Вручение мюнхенских требований германским поверенным в делах в Праге Генке чехословацкому министру иностранных дел Крофта

ЗАПИСЬ О ПЕРЕДАЧЕ НЕМЕЦКОЙ НОТИФИКАЦИИ МЮНХЕНСКИХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

30. IX. 1938 г. в 5 часов утра германская миссия передала по телефону просьбу поверенного в делах о том, чтобы он был принят до 6-ти часов г-ном министром Крофта, которому он сообщит решение мюнхенской конференции 4-х великих держав. Он приехал в 6 час. 15 мин., и г-н министр записал о его посещении следующее:

«Генке передал мне мюнхенское решение вместе с письмом, приглашающим нашего представителя в Берлин сегодня в 17 часов. Он сказал, что карту доставит английская миссия. Ему не поручалось делать какие-либо дополнения к письму. Он только заметил, что, по его мнению, нет разницы между Берхтесгаденом и Годесбергом».

Тем временем в министерство явились посланник Крно с доктором Чермак и посланник Смутны. Министр Крофта говорил по телефону с премьер-министром генералом Сыровы, а г-на президента республики информировал посланник Смутны. Президент пригласил к половине десятого лидеров политических партий. Совет министров собрался в Коловратском дворце, а позже, — совместно с семью политическими деятелями, с представителями политических партий и с генералами, — у г-на президента республики.

Французский, английский и итальянский посланники обратились до полудня к посланнику Крно с просьбой, чтобы их принял министр Крофта для того, чтобы услышать от него решение правительства. Они хотели узнать решение до 12-ти часов. Однако, так как министр вернулся от президента только в 12 часов, посланники могли быть приняты только в 12 час. 30 мин. Они вошли к министру все вместе, и он сказал им:

«От имени президента республики и от имени правительства я заявляю, что мы подчиняемся решениям, принятым в Мюнхене без нас и против нас. Наша точка зрения будет вам изложена в письменном виде. В настоящее время мне нечего добавить. Я хочу только обратить ваше внимание на необходимость убедить германское правительство в том, что кампания, которая проводится в прессе и по радио против нас уже в течение нескольких недель, должна быть сейчас прекращена, так как в противном случае станет невозможным мирное осуществление программы, принятой в Мюнхене»1.

Посланник де Лакруа не скрывал, что согласен с заявлением министра о том, что решение было принято «против нас», и сообщил, что Даладье высказывает по этому поводу «ses vifs regrets»[1] [2]. Ньютон заявил, что Чемберлен якобы сделал для нас всё, что мог. Франзони ничего не сказал. Министр закончил беседу так:

«Я не хочу критиковать, но для нас это катастрофа, которую мы не заслужили. Мы подчиняемся и будем стараться обеспечить своему народу спокойную жизнь. Не знаю, получат ли ваши страны пользу от этого решения, принятого в Мюнхене, но мы во всяком случае не последние. После нас та же участь постигнет других».

30 сентября 1938 г.

№ 39

  • [1] В оригинале текст заявления воспроизведён по-французски. — Прим. ред.
  • [2] «своё глубокое сожаление». — Прим. ред.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >