Первичная наркопрофилактика с коррекцией аутодеструктивной акцентуации

Аутодеструктивное поведение в узком значении его смысла указывает на наличие скрытой и (или) проявление явной аутоагрессии в форме физических повреждений. Крайним вариантом аутодеструктивного поведения является суицид.

Вместе с тем, такие варианты неадаптивного поведения, как подавление пищевого инстинкта с длительными ограничениями в приеме пищи, или как хроническое отравление себя психоактивными веществами, — все это тоже является симптомом аутоагрессии или даже «хроническим суицидом». В основе такого поведения лежит доминирование инстинкта «Танатоса (смерти)» над инстинктом «Жизни (либидо)», о чем пациенты, к сожалению, в большинстве своем не подозревают.

При необходимости можно привести десятки, если не сотни, «причин» (аргументов) в пользу сохранения своей жизни или жизни другого человека с суицидальными мыслями. Аналогичным образом в сознании людей с аутодеструктивным настроем могут всплыть десятки «причин», якобы достойных для самоухода из жизни. Все это является свидетельством сложности предупреждения суицидов — особенно вследствие детской аутоагрессивности в целом и конкретно у отдельного ребенка. Это является задачей родителей, воспитателей, педагогов, общества и государства по сохранению детей: по бережному к ним отношению, бережному воспитанию и взращиванию, бережному образованию и введению во взрослую жизнь.

Автор теории социального научения А. Бандура показал, что у детей появлению навыков образа жизни и поступков предшествует некая внутренняя модель, складывающаяся за счет субъективного восприятия жизни, наблюдения, просмотров, разговоров, соответствующих подражаний и игр. Чем чаще дети будут слышать об аутоагрессии, играть в агрессивные игры, видеть это в жизни и по телевидению, читать об этом в печати, Интернете и даже в учебниках, тем сильнее будет чувствоваться у них ауто агрессивная акцентуация. Дети должны знать, что это такое. Однако им следует пытаться обеспечивать такую жизнь и такую активность, чтобы их самосознание было переполнено позитивными жизнеутверждающими чувствами и содержанием, одухотворенным устремлением в «светлое будущее», т. е. в позитивную перспективу своей жизни, которая сама по себе будет вытеснять аутодеструктивные импульсы и тенденции.

Без преувеличения считается, что общежизненные (неспецифические) меры профилактики должны в данном аспекте начинаться еще до рождения ребенка, т. е. в пренатальном периоде. Плоду тоже требуется «светлое будущее».

В соответствии с положениями трансактной психологии о сценарии жизни, т. е. о судьбе человека, базисной и универсальной его самозащитой является бессознательная установка личности на живучесть, т. е. инстинкт живучести. Он формируется в условиях, когда ребенок еще в утробе матери чувствует, что его все ждут с любовью, а после родов чувствует, что вокруг хорошие люди и относятся к нему как к достойному уважения человеку. Это вселяет уверенность в себе и в окружающих.

В обеспечении данной потребности любого ребенка должны участвовать как близкие люди, так и все общество, и все государственные организации и учреждения.

Известно множество факторов, с которыми связано суицидальное поведение: микро- и макросоциальные, социально-психологические, интимно-межличностные, ситуационно-стрессовые, ситуационно-конфликтные, психопатологические, наркологические, криминальные, осознанные и бессознательные и т. д. Однако ни один из названных или из многих иных суицидогенных факторов не является сам по себе определяющим в развитии личностного кризиса.

С суицидальным поведением коррелируют такие черты личности, которые характерны для детей, склонных к аутоагрессивным поступкам. Это неспособность реальной оценки действительности; высокая степень неуверенности в себе и в окружающих; импульсивность; склонность к необдуманному риску; заостренная чувствительность к сложным, неоднозначным отношениям со взрослыми, включая родителей; нестабильность настроения или его чрезмерная изменчивость; агрессивное поведение, злобность; антисоциальное поведение; склонность к демонстративному поведению.

Особую настороженность должны вызывать неожиданные драматические ситуации в жизни ребенка и связанные с ними личностные состояния и изменения в поведении:

  • — необычное снижение активности, неспособность к волевым усилиям;
  • — отгороженность, замкнутость, задумчивость;
  • — потеря интереса к обычным видам деятельности;
  • — внезапное снижение успеваемости;
  • — плохое поведение в школе;
  • — необъяснимые или часто повторяющиеся исчезновения и прогулы.

К счастью, далеко не всегда суицидальные мысли и желания приводят к суицидальным намерениям и завершающим поведенческим суицидальным актам. К тому же каждый выше названный компонент «суицидального процесса» может быть существенно растянут во времени. Но ни первое, ни второе не должно обманывать ни окружающих, ни самого суицидента, потому что истинное суицидальное влечение может охватить мгновенно, неожиданно и быстро привести к осуществлению задуманного. Более того, существуют импульсивные (бессознательные) формы суицидов, которые провоцируются какими-то неуловимыми сигналами или воздействиями ситуации и реализуются моментально — без предшествующих разрушений.

В то же время суициду всегда предшествует более или менее выраженный период внутриличностной борьбы, и для профилактики суицидального поведения очень важно внимательно-участливое отношение окружающих.

Важно, чтобы как можно больше людей (детей, взрослых и пожилых) понимали, что значит «личностный кризис», и чтобы при необходимости получили бы как можно скорее помощь по поводу своего личностного кризиса. А помощь такую в состоянии оказать, как известно, не только и даже не столько психологи, психиатры или психотерапевты, а прежде всего — близкие люди, включая воспитателей и учителей.

В свете сказанного нужны грамотные занятия с родителями — с тем, чтобы вовремя заметить изменившееся состояние и поведение детей и вовремя их поддержать и помочь им. Нужны также занятия с детьми о правильном понимании сущности жизни. Нельзя навязывать обсуждение вопросов о сущности смерти. Научный подход в этих философски-психолого-экзистенциальных вопросах совпадает с позицией большинства религий, осуждающих самоубие-ние. Аргументы и положения религиозных учений на этот счет важно использовать.

К сожалению, предпринимаются попытки повлиять иным образом на мировоззрение детей и молодежи с обоснованием «права» на суицид, которое (право) якобы вытекает из нашего естественного устройства. Однако проблема вовсе не в том, как мы устроены, а в том как мы живем. И если жизнь хорошая и удается сохранить здоровье, то человек запрограммирован жить не менее 90—100 лет.

Вот почему у суицидентов, как правило, имеет место внутренняя противоречивость влечений и намерений: как минимум в 90 % случаев у них преобладает желание жить. Особенно это отмечается у детей. Иначе говоря, истинное желание смерти возникает лишь в 10 % случаев, а у 9 из 10 у них отмечается так называемая псевдосуицидальность, то есть крик о помощи, сигнал SOS.

Важно вовремя заметить этот сигналы, при оказании помощи учитывать, что любое суицидальное проявление указывает на личностный кризис ребенка, подростка или взрослого человека — независимо от того, появился ли данный кризис в результате чрезмерно эмоционального реагирования на обычные ситуации или под воздействием действительно серьезных факторов, а может, например, сформирован внушением через Интернет.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >