Роль профсоюзов и трудового законодательства в повышении социальной защиты работников от рисков бедности

Важную роль в организации социальной защиты работников от рисков бедности играют профессиональные союзы и структуры гражданского общества. Промышленная революция, развернувшаяся в Англии во второй половине XVIII в., положила начало формированию новых моделей организации труда, усилению его разделения. Использовать в полной мере возможности машинного производства капитал мог только на основе свободного найма рабочей силы, более демократичных договорных отношений, что сопровождалось утверждением феномена гражданских прав, вначале весьма декларативных, но в дальнейшем — после создания профсоюзов и социал-демократических партий — ставших значимым фактором в развитии социума.

Важно отметить, что высокая степень разделения труда в индустриальном обществе могла быть обеспечена при наличии ряда условий: высокой квалификации значительной части работников, свободы их перемещения, развитого рынка труда, возможностей для повышения жизненных шансов индивидов с целью реализации творческих сил, а значит, повышения профессионального и социального статусов. Поэтому можно сказать, что трудовые отношения индустриального общества представляют социальное пространство, в котором важнейшую роль играют такие концепты, как группы, слои и классы, к которым принадлежат работники и работодатели; образование и социализация индивидов, формирующих их интересы и возможности. Наличие большей степени свободы в поиске места работы открыло перед работниками большие возможности для отстаивания своих интересов при заключении трудового договора с работодателями, что служило основой для увеличения их доходов и социальной защиты.

Возросшие требования к организации производства и труда, новая роль и более высокий статус наемного работника могли быть обеспечены только при условии новых стандартов жизнедеятельности не только наемных работников, но и их семей.

В этот период многие стороны трудовой жизни качественно изменяются:

  • • регламентируются условия найма на основе фабричных уставов, начинают использоваться трудовые книжки как инструмент фиксации нарушений работниками трудовой дисциплины;
  • • основным источником дохода наемных работников становится заработная плата;
  • • вводятся обязательное школьное образование и призывная армия;
  • • создаются при фабриках и заводах больницы;
  • • строится более качественное жилье для работников;
  • • формируются профессиональные союзы работников как коллективные органы для переговоров с работодателями, создаются кассы взаимопомощи, организованные на принципах солидарной взаимопомощи.

Эти условия организации трудовой деятельности в больших коллективах (фабриках, школах и армиях), а также порождаемые ими способы социализации благоприятно отразились на становлении грамотного работника, позволили воспитать политически активного гражданина.

Природу регулирующей роли государства в области труда впервые достаточно подробно исследовал Дж. Милль, который в своем основном научном труде «Основы политической экономии с некоторыми приложениями к социальной философии» (1848 г.), пожалуй, наиболее полно среди экономистов в XIX в. раскрывает состоя ние рыночной экономики с позиции организации промышленного производства, собственности и распределения произведенного продукта. В качестве одной из основных обязанностей правительства Милль называет: «...защиту интересов личности и собственности. <... > Когда личность или собственность недостаточно защищены, все принадлежащее слабому находится во власти сильного»1.

Данные выводы Милля базировались на практике организации труда формирующегося индустриального общества, для которого были характерны: высокая интенсивность труда и большая продолжительность рабочего дня, достигавшая 14—16 часов в день, низкая зарплата, нерегулярность ее выплаты. Все это обусловливало пауперизацию и пролетаризацию почти половины работающего населения Англии, Франции, других стран Западной Европы, а также России, что вызывало отчуждение труда, социальные протесты и дезинтеграцию общества.

По мнению немецкого ученого В. Зомбарта (1863—1941), трудовые отношения определяются политическим, экономическим и социальным положением работника, а также степенью его социализации в областях потребления (общественный контроль над продажей товаров и качеством продуктов питания), распределения (твердые цены, налоги с социальными целями, обязательное социальное страхование), производства (применение законов о защите рабочих, наличие фабричных инспекций и профсоюзов)[1] .

К элементам трудовых отношений эксперты МОТ относят общественные и индивидуальные ценности и интересы (свобода объединений, чувство групповой солидарности, экономическая зависимость работника от работодателя).

Расширение внимания к теме трудовых отношений являлось условием и одновременно результатом эволюции индустриального общества. Практика подтвердила, что утверждение стабильных трудовых отношений невозможно без повышения качества трудовой жизни работников и уровня социальной защиты работников. Закономерно, что регулирование трудовых отношений стало учитывать необходимость социальной защиты работников от последствий социальных рисков болезни, инвалидности и старости.

Известный венгерский и американский экономист К. Пола-ньи (1886—1964), проанализировавший взгляды наиболее крупных английских, немецких и французских ученых и общественных деятелей на проблемы благосостояния и бедности населения в XVIII — первой половине XIX вв., приходит к выводу о том, что они не смогли удовлетворительно обосновать пропорции распределения национального богатства и предложить механизмы социального согласия, сплоченности западноевропейского социума для организации жизнедеятельности индустриального общества, а поэтому социальное противостояние классов, революции и войны стали неизбежны.

Справочно

По мнению К. Поланьи, лишь один из мыслителей, живший в тот период, понял истинный смысл суровых испытаний, которые переживали трудящиеся на этапе становления капитализма. Им был Роберт Оуэн: «Среди выдающихся умов этой эпохи только он имел основательное практическое знакомство с промышленностью <...> Никогда еще ни один мыслитель не постигал феномен индустриального общества глубже, чем Роберт Оуэн. Он ясно осознавал различие между обществом и государством; он ожидал от государства только того, что оно могло совершить, а именно: разумного вмешательства с целью предотвратить ущерб для граждан, а вовсе не с намерением определять внутреннюю организацию общества...». Чрезвычайно важным представляется то, что еще на этапе становления капиталистического общества в 1817 г. Р. Оузн описал путь, на который вступило западное общество, характеристиками которого стала «полная материальная зависимость работников от фабрики, без которой они попросту не могли выжить», а поэтому, по его мнению, требовалось внести элемент самоуправления фабрикой со стороны работников1.

Эксперименты с участием рабочих в управлении трудовых кооперативов, которые провел Р. Оуэн, по мнению К. Поланьи, позволили заложить основы для последующего профсоюзного движения[2] , основной задачей которого стала сфера защиты прав работников на основе экономических требований с помощью законодательно установленных процедур социального диалога с работодателями.

Объединение усилий наемных работников для переговоров с работодателями — это объективная потребность становления рыночных отношений, которые по своей природе носят напряженно-драматический характер самого акта купли-продажи рабочей силы на рынке труда, на «весах» которого со стороны предпринимательских кругов — интересы обеспечения прибыльности их «дела», а со стороны наемных работников — жизненно важные интересы (на что тратятся все силы, здоровье, а фактически — сама жизнь)

получения «достойной» заработной платы, позволяющей содержать себя и свою семью.

Единственным субъектом, имеющим возможность влиять на регулирование трудовых отношений, является государство, чье посредничество в разрешении споров между работодателями и профсоюзами в вопросах защиты прав работников стало важнейшей характеристикой процесса возникновения и развития трудового права в большинстве европейских стран и США в конце XIX в. В этой связи важный этап в регулировании трудовых отношений начинается с периода появления профсоюзов. В 1868 г. был создан Британский конгресс тред-юнионов, а в 1871 г. принят закон, признающий юридический статус профсоюзов как выразителей интересов и требований рабочих. Профсоюзы наделялись правом обращаться в суды с исками в пользу работников и быть ответчиками по искам работодателей.

В период промышленной революции в западноевропейских странах (Великобритании, Бельгии, Франции, Германии, Швеции и др.) рабочий класс и его рабочий орган профсоюз вели бескомпромиссную борьбу за повышение заработной платы, ограничение продолжительности рабочего дня и рабочей недели и получение стабильных источников доходов при наступлении старости и инвалидности.

Справочно

В набор законодательного регулирования трудовых отношений входили условия найма (продолжительность рабочего времени, размеры материального вознаграждения, страховая и другие виды социальной защиты), процедурно-процессуальные формы ведения социального диалога между объединениями рабочих (профсоюзов) и работодателями (а также их объединениями), определение роли государства как посредника в регулировании социальных конфликтов. Тем самым формировался новый вид отношений работников с работодателями, его правовой порядок, основывающийся на сочетании трех главных методов — индивидуально-договорном, коллективно-договорном и на государственном регулировании. Переговоры профсоюзов и работодателей («слабого» и «сильного» контрагентов) проходят в режиме напряженного (скрытого или открытого) диалога, который при отсутствии компромисса сторон выливается в демонстрацию таких силовых приемов, как забастовки и локауты. но и социальные интересы (возможность реализовывать свой творческий потенциал, распоряжаться своим временем).

Со второй половины XIX столетия начинается объединение рабочих классов в политические партии, что наблюдается в Германии, Англии, Франции, Италии, США, роль которых сводилась в основном к парламентской борьбе.

Реальные угрозы для государственного устройства и социальной стабильности в промышленно развитых странах, связанные с революционным движением, послужили причиной постепенного изменения отношения правящих кругов к социальному вопросу, важнейшими результатами которых стало: принятие фабричных законов, регламентирующих труд женщин и детей, ограничивающих продолжительность рабочего дня и недели, повышение заработной платы в период с последней трети XIX в. до конца XX в. Хотя темпы повышения заработной платы были весьма скромные (1—2 % в год) и существенно отставали от темпов роста ВВП на душу населения, тем не менее, они позволили существенно сократить бедность, повысить уровень жизни населения в большинстве ЭРС.

При этом понятие «трудовые отношения» постепенно модернизировалось в «социально-трудовые отношения», круг элементов которых расширился, а их содержание стало отражать не только трудовые компоненты, но и их социально-защитные аспекты. Во многом это связано с тем, что жизнедеятельность работников не ограничивается только периодом трудовой жизни, но включает периоды подготовки к трудовой деятельности и послетрудовой жизни, а поэтому затраты на воспроизводство рабочей силы формируются не только в масштабах производства (на микроуровне), но и в масштабах всего общества (на макроуровне)[3].

Занятость, прежде всего в форме наемного труда на условиях постоянного найма, потребовала новых форм социальной защиты работников и их семей, что нашло выражение в широком применении институтов пенсионного, медицинского и других видов социального страхования. Возросшие требования к организации производства и труда, новая роль и более высокий статус наемного работника фактически обусловливали новые стандарты жизнедеятельности не только наемных работников, но и их семей, что не исчерпывалось повышением заработной платы, а сопровождалось формированием страховых механизмов ее резервирования для случаев наступления социальных рисков утраты трудоспособности (болезнь, инвалидность, старость) или места работы. Наиболее эффективными их формами стали институты обязательного социального страхования (конец XIX — первая половина XX в.), которые позволили весьма эффективно (экономно и надежно) обеспечивать социальную защиту работников (и их семей), поддерживая тем самым непрерывность процесса воспроизводства рабочей силы.

Важную роль в становлении современного по форме трудового договора играло принятие в Великобритании Закона о трудовых спорах 1906 г. и французского законодательства 1919 г. о коллективных соглашениях. Отныне наемные работники стали рассматриваться в качестве коллективного трудящегося. Отношения между профсоюзами и предпринимателями (работодателями) стали фиксироваться юридически, что положительно повлияло на культуру взаимоотношений сторон и повышение социальной защиты работников. Отметим, что в большинстве европейских стран и США в конце XIX в. в разрешении споров между работодателями и профсоюзами стали применять процедуры государственного посредничества, явившиеся важным инструментом защиты прав работников и давшие импульс дальнейшему развитию трудового права.

Главным нормативным актом, регулирующим трудовые отношения в дореволюционной России, стал Закон от 3 июня 1886 г. «О найме рабочих и правилах надзора за фабричными заведениями». Договор найма заключался путем выдачи работнику расчетной книжки, в которой отражались основные условия найма рабочего. Закон резко ограничивал основания прекращения трудовых отношений.

1

См.: Лютов Н. Л. Исторический аспект разрешения коллективных трудовых споров в Великобритании, США и ФРГ // Право и политика. 2001. № 5. С. 17.

Тема 4

СОДЕРЖАНИЕ КАТЕГОРИЙ «СОЦИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО»

  • [1] Милль Дж. С. Указ. соч. С. 813. 2 Зомбарт В. Избранные работы / пер. с нем. М. : Издательский дом «Территория будущего», 2005. С. 37, 38, 236—320. 3 Требилкок А. Трудовые отношения и управление кадрами: краткий обзор. В кн.: Энциклопедия по безопасности и гигиене труда. 4-е изд. / пер. с англ. Международная организация труда. Женева, М. : Министерство труда и социального развития, 2001. С. 712, 713.
  • [2] Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени / пер. с англ. СПб. : Алетейя, 2002. С. 101— 240. 2 Там же. С. 188, 189.
  • [3] 189
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >