Образ автора в репортаже.

В репортаже речь ведется от третьего лица. Но фактический производитель речи известен — это автор, журналист. И время от времени, в большей или меньшей степени он, так или иначе, представляет себя в речи. Это участие автора имеет огромное значение:

Оно определяет существо жанра. Оно движет сюжет. Эмоционально окрашивает изложение. Скрепляет воедино разнородные элементы репортажа. Придает повествованию особый характер документальности, очевидности происходящего и описываемого. Позволяет читателю представить картину события не с точки зрения стороннего наблюдателя, а как бы изнутри. Передает чувства, впечатления, переживания автора, его оценки, рассуждения, комментарии.

Участие журналиста в описываемом событии носит двойственный характер. Объектом наблюдения становится не только окружающее, но и он сам, его эмоции и впечатления. Другими словами, здесь наблюдается противоборство двух тенденций. С одной стороны, строгая документальность, достоверность, точное воспроизведение события. А с другой, — живописное, эмоциональное изображение действительности, стремление не только отобразить событие, но и показать свое отношение к нему.

Каждая из этих тенденций вытекает из природы жанра, и здесь очень важно точно определить соотношение их. При неоправданном преобладании любой из них нарушается гармония, образуется крен или в сторону сухости, или в сторону ложного украшательства. Идеал, как везде и повсюду, — в соразмерности. Различное соотношение и взаимодействие этих тенденций создают многообразие тона репортажей. В одних, сдержанных, авторское «я» почти незаметно, оно уходит в подтекст. Широкое и активное участие «я», с пространными отступлениями и оценками дает репортажи лирические, эмоциональные.

Характерные черты репортажа.

Чтобы понять, как пишется репортаж, какие приемы использует журналист, работающий в этом жанре, обратимся к примеру из журналистской практики одной пермской газеты, рассказывающему о чрезвычайной ситуации.

«Такого в Кунгуре не было давно. Специалисты утверждают, что тридцать лет. Широко разлилась Сылва, ее притоки — Ирень и Шаква. Но кунгуряки — народ к половодью привычный. Они знают все об опасных причудах ледохода, они научились бороться со стихией спокойно, без паники. Вот и сейчас в кабинете главы администрации Петра Самсонова, возглавляющего паводковую комиссию, отмечаешь, как четко организована борьба с наводнением. Поминутно звонят телефоны».

Авторское участие чувствуется уже в первом абзаце. Он построен из коротких выражений с употреблением разговорно окрашенных выражений: «народ привычный», «причуды ледохода». И, хотя разговорная лексика представлена сдержанно, в рамках допустимого жанром, само ее наличие говорит о следующем: в стилистически нейтральной речи любое проявление разговорности может восприниматься только как отражение «я» автора.

Другими словами, если перед нами не прямая речь, а косвенная, но разговорно окрашенная, то такая лексика может принадлежать только автору. Так, с помощью нескольких слов уже в первом абзаце создается ощущение присутствия автора на месте события.

В первых трех предложениях рассказ идет о прошлом. Затем с помощью слов «Вот и сейчас» изложение переключается в план настоящего времени («отмечаешь», «Поминутно звонят телефоны»). Здесь автор вводит в текст специфическое только для этого жанра грамматическое средство — «настоящее репортажа». О нем мы будем говорить подробнее позже. Сейчас отметим, что оно тесно связано с авторским «я», так как вести изложение в настоящем времени о прошлом может только производитель речи (автор в настоящее время находится в вертолете).

«В излучине Шаквы — затор. Срочно пришлите взрывников. Уровень воды на южной дамбе 3 метра 12 сантиметров. А это означает, что еще 70 сантиметров, и вода станет переливаться через край, в долину, где расположены тысячи дачных участков.

Ответные команды столь же коротки, как и доклады: перебросить десяток самосвалов на южную дамбу, отправить команду МЧС в излучину Шаквы».

Функция прямой речи, как видим, заключается в создании обстановки достоверности, очевидности происходящего. Ответные реплики не воспроизводятся, характеризуется лишь их манера. Этим достигается динамизм изложения, соответствующий напряженности обстановки.

«Восточный микрорайон, в котором преобладают дома частной застройки, час назад оказался затопленным. Речные катера и военные автомобили-амфибии движутся вдоль улиц, снимают с крыш людей и спасенные ценности». Абзац, посвященный этим элементам события, носит описательный характер. В нормальном, не учебном, репортаже он должен быть гораздо длиннее, фактологический ряд должен быть пространнее. Этот абзац характерен полным отсутствием авторского «я». Функция абзаца — дать строгий, информационный, описательный ряд, достоверное и точное описание события.

«Сейчас, когда я дописываю последние строки этого репортажа, мы летим на вертолете над грозной, но укрощаемой людьми стихией, и видим все, как на ладони. Еще стоят «по пояс» в воде дома, а жизнь уже идет своим чередом. Снуют по улицам лодки, люди ходят друг к другу в гости — помогают спасти то, что еще уцелело. На плоту — мальчишка с ведрами. Едет в сухую часть города за водой. Сам город уже пережил свою критическую минуту».

В последнем абзаце — снова резкая перебивка стиля. Если раньше авторское «я» ощущалось подспудно, содержалось в подтексте, то здесь оно раскрылось целиком. Необходимость этого авторского хода обусловлена тем, что он переходит от повествования, изображения, описания — к публицистической оценке и выводам. Такой переход придает тексту репортажа «открытость», взволнованность.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >