Незаконные добыча, оборот животных, растений

1. Незаконная добыча (незаконный вылов) водных биологических ресурсов: понятие, состав и виды. 2. Незаконная охота: понятие, состав и виды. 3. Незаконные добыча, оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами России: понятие, состав и виды.

Незаконная добыча (незаконный вылов) водных биологических ресурсов: понятие, состав и виды

В советский период развития отечественного уголовного права ответственность за незаконное занятие рыбными и другими водными добывающими промыслами, а также незаконный промысел котиков и бобров была предусмотрена соответственно статьями 163 и 164 гл. 6 «Хозяйственные преступления» УК РСФСР [1960 г.]. Ныне незаконная добыча (незаконный вылов) водных биологических ресурсов наказуема (наказуем) в соответствии со ст. 256 УК РФ [1996 г.]. Данное общественно опасное поведение следует включить в группу преступных посягательств на животный, растительный, иной органический мир.

Федеральным законом от 06.12.2007 № ЗЗЗ-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»» расширена сфера применения нормы, закреплённой в ст. 256 УК РФ:

  • а) наименование статьи «Незаконная добыча водных животных и растений» представлено в следующей редакции: «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов»;
  • б) в части 1 раскрывающие объективную сторону и предмет преступного посягательства слова «добыча рыбы, морского зверя и иных водных животных или промысловых морских растений» заменены фрагментом «добыча (вылов) водных биологических ресурсов»;

в) в пункте «г» ч. 1 определяющий место совершения преступления фрагмент «на территории заповедника, заказника» заменён словами «на особо охраняемых природных территориях».

Федеральным законом от 03.07.2016 № ЗЗО-ФЗ «О внесении изменения в статью 256 Уголовного кодекса Российской Федерации» расширен круг орудий совершения преступления, уточнён предмет преступного посягательства, скорректирован размер причинённого ущерба:

  • а) в пункте «б» ч. 1 вместо слов «либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений» зафиксирован фрагмент «или других запрещённых орудий и способов массового истребления водных биологических ресурсов»;
  • б) в части 2 вместо слов «или иных морских млекопитающих» закреплён фрагмент «или других морских млекопитающих»;
  • в) часть 3 дополнена словами «либо причинившие особо крупный ущерб»;
  • г) к статье присоединено примечание такого содержания: «Крупным ущербом в настоящей статье признаётся ущерб, причинённый водным биологическим ресурсам, исчисленный по утверждённым Правительством Российской Федерации таксам, превышающий сто тысяч рублей, особо крупным — двести пятьдесят тысяч рублей».

Наконец, Федеральным законом от 27.06.2018 № 157-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в части 1 ст. 256 УК РФ ограничены предмет и место преступного посягательства — введён фрагмент «(за исключением водных биологических ресурсов континентального шельфа Российской Федерации и исключительной экономической зоны Российской Федерации)», который способствует разграничению применения указанной статьи и ст. 253 УК РФ.

Согласно действующему российскому уголовному законодательству, незаконная добыча (незаконный вылов) водных биологических ресурсов — это предусмотренное ст. 256 УК РФ противоправное активное поведение, которым виновный умышленно посягает на экологическую безопасность общества путём изъятия водных биологических ресурсов из естественной среды обитания в нарушение установленного законодательством порядка.

Общественная опасность преступления заключается в подрыве экологической безопасности общества, причинении ущерба живот-ному/растительному миру.

О количестве уличённых в незаконной добыче (незаконном вылове) водных биологических ресурсов [в 1997—2005 гг. по наиболее тяжкому составу преступления] и осуждённых за содеянное (по ст. 256 УК РФ) в период действия УК РФ см. в гистограмме 15*7**.

Гистограмма 15

Количество уличённых в незаконной добыче (незаконном вылове) водных биологических ресурсов и осуждённых за содеянное

Количество человек

Годы

? Уличённые ? Осуждённые

Противоправное поведение, отражённое в ст. 256 УК РФ, высоколатентно, нередко тщательно спланировано, представляет собой организованный промысел.

В общем количестве уличённых в совершении преступлений против экологии и осуждённых за эти преступления число виновных в незаконной добыче (незаконном вылове) водных биологических ресурсов существенно[1]. Осуществившие названное преступное поведение, как правило, —лица мужского пола 30—50-летнего возраста, имеющие среднее общее образование; постоянные жители [сельской] местности, в которой совершены общественно опасные деяния; трудоспособные, но без стабильного источника дохода. Во многих случаях преступления совершены группой лиц.*/**

Суды применяли к виновным наиболее часто исправительные работы, штраф либо назначали наказания условно; реже — обязательные работы. Однако в последнее время на первое место правоприменения выведен судебный штраф. Нередко правоприменители прекращали уголовное преследование злочинцев (прекращали уголовные дела) в связи с их деятельным раскаянием.*/**

Статья 256 УК РФ состоит из трёх частей. Части 1 и 2 содержат основные альтернативные, а ч. 3 — квалифицированный составы преступления, которые охватывают умышленные общественно опасные деяния, относящиеся к категориям преступлений небольшой (ч. 1, 2) и средней (ч. 3) тяжести. В присоединённом к статье примечании определены крупный и особо крупный размеры ущерба, причинённого экологии незаконной добычей (незаконным выловом) водных биологических ресурсов.

Основным объектом преступного посягательства является экологическая безопасность общества, которая обеспечивается охраной, использованием, воспроизводством экологически необходимого объёма водных биологических ресурсов.

Дополнительный объект — жизнеспособность водных биологических ресурсов.

Факультативный объект — интересы службы (см. ч. 3).

Предметами посягательства признаются находящиеся в состоянии естественной свободы водные биологические ресурсы — относящиеся к ним рыбы, беспозвоночные, млекопитающие, водоросли, другие водные животные и растения. Исключение составляют водные биологические ресурсы континентального шельфа Российской Федерации, исключительной экономической зоны Российской Федерации.

В ч. 2 ст. 256 УК РФ водные биологические ресурсы ограничены животными в виде котиков, морских бобров, других морских млекопитающих в открытом море или в запретной зоне.

Виновные в незаконной добыче водоплавающих пушных зверей (речного бобра, выдры, выхухоли, ондатры, нутрии) подлежат ответственности по ст. 258 УК РФ.

Объективная сторона составов преступления выражается деянием в форме активного поведения — незаконной добыче (незаконном вылове) названных предметов посягательства.

Преступное действие возможно в промысловом либо единичном вылове злоумышленником рыбы, добывании водных беспозвоночных или морских млекопитающих, растений. Преступное бездействие может иметь место при соучастии лица в незаконной добыче (незаконном вылове) водных биологических ресурсов путём пособничества.

По законодательной конструкции составы преступления, предусмотренные ч. 1, 3 ст. 256 УК РФ, формально-материальные. Преступление окончено (составами) в момент начала добычи, выслеживания, преследования, вылова водных биологических ресурсов а) с применением самоходного транспортного плавающего средства, взрывчатого/химического вещества, электротока, другого запрещённого орудия [читай: орудия, средства — В. С.] или способа массового истребления указанных ресурсов либо в месте нереста, на миграционном пути к нему, а равно на особо охраняемой природной территории, в зоне экологического бедствия или чрезвычайной экологической ситуации (см. п. «б» —«г» ч. 1); б) лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. ч. 3) независимо от того, наступило материальное общественно опасное последствие (добыты/выловлены фактически данные ресурсы) или не наступило (в формальной части конструкции). В материальный части конструкции преступление окончено (составом) в момент причинения содеянным крупного (см. п. «а» ч. 1) или особо крупного (см. ч. 3) ущерба. Причинённый ущерб должен быть реальным.

Законодательная конструкция состава преступления, закреплённого в ч. 2 ст. 256 УК РФ, формальная. Преступление окончено (составом) в момент незаконной добычи котиков, морских бобров или других морских млекопитающих в открытом море или в запретной зоне, независимо от наступления материального общественно опасного последствия.

Под незаконной добычей (незаконным выловом) водных биологических ресурсов следует понимать действия, направленные на их изъятие из среды обитания и (или) завладение ими в нарушение

1

См. также п. 17 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения».

норм экологического законодательства, например, без полученного в установленном законом порядке разрешения, в нарушение положений, предусмотренных таким разрешением, в запрещённом районе, в отношении отдельных видов запрещённых к добыче (вылову) водных биологических ресурсов, в неразрешённое время, с использованием запрещённого орудия добычи (лова)[2]. Например, запрещён лов рыбы во время нереста, постоянно (круглый год) запрещены лов рыбы осетровых пород в Центральных районах России, промысловый забой морского зверя в стадии зеленца и линного, лов дельфинов, спортивный и любительский лов ракушки-жемчужницы, спортивная и любительская охота на любого морского зверя; добыча крабов, раков и других водных беспозвоночных — во время линьки и вынашивания икры.

На квалификацию деяния как преступления могут повлиять способ (см. п. «б» ч. 1, ч. 3), средство, орудие (см. п. «б» ч. 1), место (см. п. «в», «г» ч. 1, ч. 2) посягательства. С местом преступления может быть связано время (см. п. «в» ч. 1) и обстановка (см. п. «г» ч. 1) его совершения.

Способы совершения преступления — недозволенные способы добычи (вылова) водных биологических ресурсов. К таковым можно отнести применение самоходного транспортного плавающего средства, взрывчатого или химического вещества, электротока, другого запрещённого способа массового истребления водных биологических ресурсов.

Применение взрывчатого или химического вещества, электротока предполагает их использование в процессе непосредственной добычи (непосредственного вылова) водных биологических ресурсов, что должно повлечь гибель или создать угрозу гибели значительного количества водных животных/растений.

Под способами массового истребления водных биологических ресурсов понимаются действия, связанные с применением таких незаконных орудий добычи/лова, которые повлекли либо могли повлечь массовую гибель водных биологических ресурсов, отрицательно повлиять на среду их обитания. Такими способами, наряду с названными, являются прекращение доступа кислорода в водный объект посредством уничтожения или перекрытия источников его водоснабжения, спуск воды из водных объектов, применение крючковой снасти типа перемёта, лов рыбы гоном, багрение, использование запруд, применение огнестрельного оружия, колющих орудий и т. д.

Часть 3 ст. 256 УК РФ предполагает совершение незаконных действий, охваченных ч. 1 или 2, которые сопряжены с такими квалифицирующими обстоятельствами, характеризующими способ совершения преступления, как использование виновным своего служебного положения либо осуществление преступного поведения группой лиц по предварительному сговору или организованной группой[3] .

Под использованием служебного положения понимается осуществление лицом противоречащего интересам службы поведения, в частности, связанного с добычей/выловом водных биологических ресурсов, которое в той или иной мере облегчается предоставленными виновному по службе полномочиями, а равно использованием своего профессионального статуса. При этом не имеет значения, в чьих интересах совершается противоправное деяние.

На квалификацию деяния по п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ может повлиять средство совершения преступления — самоходное транспортное плавающее средство. Правда, Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 постановления от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 2582 УК РФ)» ошибочно назвал указанное средство орудием добычи водных биологических ресурсов. Высшему судебному органу следует иметь в виду, что средство совершения преступления — материальный предмет, который использован виновным для осуществления преступного поведения, но, в отличие от орудия, не оказал непосредственного воздействия на объект посягательства.

Самоходное транспортное плавающее средство — это любое сооружение, устройство, конструкция, приводимые в движение двигателем: катамаран, моторная лодка, катер, судно, яхта, летательный гидроаппарат и т. д. Данное средство должно быть использовано для добычи (вылова) водных биологических ресурсов, например, для установки/снятия рыболовной сети. Если оно используется для доставления виновного к месту незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов, то не может быть признано средством совершения преступления, предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 256 УКРФ.

В уголовно-правовой литературе содержится предложение законодателю об исключении из п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ такого криминообразующего признака, как «применение самоходного транспортного плавающего средства»[4]. Анализ подкрепляющих данное предложение аргументов и результатов правоприменительной деятельности убеждают в необходимости сохранения названного признака, но в ином виде. Для этого с точки зрения законодательного предположения надлежит в п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ вместо фрагмента «самоходного транспортного плавающего средства» зафиксировать слова «транспортного средства», а применение самоходного транспортного средства при незаконной добыче (незаконном вылове) водных биологических ресурсов закрепить в качестве квалифицирующего признака в ч. I1 (или ч. 3) ст. 256 УК РФ.

На квалификацию содеянного по п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ может повлиять и орудие совершения преступления: взрывчатое или химическое вещество, электроток либо другое запрещённое орудие.

К взрывчатым веществам относятся динамит, тротил и другие вещества, приспособления, предназначенные, например, для шумового глушения, выманивания, загона водных животных.

Химические вещества — соединения элементов естественного и синтетического происхождения, составляющие основу органической и неорганической жизни материального мира, обладающие потребительскими свойствами в отношениях с людьми. Для добычи (вылова) водных биологических ресурсов могут быть использованы отравляющие или другие ядовитые вещества.

Электроток — это направленное (упорядоченное) движение заряжённых частиц: электронов, ионов и пр. Условно за направление электротока принимают порядок движения положительных зарядов.

Другими запрещёнными орудиями могут быть признаны остроги, накидные сети, вентеря, режаки и т. д.

Обязательным при квалификации деяния по ст. 256 УК РФ является место преступного посягательства — водная среда: территориальные воды, внутреннее море, озеро, река, пруд, канал, водохранилище, придаточные воды.

Недозволенными местами признаются водоёмы, их участки, где полностью или частично запрещены добыча, вылов водных биологических ресурсов. Например, участки ближе 500 м от мостов, шлюзов, плотин, других гидротехнических сооружений; вылов некоторых пород рыб в местах их скопления для нереста.

В п. «в» и «г» ч. 1 ст. 256 УК РФ место преступления конкретизировано: место нереста либо миграционный путь к нему (п. «в»); особо охраняемая природная территория, зона экологического бедствия или зона чрезвычайной экологической ситуации (п. «г»)[5]. Названные зоны указывают на обстановку совершения преступления.

Место нереста — это участок водной среды (нерестилище), где происходит вымётывание рыбами зрелой икры и молок.

Миграционным путём к месту нереста называют маршрут одного вида или нескольких видов рыб из места постоянного обитания к нерестилищу. В частности, лососевые, осетровые виды рыб на нерест идут из моря в реку, а речной угорь, наоборот, — из реки в море.

Пленума Верховного Суда РФ в абз. 1 п. 8 постановления от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 2581 УК РФ)» указал на то, что местом нереста могут быть признаны море, река, водоём или часть водоёма, где рыба мечет икру, а миграционным путём являются проходы, по которым рыба идёт к месту нереста; что если водный объект имеет небольшие размеры (например, озеро, пруд, запруда) и нерест происходит по всему водоёму, то его с учётом фактических обстоятельств следует признать местом нереста.

Квалификация деяния по п. «в» ч. 1 ст. 256 УК РФ возможна лишь при условии его совершения в период нереста или миграции к месту нереста. Осуществление такого деяния в иной период либо с помощью орудий лова, применение которых не причиняет вред нерестящимся особям, исключает данную квалификацию содеянного. Таким образом, на квалификацию противоправного поведения влияет время преступного посягательства.

К особо охраняемым природным территориям относятся заповедники, заказники, национальные парки, памятники природы и т. д.

Ответственность за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 256 УК РФ, наступает при незаконной добыче котиков, морских бобров или других морских млекопитающих, если таковая совершена в открытом море или в запретной зоне.

Открытым морем именуется часть Мирового океана, находящаяся в свободном пользовании всех государств и народов на началах их полного суверенного равенства[6].

Запретная зона — это часть естественного пространства (суши или акватории), на которой в силу закона в целях сохранения экологического равновесия запрещена хозяйственная и ограничена иная деятельность человека. Такими зонами объявляются, например, миграционные пути морских зверей, места их линьки.

Нарушение правил/требований, регламентирующих рыболовство во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе или в исключительной экономической зоне Российской Федерации, а равно в открытом море, при отсутствии признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 253, ст. 256, 2581 УК РФ, влечёт ответственность согласно ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ. В иных случаях нарушения (несоблюдения, ненадлежащего соблюдения) правил, регламентирующих рыболовство (в частности, во внутренних [не морских] водах Российской Федерации или при отсутствии незаконно выловленных водных биологических ресурсов, изготовленной из них продукции), правоприменители используют ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ.

Нарушения правил рыболовства:

  • а) добыча (вылов) водных биологических ресурсов без разрешительных документов, если их получение обязательно;
  • б) нарушение условий, отражённых в разрешительном документе на добычу (вылов) водных биологических ресурсов (осуществление добычи (вылова) помимо заявленной цели (промышленной, научной, контрольной, рыбоводной), в районе, не определённом в разрешении, с нарушением установленного срока, не указанным в разрешении орудием или способом, в большем количестве, чем предусмотрено разрешением, и т. д.);
  • в) несоблюдение установленного запрета (например, в отношении периода, орудия, способа, места добычи (вылова));
  • г) осуществление рыболовства при отсутствии на судне специальных средств технического контроля, которые обеспечивают постоянную автоматическую передачу информации о местоположении судна, и (или) других технических средств контроля, если оснащение судна такими средствами является обязательным;
  • д) отсутствие учёта либо ненадлежащий учёт водных биологических ресурсов в промысловом журнале и (или) других отчёт

ных документах, если законодательством установлена обязанность по ведению таких документов[7] .

Материальный ущерб от незаконной добычи (незаконного вылова) водных биологических ресурсов надлежит определять в соответствии с таксами и примечанием к ст. 256 УК РФ.

Ущерб от незаконной добычи (незаконного вылова) водных биологических ресурсов следует признать крупным, если он превысил 100 тыс. руб., особо крупным — 250 тыс. руб., в том числе при совершении нескольких эпизодов добычи (вылова), общий ущерб от которых превысил указанные стоимостные критерии, если умысел виновного направлен на причинение крупного или особо крупного ущерба.

Крупный или особо крупный ущерб, причинённый незаконной добычей (незаконным выловом) водных биологических ресурсов группой лиц, действовавших по предварительному сговору, либо организованной группой, нужно исчислять исходя из общего ущерба, причинённого всеми участниками преступной группы[8].

Диспозиция нормы, закреплённой в ст. 256 УК РФ, имеет ссылочно-бланкетный характер, поскольку для установления преступности деяния и надлежащей его квалификации отсылает правоприменителя к иным законам и подзаконным нормативным правовым актам. В числе таковых Федеральные законы от 20.12.2004 № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», от 24.04.1995 № 52-ФЗ «О животном мире»; постановление Правительства РФ от 03.11.2018 № 1321 «Об утверждении такс для исчисления размера ущерба, причинённого водным биологическим ресурсам; правила рыболовства (например, для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна, утв. приказом Минсельхоза России от 21.10.2013 № 385).

Незаконную добычу (незаконный вылов) с корыстной целью рыбы, водных животных, содержащихся в неволе (в специально устроенных или приспособленных местах), надобно квалифицировать как хищение имущества, а умерщвление таковых — как уничтожение чужого имущества.

В случаях, когда действия лица, непосредственно направленные на незаконную добычу (незаконный вылов) водных биологических ресурсов (например, начало установки орудий лова, непосредственная подготовка к применению для вылова рыбы, добычи других водных биологических ресурсов взрывчатых/химических веществ, электротока), пресечены в установленном законом порядке, содеянное надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 256 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ.

Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту его совершения 16-летнего возраста.

Возможен специальный субъект — лицо, использующее для совершения преступления своё служебное положение (в частности, капитан рыболовецкого или зверобойного судна, инспектор органа рыбоохраны) или участник преступной группы (см. ч. 3 ст. 256 УК РФ).

К лицам, использующим для совершения преступления своё служебное положение, следует отнести должностных лиц (см. примечание 1 к ст. 285 УК РФ), государственных или муниципальных служащих, а также лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ. Эти лица могут не только умышленно использовать свои служебные полномочия, но и оказывать влияние, исходя из значимости занимаемого служебного положения, на других лиц с целью незаконной добычи (незаконного вылова) ими водных биологических ресурсов. Содеянное нужно квалифицировать по ч. 3 ст. 256 УК РФ. Дополнительной квалификации по ст. 201 или 285, 286 УК РФ не требуется.[9]

Поведение лиц, заранее обещавших приобрести добытые заведомо преступным путём водные биологические ресурсы либо систематически приобретающих их у одного и того же злочинца, необходимо квалифицировать как пособничество в совершении преступления.

Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла, при котором виновный осознаёт общественную опасность того, что незаконно добывает (вылавливает) водные биологические ресурсы [предвидит причинение вреда экологической безопасности общества, а в некоторых случаях предвидит возможность либо неизбежность причинения крупного или особо крупного ущерба природной среде] и желает незаконно их добыть (выловить) [желает причинить указанный вред либо не желает, но допускает наступление ущерба в крупном или особо крупном размере]. Не имеет значения, был ли чётко определён умысел виновного на причинение крупного (особо крупного) ущерба либо его отношение к нанесению предполагаемого вреда было безразличным.

Мотив и цель для квалификации деяния как преступления значения не имеют, но, как правило, учитываются судом при назначении наказания.

Квалифицирующие признаки незаконной добычи (незаконного вылова) водных биологических ресурсов находятся в ч. 3 ст. 256

УК РФ: использование лицом своего служебного положения; совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; наступление особо крупного ущерба.

Таким образом, незаконная добыча (незаконный вылов) водных биологических ресурсов представляет собой отражённое ст. 256 УК РФ противоправное активное поведение, которым виновный умышленно посягает на экологическую безопасность общества путём изъятия водных биологических ресурсов из естественной среды обитания в нарушение установленного законодательством порядка.

В общем количестве уличённых в совершении преступлений против экологии и осуждённых за эти преступления число виновных в незаконной добыче (незаконном вылове) водных биологических ресурсов существенно.

Статья 256 УК РФ состоит из трёх частей, которые содержат основные альтернативные (ч. 1, 2) и квалифицированный (ч. 3) составы преступления. В присоединённом к статье примечании определены крупный и особо крупный размеры ущерба, причинённого экологии незаконной добычей (незаконным выловом) водных биологических ресурсов. По законодательной конструкции составы преступления, предусмотренные ч. 1, 3 ст. 256 УК РФ, формально-материальные, а состав преступления, зафиксированный в ч. 2 ст. 256 УК РФ, — формальный. На квалификацию содеянного могут повлиять способ, средство, орудие, место, время, обстановка совершения преступления. Диспозиция нормы, закреплённой в статье, имеет ссылочнобланкетный характер.

  • [1] См. также пояснения к гистограмме 1. 2 См. ст. 1 Федерального закона от 20.12.2004 № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Подробнее см. в § 2 гл. 5.
  • [2] См. абз. 1 п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 2581 УК РФ)». 2 См. абз. 1 п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной
  • [3] ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 2582 УК РФ)». 2 О предварительном сговоре группы лиц и об организованной группе см. в § 4 гл. 4. 3 См. также п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 258}УК РФ)».
  • [4] См.: Гончарова Ю. С. Незаконная добыча водных животных и растений: уголовно-правовое, компаративное и криминологическое исследования: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 8, 10, 16, 17. 2 См. Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. С. 1562. 3 См. также определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Никулина // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1985. № 2. С. 8—9.
  • [5] О зоне экологического бедствия и зоне чрезвычайной экологической ситуации см. в § 2 гл. 3. 2 См. абз. 2 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 258ХУК РФ)». 3 О государственных природных заповедниках, государственных природных заказниках, национальных парках, памятниках природы, других особо охраняемых государством природных территориях см. в § 6 гл. 5.
  • [6] См. ст. 87 Конвенции ООН по морскому праву (Монтего-Бей, 10.12.1982; вступила в силу для Российской Федерации 11.04.1997); Международное право: учебник / под ред. Н. Т. Блатовой. М.: Юрид. лит., 1987. С. 379. 2 См. также п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № TJ «О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил и требований, регламентирующих рыболовство». 3 Высший судебный орган в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2008 года указал на то, что действия лиц, осу-
  • [7] ществляющих рыбопромысловую деятельность во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, при отсутствии на судне промыслового или технологического журнала, а также при ненадлежащем ведении данного журнала (например, искажении данных), образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ (см. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 11. С. 22). Вместе с тем капитан судна, осуществляющего добычу (вылов) водных биологических ресурсов в указанных местах, который не выполнил возложенную на него обязанность по ведению промыслового журнала либо внёс в данный журнал искажённые сведения, подлежит ответственности по ч. 2 ст. 8.16 КоАП РФ. 2 См. абз. А—9 п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 27 «О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил и требований, регламентирующих рыболовство». 3 См. Таксы: а) для исчисления размера ущерба, причинённого водным биологическим ресурсам, утв. постановлением Правительства РФ от 03.11.2018 № 1321; б) для исчисления размера взыскания за ущерб, причинённый гражданами, юридическими лицами и лицами без гражданства уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов во внутренних рыбохозяйственных водоёмах, внутренних морских водах, территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации и анадромных видов рыб, образующихся в реках России, за пределами исключительной экономической зоны Российской Федерации до внешних границ экономических и рыболовных зон иностранных государств, утв. постановлением Правительства РФ от 26.09.2000 № 724; в) для исчисления размера взыскания за ущерб, причинённый гражданами, юридическими лицами и лицами без гражданства уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов, занесённых в Красную книгу Российской Федерации, во внутренних рыбохозяйственных водоёмах, внутренних морских водах, территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ от 26.09.2000 № 724; г) для исчисления размера вреда, причинённого объектам растительного мира, занесённым в Красную книгу Российской Федерации, и среде их обитания вследствие нарушения законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования, утв. приказом Минприроды России от 01.08.2011 № 658. 4 См. примечание к ст. 256 УК РФ; абз. 1 п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 258ХУК РФ)».
  • [8] См. абз. 2 п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 2581 УК РФ)». 2 См. п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»; п. 18 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения». 3 См. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 258ХУК РФ)».
  • [9] См. абз. 1—3 п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»; абз. 2 п. 10утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения». 2 См. п. 8 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >