Заключение

Из рассмотренного нами материала наглядно видно, что гостеприимство было одновременно и серьезным делом, и веселым занятием, важнейшим элементом политического этикета, а также поддержания и подтверждения своего социального статуса; оно выражало различные культурные коды, содержало набор важнейших знаков, смыслов и значений. На протяжении целых столетий воспроизводились сформировавшиеся традиции приема и провода гостей. Особенно это касается дипломатических протоколов и придворных этикетов[1]. В России частично этот этикет был заимствован из западноевропейской традиции, частично позаимствован из византийской истории, частично передавался в виде традиции (обычаев старины). Таким образом, это был сложносочлененный протокол[2].

Истинное гостеприимство без дружбы не бывает.

Истинное гостеприимство идет от сердца и находится вне рамок официоза. Гостеприимство по принуждению формализует отношения, придавая им официальный (статусный) характер. Гостеприимство предписывает взаимное уважение. На формальном уровне такое всегда выглядит искусственно и наигранно.

Из истории развития политических отношений видно, что гостеприимство всегда воспринималось правящими кругами как средство установления реальных или формальных дружеских связей. В политических кругах были вынуждены принимать и терпеть неугодных гостей лишь на основании политической целесообразности. Подобное формальное гостеприимство было маскировкой ксенофобии в отношении конкретных политических лиц. В качестве примера такой нежелательной фигуры и «навязчивого друга» можно привести французского посланника в России (1739—1742) маркиза Жака де ла Шетарди (1705—1759), который увяз в многочисленных интригах времен императрицы Елизаветы Петровны и был выслан из Империи как persona non grata[3]. Были высланы тогда из России и все иностранные участники того дела, а местные подданные отправились не по своему хотению, но царскому велению в Сибирь.

Поведение официального гостя тоже не всегда соответствовало духу и букве гостеприимства. Многие под видом гостей занимались шпионажем и диверсией в интересах конкурирующей или враждующей стороны. Известно, что в военной практике монголов перед началом военных действий под видом купцов посылались лазутчики. Их встречали как торговых гостей, когда на самом деле они были успешно замаскированными врагами. Такое ложное гостеприимство является разновидностью коварства, направленного на причинение ущерба принимающей стороне.

Законы гостеприимства предполагают чтить обычаи и традиции принимающей стороны и «со своим уставом в чужой монастырь не соваться». Гостеприимство требует соблюдения одного правила — уважительного отношения друг к другу. Именно в этом и заключается символическое значение дружбы.

Как коммуникационная система гостеприимство в своей символике представляет собой собрание всего самого лучшего, что есть в культуре принимающей стороны. В каком-то смысле его можно рассматривать как антологию культурного наследства. Семиотика гостеприимства раскрывает перед нами наиболее важные знаки, смыслы и значения, которые используются в процессе общения. В них человек выражает свое отношение к жизни, демонстрирует философию своей жизненной позиции.

Через такие элементы гостеприимства, как пир, тост, омовение (баня), братчина и т. д., мы видим знаки, смысл и значение которых может одновременно носить как религиозный характер, так иметь и социокультурные, и политические аспекты. Так, на Руси отношение к тем или иным государствам проявлялось в том, как встречали (или отказывали во встрече) иноземных послов. От поведения самих послов зависела и реакция принимающей стороны. На высшем уровне политических отношений протокол приема иноземных гостей соблюдался с повышенной тщательностью, поскольку от этого зависела честь государя, а следовательно, и престиж и суверенитет самого государства.

Гостеприимство — это еще и взаимное доверие, обеспечивающее безопасность.

Гостеприимство предписывает не только радушный прием и угощение, но и беседу, разговор, диалог. За столом всегда ценилось красноречие — умение не только говорить тосты, но и делиться свежими новостями и посвящать в специфику своей исторической традиции. Такой уровень общения расширяет сферу возможностей, устанавливает новый формат перспективных отношений.

Искусство вести застолье именуется тамадаведением. Искусство это было особенно развито на Кавказе, где этой многовековой традиции уделялось особенно пристальное внимание. Одной из целей настоящего издания как раз и было содействие развитию тамадаве- дения в России.

Гостеприимство — это еще и приятные воспоминания о хороших людях и с пользой проведенном времени (отдыха или деловой встречи). Такой жизненный багаж бывает всегда весьма полезным, поскольку формирует позитивное отношение к бытию человека и общества в целом.

  • [1] См.: Вуд Дж., Серре Ж. Дипломатический церемониал и протокол : принципы,процедура и практика / пер. с англ. М. : Прогресс, 1974. ; Молочков Ф. Ф. Дипломатический протокол и дипломатическая практика. 2-е изд. М. : Международныеотношения, 1979.
  • [2] См.: Борунков А. Ф. Дипломатический протокол в России. М. : Международныеотношения, 2007.
  • [3] См.: Маркиз де ла Шетарди в России 1740—1742 гг. : перевод рукописных депеш французского посольства в Петербурге. Рязань, 2010.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >