ИЗ ТЕЛЕФОННОГО РАЗГОВОРА ГЕРИНГА (БЕРЛИН) С РИББЕНТРОПОМ (ЛОНДОН)

13 марта 1933 г., 9 ч. 15 м.

Геринг: Вы уже знаете, что фюрер поручил мне ведение текущих правительственных дел, и поэтому я решил дать вам информацию. Восторг в Австрии неописуем. Вы можете услышать это по радио.

Риббентроп: Это прямо фантастично, не правда ли?

Геринг: Конечно. Это событие полностью затмило наш последний поход в Рейнскую область. Фюрер был глубоко взволнован, когда он говорил со мною прошлой ночью. Вы должны вспомнить, что он впервые увидел вновь свою родину. Но сейчас я хочу поговорить с вами о политических делах. Разумеется, история о том, что мы предъявили ультиматум, — чепуха. С самого начала ультиматум был предъявлен от имени национал-социалистских министров и народных представителей (Volksreferenten). Позднее всё большее число выдающихся деятелей партии движения приняло в этом участие, и в результате австрийские национал-социалистские министры, естественно, просили нас о том, чтобы мы их поддержали так, чтобы они ещё раз не были разбиты и подвергнуты террору и гражданской войне. Мы заявили им на это, что ни при каких условиях не позволим Шушнигу спровоцировать гражданскую войну. По прямому ли приказу Шушнига или с его согласия, коммунисты и красные были вооружены и уже проводили сфотографированные нами демонстрации, во время которых раздавались возгласы: «Да здравствует Москва» и т. п. Это был, разумеется, источник серьёзной опасности для Винер-Нейштадта. Кроме того, не забудьте, что Шушниг выступал с речами, заявляя, что Отечественный фронт будет сражаться до последнего человека, и никто не мог знать заранее, что они так легко капитулируют. Вот почему Зейсс-Инкварт, который к тому времени уже возглавил правительство, просил нас немедленно начать вторжение. Мы уже до этого подтянули [1]

войска к границе, так как не могли знать заранее, будет ли гражданская война или нет. Таковы действительные факты, которые могут быть подтверждены документами...1

Геринг: Однако фюрер полагает, что, поскольку вы уже находитесь там, вы могли бы рассказать людям, что в действительности происходит. Помимо всего прочего, абсолютно неверно считать, что Германия предъявила Австрии ультиматум.

Риббентроп: Я уже откровенно беседовал с Галифаксом и Чемберленом. В этом нет сомнения. Дело лишь в том, что газетчики начинают задавать вопросы, и мне, видимо, не следует оставаться здесь долее; это выглядело бы как-то странно.

Геринг: Да, да, я это тоже думаю. Я лишь не знал, говорили ли вы уже с этими людьми. Я хочу, чтобы вы ещё раз, да нет, ещё не раз, но, вообще говоря, сказали Галифаксу и Чемберлену следующее:

Неверно, что Германия предъявила какой-то ультиматум. Всё это ложь Шушнига. Дело в том, что ультиматум был вручён Зейсс-Инквартом, Глейз-Хорстенау и Юри. Во-вторых, неверно, будто мы предъявили ультиматум президенту Австрии. Это также было сделано другими; военный атташе сопровождал их по требованию Зейсса для помощи в техническом вопросе; по-видимому, он выяснял вопрос, удовлетворит ли Германия просьбу Зейсс-Инкварта, если Зейсс-Инкварт попросит поддержки войсками со стороны Германии. Далее, я хочу отметить, что Зейсс-Инкварт настойчиво просил нас — по телефону и по телеграфу — послать войска, потому что он не знал истинного положения дел в Вене, в Винер-Нейштадте, а также в других местах, где было распределено оружие; он также не мог знать, как будет реагировать на это Отечественный фронт, который всё время вопил во всю глотку...[2] [3]

Риббентроп: Я имел продолжительную беседу с Галифаксом, во время которой изложил ему также нашу основную концепцию относительно германо-английского соглашения.

Геринг: Я хотел бы сказать, вы знаете это сами, Риббентроп, что я всегда благоприятно относился к германо-английскому соглашению. Никто не радовался бы больше, чем я, если бы англичане действительно серьёзно хотели бы этого и если бы они также признали, что мы тоже гордая и свободная нация. В конце концов мы ведь представляем собой две братские нации.

Риббентроп: Я хочу сообщить вам нечто, г-н Геринг. На днях, после завтрака, у меня был разговор с Чемберленом. Он произвёл на меня очень хорошее впечатление; он дал мне письмо, — кое-что новое для фюрера, — что я передам лично фюреру...[4]

Риббентроп: ...Мои переговоры здесь закончены. Если я буду сидеть здесь ещё, это может показаться странным. Но от Чемберлена осталось у меня наилучшее впечатление.

Геринг: Рад слышать это.

Риббентроп: Я имел с ним на следующий день длинную беседу. Я не хочу повторять её по телефону, но у меня сложилось впечатление, что Чемберлен тоже серьёзно стремится к соглашению с нами. Я сказал ему, что согласие между Англией и Германией окажется гораздо более лёгким после того, как разрешён австрийский вопрос. Я полагаю, что он того же мнения.

Геринг: Поскольку вся эта проблема разрешена и ликвидирована всякая опасность волнений или потрясений — ведь это и был источник реальной опасности, — все должны быть благодарны нам за уничтожение этого источника кризиса.

Риббентроп: Я это тоже говорил им и объяснил им, что мы ликвидировали положение, порождавшее всегда тревогу. Если эта перемена и повлечёт за собой некоторое возбуждение в данный момент, то в основном это пойдёт лишь на пользу англо-германскому взаимопониманию. Под конец нашей беседы я сказал Галифаксу, что мы честно стремимся к соглашению. На это он ответил мне, что единственно, что его смущает, это — Чехословакия.

Геринг: Нет, нет. Об этом не может быть и речи.

Риббентроп: Я ответил ему, что у нас нет ни интереса, ни намерений предпринимать что-либо в этом направлении. Наоборот, если с нашими братьями-немцами там будут прилично обращаться, то мы, безусловно, придём к соглашению.

Геринг: Да, я тоже уверен, что Галифакс вполне разумный человек.

Риббентроп: Мои впечатления от обоих — Галифакса и Чемберлена — превосходны. Галифакс полагал, что в данный момент здесь могут возникнуть некоторые затруднения в связи с тем, что в глазах общественного мнения всё происшедшее покажется решением, навязанным силой и проч. Но у меня сложилось такое впечатление, что каждый нормальный англичанин, обыватель, спросит себя: какое дело Англии до Австрии?..1

Геринг: Разумеется. Это совершенно ясно. (Продолжение непонятно.)[5] [6] Есть дела, которые касаются народа, и другие, которые его не касаются.

Риббентроп: Когда я последний раз беседовал с Галифаксом, он прямо не реагировал на мои аргументы. Но в конце беседы он заявил мне, что я могу верить его сочувствию англо-германскому согласию.

Геринг: Всё более или менее обстоит превосходно, царит мир. Две нации нашли друг друга, подали друг другу руки, возрадовались и ликуют...1 [7] [8]

ТЕЛЕГРАММА ГЕРМАНСКОГО ПОСЛАННИКА В ПРАГЕ ЭЙЗЕНЛОРА СТАТС-СЕКРЕТАРЮ ГЕРМАНСКОГО МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕЙЦЗЕКЕРУ1

Совершенно секретно.

ТЕЛЕГРАММА

Прага, 18 марта 1938 г. 16.55.

Получено 18 марта 1938 г. 18.45.

  • [1] Опублик. в американском издании материалов Нюрнбергского процесса «Naziconspiracy and aggression», Office of United States Chief of Counsel for Prosecution of AxisCriminality. Washington 1946, vol. V, p. 642—654 («Нацистский заговор и агрессия». Бюроглавного обвинителя по делу военных преступников держав оси. Вашингтон 1946, т. V,стр. 642—654). —Прим. ред.
  • [2] Опускаются заверения Геринга о всеобщем энтузиазме, царящем в Австрии. Опущенный текст см. «Nazi conspiracy and aggression», vol. V, p. 643—646. — Прим. ped.
  • [3] Опускается часть разговора, касающаяся внутреннего положения в Австрии. Опущенный текст см. «Nazi conspiracy and aggression», vol. V, p. 646—647. — Прим. ped.
  • [4] Опускается часть разговора, относящаяся к поездке Риббентропа в Берлин. Опущенный текст см. «Nazi conspiracy and aggression», vol. V, p. 648. — Прим. ped.
  • [5] Последующая часть записи опущена ввиду её бессвязности. Опущенныйтекст см. «Nazi conspiracy and aggression», vol. V, p. 649. — Прим. ped.
  • [6] Так в американском издании. — Прим. ред.
  • [7] 1 Опускается заключительная часть разговора — о технике голосования в Австрии,
  • [8] австрийских дипломатах, об экономическом положении Австрии и пр. Опущенныйтекст см. «Nazi conspiracy and aggression», vol. V, p. 649—654. — Прим. ped.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >