Телеграмма германского посланника в Праге Эйзенлора статс-секретарю германского министерства иностранных дел Вейцзекеру

На телеграмму от 17 № 40 *).[1] [2] *)[2] Отдел по вопросам культуры.

Для г-на статс-секретаря.

Согласие Генлейна и Франка от 15 марта передано телеграммой № 37 от 16 марта. Оба они поодиночке заявили о полном и безоговорочном согласии. На следующей неделе по желанию Франка назначена встреча с тремя представителями судетской партии для того, чтобы согласовать детали тактических действий.

Я ни в коем случае не требовал, чтобы партия судетских немцев вышла из оппозиции и заняла бы активно дружественную позицию по отношению к государству и правительству. Напротив, я прямо подчеркнул, что партия до вступления в правительство после выборов должна оставаться оппозиционной, не должна в речах выражать доверия обещаниям правительства[4] но должна несколько обнадёжить население указанием на защиту со стороны Германии, чтобы уменьшить опасность инцидентов.

В качестве ближайшей цели я назвал осуществление известных заверений Годжи, а именно возможно более широкую амнистию, перевод немецких чиновников и семей немецких чиновников на территорию Судето-немецкой области, развитие самоуправления такого рода, чтобы впоследствии1 там были заняты только немецкие чиновники — государственные и органов самоуправления; кроме того, прекращение строительства школ, распространяющих чешское влияние[4] [6] [4], проведение государственных или муниципальных выборов или же и тех и других и, далее, участие судето-германской партии в правительстве3 в целях приобретения больших прав и постепенный отход Чехословакии от системы пактов. В качестве других важнейших целей упоминались упразднение государственной полиции в пограничной области и создание возможности свободно придерживаться национал-социалистского мировоззрения. Условия участия в правительстве не обсуждались, так как это на ближайшие месяцы не актуально.

Напротив, я выразил моё недовольство по поводу того, что партийная организация хотела отклонить постоянный контакт с Гоффом, который находился под моим воздействием, а также по поводу того, что делаются попытки сыграть на якобы имеющих место в Германии расхождениях в мнениях и течениях по вопросу внешней политики и подвергнуть сомнению мой авторитет как официального представителя имперской политики. Упрямое настаивание на нынешних агитационных требованиях судето-немецкой партии, а именно на законе о защите народа и «территориальной автономии», которые практически невыполнимы и неприемлемы для любого чехословацкого правительства[4] таит в себе опасность, что мы в конце концов или будем вынуждены оставить партию судетских немцев на произвол судьбы или будем вовлечены в вооружённый конфликт.

Имеющиеся в Вашем распоряжении устные и письменные высказывания Франка сделаны им до первой беседы со мной 15 марта; по своему содержанию они в основном соответствуют первой беседе. Следует выждать, сдержит ли он теперь своё слово.

ЭЙЗЕНЛОР.

НОТА АНГЛИЙСКОГО МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ПОЛПРЕДСТВУ СССР В ЛОНДОНЕ1

  • [1] Документ из архива министерства иностранных дел Германии.
  • [2] Так в оригинале. — Прим. ред.
  • [3] Так в оригинале. — Прим. ред.
  • [4] Подчёркнуто в оригинале. — Прим. ред.
  • [5] Подчёркнуто в оригинале. — Прим. ред.
  • [6] В оригинале: «Tschechisierungsschulen». — Прим. ред.
  • [7] Подчёркнуто в оригинале. — Прим. ред.
  • [8] Подчёркнуто в оригинале. — Прим. ред.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >