Немецкая средняя школа в XVIII веке. Фридрих Август Вольф и неогуманизм в школе

Мы подошли к середине XVIII века. В это время мы даже в Германии находим положение школ весьма печальным. В частности, если мы возьмем среднюю школу, то увидим, что там все еще доминировал по количеству отнимаемого у детей и юношей времени латинский язык. Если, как это обыкновенно бывало, учебные занятия продолжались 6 часов в день, то по меньшей мере половина этого времени уходила на латинский язык. Да оно и неудивительно! Ведь школы все еще задавались целью «научить писать и говорить на латинском языке». Говорить, конечно, ученики не выучивались, но терпели все-таки ежедневную муку, занимаясь изо дня в день по целым часам склонениями, спряжениями, разбором конструкции фраз, так называемыми extemporalia и т. д.

Школьное учение одного из самых знаменитых писателей Германии XVIII века Лессинга (1729—1781) относится как раз к описываемому нами времени. Вот что он говорит по поводу своего гимназического и университетского образования. «Когда я был школьником, я думал, что в школах учат многому такому, что никогда не понадобится в жизни. Потом я узнал, что к университетскому преподаванию это еще более применимо». Между тем свое среднее образование Лессинг получил в знаменитой школе в Мейсене, а университетское — в одном из лучших университетов того времени — Лейпцигском, куда, кстати сказать, Лессинг поступил, будучи всего 17 лет, по специальному королевскому приказу.

Паульсен, автор известного труда Geschichte des gelehrten Unterrichts, приводит (в конце первого тома) ряд аналогичных свидетельств других более или менее известных современников Лессинга. Все они в один голос свидетельствуют о крайне убогой программе тогдашней средней школы и ничем не оправдываемом сосредоточении всего внимания на латинском языке. Причем они указывают, что знаменитейшие произведения классической древности рассматривались лишь как материал для грамматического разбора, для склонений, спряжений и т. д.

Родной язык находился в школах в полном загоне; не лучше дело стояло в отношении математических или физических предметов и даже в отношении истории.

Занятия в школе

Конец XVIII века

Новые веяния стали брать верх во второй половине XVIII века, отчасти благодаря литературной деятельности того же Лессинга и Винкельмана, а поскольку дело касается школы — благодаря в особенности академической и литературной деятельности Фридриха Августа Вольфа (1759—1824).

Вольф в бытность свою в Геттингенском университете отдался всецело изучению классической древности, в особенности классической филологии. По окончании университета Вольф некоторое время занимался преподаванием в средней школе, но вскоре был приглашен читать лекции в университете в Галле. В течение почти четверти века он был там профессором филологии и педагогики, руководя в известной мере подготовкой будущих преподавателей средней школы и пользуясь для этого в некоторой мере системой учебных заведений, основанных Франке. Вольф был энтузиастом классических языков, но ценил в них главным образом идеи, завещанные нам великими писателями древности. Особенно стремился он пробудить у учащихся интерес к греческой литературе, которую ценил за оригинальность и глубину творений великих писателей древней Греции. Вольф говорил и писал о том, что центром тяжести занятий древними языками должно быть широкое знакомство с произведениями классической древности, и в этом смысле он справедливо считается одним из инициаторов так называемого неогуманизма. В самом деле, Вольфа можно считать с большим основанием продолжателем великого дела, начатого в свое время знаменитыми итальянскими гуманистами и затем выродившегося в руках школьных педагогов, которые или сосредоточивали свое внимание на форме классических писателей, притом особенно латинских писателей, или же — и это опять-таки касается латинского языка — старались научить учеников пользоваться им практически, имея в виду отчасти практические же нужды церкви и государства. Вольф подчеркивал, наоборот, общеразвивающее значение изучения древних языков и этим содействовал возвращению средней школы на более правильный путь.

Однако и идеи Вольфа были в известной степени искажены последующими поколениями немецких педагогов средней школы, для которых теория формального развития, будто бы особенно успешно достигаемого изучением древних языков, послужила основанием для недопущения в среднюю школу массы новых реальных или математических знаний, ставших совершенно необходимыми для людей XIX века и, как показал опыт, превосходящих по своему общеразвивающему значению классические языки.

Вольф своим подчеркиванием общеразвивающих задач средней школы, достигаемых будто бы в особенности путем изучения древних языков и их литературы, и пренебрежением к утилитарным соображениям, которые должны иметь также большое значение при выработке курса средней школы, показал себя до известной степени одним из сторонников теории так называемого формального развития. Тем не менее сам он, во всяком случае, был чужд тех искажений и тех крайностей, которые были внесены его преемниками в эту теорию, когда развивающее значение стали придавать не глубокому, основательному знанию древних языков и литературы, а тем упражнениям, которые в лучшем случае могли привести только к знанию языка, но которые не давали огромному большинству даже и этого, так как обрывались на половине дороги или даже много раньше.

Вот одно из любимых выражений Вольфа, характеризующих его педагогические взгляды, выражений, с которыми он часто обращался к учителям: «имей дух и умей пробуждать его у других — Habe Geist und wisse Geist zu wecken». В переводе на обыкновенный язык это значит: постарайтесь проникнуться идеями, центральной мыслью изучаемого вами литературного произведения и умейте пробудить к ним интерес и увлечение ими у ваших учеников. Можно легко понять, что такие слова менее всего были уместны по отношению к тем extemporalia и другим грамматическим упражнениям, которыми занимали своих учеников в течение XIX века учителя немецких и других европейских гимназий. От «духа», о котором говорил Вольф, почти ничего не осталось, культивировалась одна «форма», одна «буква».

Последние 18 лет своей жизни Вольф провел в Берлине, где он был одним из первых профессоров университета, основанного, как известно, в самом начале XIX века. И в то время Вольф не переставал интересоваться делом среднего образования, по поводу организации которого правительство охотно спрашивало у него советов и указаний.

Надо сказать, что вообще в конце XVIII века средние учебные заведения в Пруссии и в Германии были приведены в некоторую стройную систему, причем в университетах стал занимать все большее и большее значение философский факультет, где готовились к своей последующей деятельности будущие учителя гимназий. В Берлине в 1787 году было основано даже особое учреждение, Oberschulkollegium, для заведования гимназиями. Это означало, что средние учебные заведения окончательно вышли из-под ближайшего заведования и контроля церковных властей. Карьера преподавателя гимназии теперь стала самостоятельной, тогда как до этого времени преподаванием в гимназиях занимались по преимуществу богословы, соединяя педагогию с пастырской деятельностью, или же, что бывало чаще, занимаясь педагогией в ожидании случая получить подходящий, т. е. достаточно выгодный приход.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >