НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ НЕКРАСОВ (1821-1877)

В результате изучения данной главы студент должен:

  • знать факты жизни и творчества писателя; эволюцию поэта: пути становления его самобытности; стихи, посвященные теме поэта и поэзии, лирику, поэмы;
  • уметь выделять доминирующие черты поэзии "мести и печали" как явления несравненно более сложного, лишенного односторонности при нередких истолкованиях поэзии Некрасова (прошлых и современных) в узко социологическом духе; определять новаторское своеобразие лирических и лиро-эпических жанров, разрабатываемых поэтом;
  • владеть анализом особенностей поэтического мастерства Некрасова в сфере стихотворной техники (размер, ритм строфы и общей структуры стихотворения, звуковая инструментовка стиха, скрытые смыслы ассоциативно повторяющихся варьируемых тем и др.); приемами систематизации постоянных, сквозных идей-образов в лирических и лиро-эпических жанрах; материалом, из которого складывается внутреннее единство незавершенной поэмы "Кому на Руси жить хорошо".

Детство Н. А. Некрасова прошло в сельце Грешнево, недалеко от Ярославля. Рядом была Волга, "большая", "светлая", "величавая" река, оглашаемая звуками бурлацких песен. Образ угасающей матери (дочь польского помещика, она вышла замуж вопреки воле родных и была лишена наследства), грубые забавы крепостника-отца, с псарней, охотой, жестокостями, цинизмом, развратом, тоскливые стоны-песни бурлаков над простором великой реки – все сливалось в одно общее впечатление. Страдальческая, скорбная поэзия начинала исподволь формироваться уже в детской душе. Как скажет позднее Достоевский, это было "раненое в самом начале жизни сердце".

С детства же проявится в Некрасове способность, исключительно важная для становления будущего писателя и его творческого труда, – поразительно прочная память. Чернышевский свидетельствовал о том, что однажды, вспоминая о своем детстве,

Некрасов передал слышанный им, ребенком, разговор бурлаков, тянувших расшиву в Нижний Новгород: спустя десятки лет он оказался введен в одно из стихотворений, по словам Чернышевского, "с совершенной точностью, без всяких прибавлений и убавлений", лишь с немногими изменениями, вызванными необходимостью выдержать размер: "А кабы к утру умереть, // Так лучше было бы еще". Ясно, что это был разговор, услышанный восьми-девятилетним ребенком, у костра бурлаков, вошедший впоследствии эпизодом в стихотворный отрывок "Родина". Таким образом, Некрасов обладал не просто цепкой, а пластической памятью, фиксирующей не только содержание и живые интонации услышанного, но и всю картину целиком, эмоционально к тому же окрашенную.

Этому редкому дару Некрасов был обязан множеством правдивых, ярких деталей в его произведениях ("Такого не придумаешь, хоть проглоти перо!" – напишет он позднее) и вместе с тем новаторскими открытиями в области поэтических форм ("эпические" приемы в поэзии). Подобного рода находки возникали не только в результате историко-литературных воздействий, но коренились еще и в личностных свойствах поэта, в особенностях работы его сознания.

Другая черта поэтического становления Некрасова невольно вызывает аналогии с Пушкиным. Он очень рано (с семи лет) начал писать стихи, никогда не оставлял своего увлечения и добился со временем поразительного совершенства в стихотворной технике. Как великого мастера звуковой инструментовки стиха только его можно поставить рядом с Пушкиным.

Ярославскую гимназию поэту тоже пришлось покинуть из-за стихов: эпиграммы на гимназическое начальство дошли по назначению, оставаться здесь было уже невозможно. Некрасов был определен в Петербургский дворянский полк, но вместо военной карьеры самостоятельно избрал университет; отец был взбешен и за непослушание оставил сына без какой бы то ни было поддержки.

Шестнадцатилетний юноша оказался один в громадном городе с паспортом "недоросля из дворян" (звание, введенное еще петровским указом 1714 г.). По этому паспорту он жил до конца дней своих, так и нс получив свидетельства об образовании, без которого нельзя было поступить на государственную службу.

Не выдержав экзамены, Некрасов определился в университет вольнослушателем (1839–1841), перебивался кое-как грошовыми уроками и журнальными случайными работами. Когда в 1854 г. Некрасова в редакции "Современника" впервые увидел молодой Чернышевский, он был поражен: перед ним стоял изможденный старик, говоривший едва слышным шепотом (болезнь горла). Некрасову было тогда 33 года!

Мысль о том, что поэту, чтобы стать действительно большим поэтом, предварительно нужно "поваляться на соломе", т.е. пережить многие испытания, наиболее полно и даже, пожалуй, без метафорических прикрас сказалась в судьбе Некрасова. Он был знаком не просто с бедностью, а с самой неприкрытой нищетой. Это был первый гениальный русский поэт, знавший жизнь "простого народа" по собственному опыту.

Только к 1840 г. его материальное положение стало более или менее сносным, благодаря преподаванию в Пажеском корпусе и в Петербургском дворянском полку, куда он когда-то должен был поступить. В это же время им был подготовил первый сборник стихотворений (полудетских, полуюношеских) – "Мечты и звуки". Жуковский не советовал Некрасову выпускать издание в свет, говоря, что он будет жалеть об этом, но отступать было нельзя, работа над сборником уже началась. Поэт успел снять, по совету Жуковского, свое имя, скрывшись под криптонимом "Н. II." (начальные буквы его имени и фамилии). Позднее он скупал эту первую книгу стихов и предавал ее сожжению, как Гоголь своего "Ганса Кюхельгартена".

В начале 1840-х гг. Некрасов стал печататься в "Отечественных записках". Его рецензии обратили на себя внимание возглавлявшего редакцию журнала Белинского, который считал Некрасова полезным сотрудником. Настроение критика решительно изменилось, когда Некрасов прочел ему стихотворение "В дороге". Белинский, обняв поэта, произнес свою знаменитую фразу: "Да знаете ли вы, что вы поэт и поэт истинный!" Некрасов становится его кумиром.

В начале 1840-х гг. Некрасов проявил себя как удачливый издатель. В 1845 г. шумный успех имел собранный и опубликованный им сборник "Физиология Петербурга"; одним из лучших произведений, помещенных в нем, был некрасовский очерк "Петербургские углы" – воспоминания о недавнем бедственном существовании. В следующем году с таким же воодушевлением был встречен читателями "Петербургский сборник", включавший в себя прозу, стихи, очерки. Это была демонстрация еще одного замечательного таланта Некрасова, оставившего глубокий след в истории русской литературы в качестве выдающегося редактора и издателя. Именно благодаря его усилиям "Современник" стал лучшим русским журналом, причем это случилось в эпоху жесточайшей реакции и цензурного "беспредела". Период с 1856 но 1866 г. отмечен взлетом поэтической деятельности Некрасова ("Размышления у парадного подъезда", "Мороз, Красный нос", "Коробейники", "Железная дорога", "Крестьянские дети" и др.).

После запрещения "Современника" (1866) начинается заключительная полоса творчества Некрасова как поэта и издателя – редактора (он во главе "Отечественных записок"). Именно в этот период были созданы его поэмы "Русские женщины" и "Кому на Руси жить хорошо". Первые признаки мучительной болезни, сведшей поэта в могилу, появились в начале 1875 г. Словно предчувствуя свою гибель, Некрасов создает стихотворный цикл, так и названный им – "Последние песни". Некрасов скончался 27 декабря 1877 г. Известная картина И. Н. Крамского "Некрасов в эпоху “Последних песен”" изображает поэта в момент мучительных страданий. Его халат был изрезан, как свидетельствовал Тургенев в стихотворении в прозе "Последнее свидание", он "не мог сносить давления самого легкого платья".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >