному делу, неделыцик послан отказать спорную пустошь стороне выигравшей иск394; из смысла статей Судебников о землях за-приставом, совершенно ясно, что по окончании процесса такие земли передавались приставом стороне, выигравшей дело. 3) Если бы должники по искам присуждены были бы к уплате долгов, между тем, другие способы взыскания не помогли бы, тогда (как подробнее скажем ниже) предписывалось (в конце Московского периода) органам исполнительной власти, выборным и сторонним людям недвижимости должников описывать, оценивать и продавать395 . 4) Тоже самое в XVI—XVII вв. происходило с дворами, подворьями и иными недвижимостями людей, уличенных в уголовных преступлениях396; например, в правой грамоте 1535 г. записано: «У них же (ответчиков) живут лихие люди: Ивашко... каж- нен, да Кирилко... выпущен ис тюрмы;.. а подворья их ценили ж и продавали кн. В. Горчак, да неделыцик Гр. Фомин...».
  • § 9. Правеж. Изъятие, взятье, выемка движимых вещей приставами из власти, обладания разных лиц имело более разнообразные формы и производилось очень часто. Должники имели право «долги пла- тити... без пристава». Но, если они этого не делали», тогда истцы били на них челом, чтобы «им на них дали пристава, а велели их поставите» перед судьями397. После судебного постановления взыскание с проигравших дело или осужденных производил уже обязательно пристав или его заместитель. Однако, все же, если они добровольно подчинялись судебному приговору, пристав мог взыскивать без особых мер понуждения и потом передать взысканное выигравшему процесс398. Такое же простое приставское взыскание могло быть произведено и «без суда» в делах особо ясных, при неявке одной из сторон на суд и в других случаях399. На основании примеров, приводимых во множестве юридических актов, следует думать, что часто в них встречающееся выражение «правити», «доправити» не обязательно означает взыскание путем «правежа»; если бы проигравший иск или обвиненный, испугавшись возможности правежа или по иным мотивам, добровольно подчинился бы приставу и передал бы ему в руки взыскиваемые с него деньги или вещи, то тем бы «доправ-ливание» и кончилооь400. В случае же упорного или преступного нарушения прав собственности и владения, пристава должны были прибегать к гораздо более сильным способам взыскания, из которых наиболее типичными для компетенции их были: правеж, держание за-приставом и выдача головою. По общему правилу, приставам поручалось «править», «доправливать» или взыскивать «правежем» деньги или иную вещь с ответчиков, проигравших процесс, осужденных преступников или с иных лиц, почему- либо обязанных их отдать401. Существование в Московском праве правежа объясняется недостаточно развитым в нем различием между уголовным и гражданским правом и процессом, в частности, между гражданским взысканием и наказанием. Поэтому-то как нарушение прав на вещь путем преступления, так и упорное нарушение гражданского права со стороны какого-либо лица, вело к гражданскому взысканию, включающему в себя большие элементы наказания, т. е. к правежу402. Кроме того, по древнему праву, долго сохранявшемуся в Московской Руси, взыскание обращалось прежде всего на лицо должника403 и только косвенно на его имущество. Правеж состоял в том, что пристав ежедневно бил прутьями перед приказом того, на кого ему была выдана «правежная память»404. Править можно было при помощи пристава следующие предметы: деньги405, хлеб406, всякие движимые вещи407. Править, взыскивать правежем, можно было в следующих случаях, за следующие правонарушения и убытки: 1) убытки за душегубство, разбой и татьбу и самые присвоенные вещи408; 2) долги (в деньгах и вещах) по разным гражданским обязательствам, например заемной кабале, закладной, духовной грамоте и др.409; 3) гражданские убытки, «проторы», проести и волокиту410. Для придания большей действительности приставскому правежу во взыскании денег и вещей прибегали при содействии пристава к следующим вспомогательным средствам:
    • 1) важнейшим таким средством заставить должника заплатить долг была отдача его через пристава на поруку, иногда дополненную перепо- рукой. Видов подобной поруки было два: а) разобранная выше «порука к суду»; поручители рисковали тем, что, если ответчик не станет к суду или проиграет дело, то взыскание могло быть обращено на них, т. е. их (поручителей) подвергнут правежу411; б) «поручная о правежной ставке»; в ней поручители писали, что, если проигравший дело «ставиться у приказной избы на правеже по вся дни не учнет,.. а кой нас порущиков по сей записи в лицах будет, на том пеня и порука и исцов иск на нас же порущиках», т. е. их можно подвергнуть и правежу412. Могли пристава подвергать правежу также лиц, по своему социальному положению зависимых от присужденного к платежам и бытовой порукой ответственных за последнего413: «исцов иск велеть за них (помещиков и вотчинников) править в поместьях их и в вотчинах на людех их и на крестьянех». 2) В промежутках между правежем должников иногда сажали еще за-приставы, в качестве дополнительного понуждения к уплате долга, особенно, если по них не было поруки. Преступников, конечно, могли заключить и в тюрьму, хотя необязательно, ибо в ту эпоху и их могли освобождать на поруку414. 3) Важнейшее из вспомогательных для правежа средств — взыскание, налагаемое прямо на вещи. Эволюция правежа заключается в постепенном сокращении его применения и вытеснении его прямым взысканием вещей. В уголовных делах, как мы недавно упомянули, очень давно (особенно со времен губных грамот и П-го Судебника) у лихих людей, для уплаты убытков ограбленным и обворованным, органы исполнительной власти переписывали, опечатывали и отбирали все их имущество: дворы, подворья, хлеб и всякие животы и статки и раздавали истцам «в выти»415. Постепенно эти действия в губных делах начинают совершенно вытеснять правеж416. Только позднее стали замечать, что и в гражданских делах должники, у которых были недвижимое и движимое имущество, предпочитали «отстаиваться» на правеже417, чем расставаться со своим состоянием, никакой правеж не мог заставить их платить свои долги. Тогда стали издавать указы, по которым после правежа разрешалось обратить взыскание прямо на имущество должника. Стали поручать органам исполнительной власти производить опись, оценку и продажу недвижимого и движимого имущества «на сторону повольно перед оценкою с большею наддачею», а вырученные деньги отдавать истцам для удовлетворения их исков. В случае же промедления в совершении указанных действий, из Москвы могли послать «пристава из прогонов» для понуждения к их совершению. Но эта перемена происходила очень медленно и постепенно: сначала позволено было налагать взыскание на дворы, подворья, лавки, «животы», «статки и всякую рухлядь»; позднее решились брать за долги «пустые» вотчины и только в самом конце XVII в. разрешено было подвергать взысканию всякие вотчины и поместья, жилые и пустые418. Все это должно было сокращать случаи и продолжительность правежей. 4) По поручной о правежных ставках, собранной приставом, за неставку осужденного или его поручителей на правеж, полагалась «пеня в. государя»419. 5) Если бы правеж, сидение за-приставом и иные способы взыскания не привели бы к уплате долга, тогда должников и провинившихся (при содействии пристава) выдавали головою заимодавцам впредь до отработки долга. Впрочем, это не распространялось часто на высшие слои служилых людей420. Доправленные деньги или вещи пристав должен был передавать выигравшему дело истцу. По поручным неделыцики обязывались: «О кон- чанных дел исцовы иски правити безволокитно, да исцовы иски отда- вати исцом»421.
  • § 10. Гарантии правомерности исполнения. В действиях пристава по охране собственности и владения замечается два элемента. С одной стороны, элемент принудительного исполнения поручений различных инстанций, с другой стороны, элемент доверия, поскольку приставу доверяется закрепление прав на различные имущества, сторожение, хранение, взыскание и передача различных недвижимых и движимых имуществ. Гарантии правильности исполнения приставом судебных решений по гражданским делам заключались в следующем: 1) исполнение должно было совершаться согласно с правой грамотой или иного рода записью судебного решения422; 2) пристав должен был получить от суда письменное предписание об исполнении, например правежную память423, наказную память об отказе земли424 и проч.; 3) необходимо было дать после суда на поруки проигравшего тяжбу в исполнении им судебного решения, например в уплате долга425 в правежных ставках426, и т. д.; 4) при некоторых исполнительных действиях, особенно при передаче земли и отводе межи, присутствовали понятые427; 5) в случае выдачи ответчика головою истцу, последний давался на поруку, что ему своей властью не злоупотреблять428; 6) об исполнении или невозможности исполнить пристав доносил судебным органам, как видно из заключительных мест правых и судных грамот429.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >