Подходы к исследованию социальных установок в других школах отечественной психологии

В отечественной психологии разработан ряд концепций, ключевые понятия которых соотносимы по содержанию с социальной установкой и так же, как и социальные установки, предшествуют реальному поведению личности. В концепции отношений В. Н. Мясищева категория отношений объясняет направленность будущего поведения личности. Отношение понимается как своеобразная предиспозиция, предрасположенность к каким-то объектам, которая позволяет ожидать раскрытия себя в реальных актах действия.

В концепции Л. И. Божович показана роль направленности в процессе формирования личности в детском возрасте. В основе направленности личности лежит возникающая в процессе жизни устойчивая система мотивов.

Направленность складывается как внутренняя позиция личности по отношению к социальному окружению, к отдельным объектам социальной среды. Она и определяет поведение и деятельность человека в конкретных социальных ситуациях и в отношении к окружающим его людям. Такая интерпретация направленности личности позволяет рассмотреть это понятие как однопорядковое с понятием социальной установки.

Концептуальные идеи А. Н. Леонтьева о личностном смысле в теории деятельности также связаны с содержательными характеристиками социальной установки. Смысловая установка представляет собой выражение личностного смысла в виде готовности к определенным образом направленной деятельности и придает деятельности устойчивый характер.

Итак, рассмотренные концепции свидетельствуют о том, что феномену социальной установки уделено определенное внимание в отечественной общей психологии.

Необходимо рассмотреть традицию становления исследований социальной установки в системе социально-психологического знания. Наибольший вклад в изучение социальной установки внесли исследования американских социальных психологов.

Традиция исследования социальных установок — аттитюдов в западной социальной психологии

История изучения аттитюдов в американской социальной психологии может быть разделена на пять основных этапов.

Первый этап (1918—1940) исследования установок характеризуется дискуссиями о содержании понятия, а также разработкой способов измерения социальной установки. После открытия феномена аттитюда в 1918 г. началась бурная полемика по поводу точного определения данного понятия, среди которых было много противоречивых. В 1935 г. Г. Олпорт, проделав огромную работу по обобщению имевшихся к тому времени определений, предложил свой вариант, в котором аттитюд понимался как определенное состояние сознания и нервной системы, выражающее готовность к реакции, организованное на основе предшествующего опыта и оказывающее направляющее и динамическое влияние на поведение.

В этом определении аттитюда выделены такие важные его особенности, как зависимость от предшествующего опыта и регулятивная роль в поведении.

Проблема взаимосвязи поведения и установок являлась одной из самых дискуссионных на протяжении всей истории изучения аттитюдов. В самом начале пути исследований социальных установок не было сомнений в том, что по аттитюдам людей можно предсказывать их поступки. Однако результаты эксперимента Р. Лапьера, опубликованные в 1934 г., разрушили привычную аксиому взаимосвязи социальной установки и поведения, но в то же время побудили ученых в течение длительного времени продолжать исследовать данную проблему соотношения установок и поведения с целью подтвердить либо опровергнуть результаты эксперимента Лапьера и предложить новые объяснительные модели для интерпретации полученных данных.

В данный период была проделана большая работа по созданию шкал для измерения аттитюдов: шкала равных интервалов Л. Терстоуна, шкала суммарных оценок Р. Лайкерта, шкала социальной дистанции Э. Богардуса. Использование шкал было необходимо и возможно потому, что аттитюды представляют собой латентное (скрытое) отношение к социальным ситуациям и объектам, характеризуются модальностью, и поэтому судить о них можно по набору высказываний. Разработанные измерительные процедуры способствовали увеличению количества проводимых исследований социальных установок. Так, например, Л. Терстоун и его сотрудники в конце 1920-х — начале 1930-х гг. провели целую серию исследований, посвященных измерению отношения к войне, смертной казни, церкви, цензуре, обычаям, традициям и многим другим явлениям общественной жизни.

Второй этап (1940—1950) отмечен поисками и изучением структурных составляющих социальной установки. В подходе к структуре аттитюда, разработанном в 1942 г. М. Смитом, была определена трехкомпонентная структура социальной установки, в которой выделяются: а) когнитивный компонент (осознание объекта социальной установки); б) аффективный компонент (эмоциональная оценка объекта, выявление чувства симпатии или антипатии к нему); в) поведенческий (конативный) компонент (последовательное поведение по отношению к объекту).

Теперь социальная установка определялась как осознание, оценка, готовность действовать.

Третий этап (1950—1960) характеризуется вниманием исследователей к разработке проблемы изменения социальных установок, определения функций аттитюдов и специфики связи когнитивного, аффективного и поведенческого компонентов установки между собой.

Процесс изменения социальных установок был положен в основу исследований убеждающей коммуникации, осуществлявшихся под руководством К. Ховланда в 1950-х гг. в Йельском университете США. Предполагалось, что изменение когнитивного компонента установки (мнения, убеждения) меняет эмоциональное отношение субъекта, т. е. увеличивает или уменьшает чувство симпатии или антипатии к объекту социальной установки.

Четвертый этап (1970-е) связан с осмыслением противоречий, полученных в течение всего периода изучения социальной установки.

Давая характеристику этому этапу изучения социальной установки, П. Н. Шихирев отмечает, что на фоне затраченных усилий довольно обескураживающе выглядят такие итоги, как обилие несопоставимых фактов, отсутствие общей теоретической основы, пестрая мозаика гипотез, обладающих слабыми объяснительными возможностями, наличие таких существенных пробелов, как недостаточное исследование взаимосвязи установки и реального поведения.

В течение данного периода были продолжены исследования влияния аттитюдов на поведение. Были получены факты, как подтверждающие, так и опровергающие наличие взаимосвязи социальных установок и поведения. Также предлагались варианты объяснений ситуаций, когда связь аттитюдов и поведения в исследованиях не была подтверждена. Например, М. Рокич высказал идею о том, что у человека одновременно могут существовать два аттитюда: непосредственно на объект и на ситуацию, связанную с этим объектом. Эти аттитюды действуют попеременно. Другим объяснением стала мысль Д. Каца и Э. Стотленда о том, что в разных ситуациях могут проявляться то когнитивный, то аффективный компоненты аттитюда, поэтому результат будет различным.

Российский ученый В. А. Ядов разработал диспозиционную концепцию регуляции социального поведения личности, которая позволила объяснить факты рассогласования между социальными установками и реальным поведением личности. Он предложил использовать понятие «диспозиция», включающее в себя понятия «установка» (set), «социальная установка» (attitude), «ценностные ориентации», «направленность личности». По мнению Ядова, диспозиции личности представляют собой продукт столкновения потребностей и ситуаций (условий деятельности), в которых соответствующие потребности могут быть удовлетворены [Саморегуляция и прогнозирование, 1979].

Основная идея, лежащая в основе данной концепции, заключается в том, что человек обладает сложной системой различных диспозиционных образований, которые регулируют его поведение и деятельность. При этом в каждой конкретной ситуации и в зависимости от цели ведущая роль принадлежит определенному дис-позиционному образованию, в то время как остальные диспозиции являются латентными.

Пятый этап изучения социальных установок (1980—1990) характеризуется интересом к аттитюдным системам — комплексным образованиям, включающим в себя основные реакции человека на социальные объекты. Благодаря новым исследованиям структура социальной установки стала определяться более широко. Все элементы установочной системы взаимосвязаны и представляют собой систему реакций, специфичную для каждой конкретной личности.

В данный период изучения социальных установок продолжались исследования актуальной проблемы особенностей взаимосвязи аттитюдов и реального поведения. Среди большого количества исследований, посвященных решению данной проблемы, выделилось направление изучения такой разновидности социальных установок, как предубеждения и предрассудки. Хотя проблема предубежденности в контексте взаимодействия представителей разных групп привлекала внимание исследователей достаточно давно, в конце XX столетия исследования в этом направлении интенсифицировались. Этот факт можно объяснить активизацией реального взаимодействия представителей разных групп и проводимой во многих странах политикой мультикультурализма и толерантности.

От обычной социальной установки предубеждения отличаются прежде всего содержанием своего когнитивного компонента. Предрассудок — это социальная установка с искаженным содержанием ее когнитивного компонента, вследствие чего человек воспринимает некоторые социальные объекты в неадекватном виде [Нельсон Т., 2014].

Когда говорят о предрассудке или предубеждении, то подразумевается, что речь идет о пристрастной негативной социальной установке, т. е. о негативном отношении к членам определенной социальной группы или к этой группе в целом. С когнитивным компонентом предубеждения часто связан сильный, т. е. эмоционально насыщенный, аффективный компонент. В результате предрассудок обусловливает не только искаженное восприятие социальных объектов, но и неадекватные действия по отношению к ним.

К числу наиболее известных предрассудков относятся:

  • • предубеждения по отношению к этническим и расовым группам (расизм);
  • • предубеждения по отношению к людям определенного пола (сексизм);
  • • предубеждения но отношению к людям определенного возраста (эйджизм);
  • • предубеждения по отношению к людям нетрадиционной сексуальной ориентации (гомофобия).

Точкой отсчета для современных исследований предубеждений, их происхождения и методов ослабления является выход в 1954 г. книги американского психолога Г. Олпорта «Природа предубеждения». Олпорт рассматривал предубеждение как антипатию, основанную на искаженных и неверных обобщениях. Антипатия может проявляться в «нехороших мыслях» о других людях — членах определенных групп, в чувствах нелюбви, презрения, отвращения, а также в дискриминационных и даже насильственных действиях против них.

По мнению большинства исследователей предубеждений, структура этого феномена представлена тремя компонентами, соответствующими трем компонентам других социальных установок:

1) когнитивный — безосновательно враждебные представления о социальной группе;

  • 2) аффективный — ненависть, отвращение, чувство брезгливости;
  • 3) поведенческий — негативное поведение, направленное на членов социальной группы из-за членства в ней.

При исследовании предубеждений наиболее важен вопрос о причинах их возникновения. Общепринятой является точка зрения о том, что для предубеждений характерна множественная причинность. В работе Т. Г. Стефаненко систематизированы основные причины возникновения предубеждений, выделенные представителями разных психологических школ:

  • 1) индивидуальные различия, другими словами, есть люди, предрасположенные к проявлению предубеждений в отношении других людей и групп. По мнению Т. Адорно и его коллег, истоки негативного отношения к чужим группам у людей определенного психологического типа кроются в условиях их ранней социализации. У человека, воспитанного в семье, где царят жестоко регламентированные отношения и он ощущает крайнюю зависимость от родителей, часть агрессивности выплескивается на чужие группы;
  • 2) конкуренция между группами за ограниченные ресурсы, власть и статус, т. е. реальный конфликт интересов. В социальной психологии наиболее известным сторонником этой точки зрения является американский исследователь М. Шериф;
  • 3) осознание индивидом своей принадлежности к группе, т. е. социальная идентичность, что было выявлено британскими социальными психологами во главе с А. Тэшфелом. Предубеждение по отношению к другим группам возникает вследствие процессов (социальной категоризации, дифференциации, сравнения и оценки), направленных на достижение позитивного отличия своей группы от другой группы;
  • 4) социальное научение. Предполагается, что предрассудки детей есть отражение трансляции традиционных норм и установок родителей, друзей и других людей;
  • 5) восприятие угрозы со стороны чужой группы. К предубеждениям может привести восприятие угрозы вне зависимости от того, реальна она или нет [Стефаненко Т. Г., 2004].

Хотя разные исследователи выделяют различные причины появления предрассудков, следует отметить, что при их анализе необходимо учитывать не только психологические, но и исторические, культурные, экономические факторы.

Согласно теории Г. Олпорта поведенческий компонент предубеждения включает пять форм (или стадии). Самая слабая форма проявления предубеждения — вербальное выражение антипатии (неприязненные высказывания, оскорбления). Более интенсивная форма проявления предубеждения ведет к избеганию «нелюбимой группы». На следующей ступени предубежденный человек пред принимает активные действия, стремясь к дискриминации членов такой группы — исключению их из некоторых сфер деятельности, лишению возможности обучения, определенных мест проживания и т. д. Агрессивные предубеждения следующего уровня проявляются в актах насилия — физических нападениях на членов определенной группы, осквернении их кладбищ и др. И наконец, крайняя форма предубеждений — истребление «чужих» (линчевания, погромы, гитлеровская программа геноцида).

Следует помнить, что действия каждого уровня предубеждений облегчают переход к уровню более интенсивному.

Социально-психологические исследования предубеждений продолжаются, поскольку данная тема имеет большое практическое значение [Журавлев А. Л., 2010].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >