Россия в английской карикатуре

Объектом карикатуры было все: повседневная жизнь города, посетители театров, завсегдатаи клубов, модники и модницы, нищие и аристократы, пьяницы и трезвенники, проповедники и паства, и даже королева и принц Уэльский. Но особый интерес имела политическая карикатура, раскрывающая борьбу политических партий в парламенте, выборы, коррупцию и чиновников, обирающих простой люд, который символически изображался в образе простоватого увальня Джона Булла. Карикатура высмеивала и участников мировой политики. В особенности доставалось Франции, с которой Англия находилась в войне. Постоянным предметом английской политической сатиры была и Россия, хотя карикатура давала не только негативный, но и позитивный имидж российской жизни и ее героев.

Россия, как и многие другие европейские страны, постоянно воевала: с Турцией, Швецией, состояла в европейском конфликте с Австрией, Пруссией. И Россия участвовала в освободительной войне против Наполеона, русские войска маршировали через всю Европу и стояли в Париже. Все это делало Россию активным субъектом на мировой политической арене, и поэтому она была постоянным объектом популярной политической карикатуры.

В этой карикатуре Россия имела самый разнообразный имидж. Прежде всего, в английской политической карикатуре существовала традиция изображать различные страны в виде животных. Франция изображалась в виде лисицы, Испания — в виде волка, Турция — слона, Австрия — орла и так далее. Символом России был медведь — иногда свирепый и опасный, иногда комичный и добродушный. Этот политический зоопарк представлен в серии сатирических гравюр, посвященной европейской политике.

Помимо этого, популярными героями карикатур были русские монархи: Елизавета I, Екатерина II, Павел I и Александр I. Петр I избежал этой участи. Его посещение Голландии и Англии в 1698 году ознаменовалось замечательным парадным портретом известного живописца Годфри Неллера. Зато другие представители российской царской династии постоянно фигурировали в английской карикатуре. В особенности часто была представлена Екатерина Великая, претендовавшая не только на роль императрицы, но и покровителя наук и искусств в международном масштабе. Ее образ в английской карикатуре был амбивалентен — она выступала как «христианская амазонка», сражающаяся с мечом и щитом в руках с врагами веры и отечества. Так она изображена на карикатуре неизвестного автора в 1787 году, где царственная амазонка сражается с турецким воином и стоящими на его стороне союзниками Испанией и Францией.

Джеймс Гилрей, один из самых популярных политических карикатуристов, использует для своей карикатуры сюжет шекспировской комедии «Укрощение строптивой». Подпись под карикатурой гласит: «Укрощение строптивой: Катарина и Петруччо. Современный Дон Кихот, или Что Вам угодно» (1787). На ней изображен премьер-министр Уильям Питт, проводивший антирусскую политику, одновременно в виде Дон Кихота на Росинанте и в виде Петруччо, который говорит испуганной царице: «Катарина, мне не нравится твоя шляпка, сними эту побрякушку. Такова моя королевская воля».

Обыгрывание имени русской царицы и строптивой героини Шекспира стало традиционным приемом для многих карикатур, которые рисуют лучшие карикатуристы — Исааак Крукшенк, Ричард Ньютон. Последний рисует, в частности, карикатуру «Мечты царицы Екатерины» (1794), на которой дьявол преподносит Екатерине два блюда на выбор. На одном написано «Варшава», на другом — «Константинополь». Все эти карикатуры, посвященные Екатерине II, никогда не были брутальны или оскорбительны. Они свидетельствуют, что «христианскую амазонку» боялись, а политической и военной мощи России если и не страшились, то уважали.

Гораздо более негативный имидж в английской карикатуре получил Павел I. На карикатуре «Поступь лунатика» Павел изображен одной ногой стоящей в Петербурге, другой в Бедламе. Крукшенк также изображает русского царя в виде сумасшедшего в карикатуре «Сумасшедший Павел».

Новый и позитивный взгляд на Россию стал преобладать в карикатурах, посвященных войне с Наполеоном. К тому же в самой России происходит важное событие. В 1808 году открывается первый русский сатирический «Журнал карикатур», издаваемый Алексеем Венециановым. Этот журнал просуществовал недолго, но он стал популярным не только в России, но и за рубежом, в частности в Англии. В нем получили отражение сюжеты войны против Наполео на. Некоторые из этих карикатур были адаптированы английскими художниками. В 1813 году Джордж Крукшенк публикует серию из девяти карикатур, основанных на антинаполеоновских гравюрах из журнала Венецианова. Поэтому на некоторых из них остаются русские надписи. Подписи к карикатурам весьма характерны: «Русские учат Бони плясать под свою дудку», «Крестьянин уводит из-под носа французов пушку», «Русский крестьянин нагружает навозную повозку» и другие. В этих карикатурах весьма ощутима симпатия к русской освободительной войне 1812 года.

После победы над Наполеоном в английской карикатуре появляется новый герой — казак, русский кавалерист, который победно маршировал в 1813 году по Елисейским полям в Париже. Существует много карикатур, сюжетом которых является воинственный бородатый казак, охотящийся на французского лиса, и дружелюбно общающийся с английским Джоном Буллом. Такова карикатура У. Брука «Джон Булл и казаки в Лондоне» (1813). От этого времени в Европе осталось много воспоминаний, в частности, и название маленьких ресторанчиков — «бистро» (от русского «быстро», так русские казаки нетерпеливо требовали подачи пищи).

В Париже в это время появилась мода на все русское. Английские карикатуры, постоянно высмеивающие парижские моды, изображают новых модников в широких казацких шароварах. Да и сам казак, несущийся на коне с пикой в руках, становится популярным образом художников-карикатуристов. Соответственно и Александр I, победитель Наполеона, изображается в карикатурах этого времени достаточно элегантно и доброжелательно. На карикатуре «Политические шахматы» изображается русский царь, который ставит шах турецкому султану. Английские карикатуристы достойно оценили вклад России в войне с Наполеоном.

К сожалению, все это продолжалось недолго. Последущие политические события — конгресс в Вене, ситуация с Польшей, а позднее Крымская война — послужили почвой для возникновения и умножения негативных карикатур. Россия вновь становится агрессивным медведем, политика диктует свои законы эстетике.

На карикатуре «Политическая ярмарка», появившейся до войны с Наполеоном, представлены разные страны: Англия, Франция, Дания, Швеция, Испания и Россия. Каждая национальная торговая палатка продает свой политический товар и по-своему развлекает публику. Русский стенд рекламирует комедию под названием «Медведь на привязи. Музыка французская». У стенда привязан комический медведь, который, очевидно, будет веселить публику своими неуклюжими танцами. Медведь не опасен, на нем надет намордник, и привязан он к столбу с французской надписью.

Но вот на более поздней карикатуре «Голодный имперский медведь, или Взгляд в будущее» медведь в шароварах с ревом несется, наступая ногой на куропатку с турецкой чалмой на голове и неся в руках пищу, на которой надпись: «Греция». Сзади в лодке с британским флагом и пушкой на носу его окликает Джон Булл, но без видимого результата.

THE BEAK AND THE BEES.—A NEW EKS1UN Ur AN ULD blUKl.

Неизвестный художник. Медведь и пчелы

Наконец, показательна карикатура 1853 года, относящаяся к периоду Крымской войны, «Медведь и пчелы». На ней сидящего у улья медведя атакуют полчища пчел, символизирующих вооруженных саблями всадников, которые жалят рычащего от боли медведя. Эта аллегория раненого и опасного зверя отражает антирусские настроения этого периода в истории отношений между Россией и Великобританией.

Следует отметить, что английская карикатура, при всей своей брутальности и политической заостренности, служит важным и вместе с тем занимательным документом, иллюстрирующим отношения между Россией и Великобританией. В этих отношениях были периоды подъема и упадка, любви и ненависти, дружественности и враждебности. Все эти настроения получают отражения в английской карикатуре, адресованной России и русско-английским отношениям.

Примечания

  • 1. Lichtenberg’s Commentaries on Hogarth’s Engravings. Ed. by Gustav Herdan. London, 1966.
  • 2. Gillray Observed. The Earlist Account of His Caricatures in «London and Paris». Ed. by D. Banerji and D. Donald. Cambridge, 1999.
  • 3. Gombrich E. H. Meditation on a Hobby Horse. London, 1963, p. 129.
  • 4. Gombrich E. H. The Heritage of Apelles. London, 1976.
  • 5. George Vertue. A Description of the Works of the Ingenious Delineator and Engraver Wenceslaus Hollar. London, 1745; Caricatures by Leonardo da Vinci from Drawings Wenceslaus Hollar. London, 1786.
  • 6. Fransis Grose. Rules for Drawing Caricatures: with an Essay on Comic Painting. London, 1788; Bowles’s Polite Recreation in Drawing. Including Fifty-two Well-known Heads, with the Animals they Resemble. London, 1789.
  • 7. Duffy Michael. The Englishman and Foreigner. Cambridge, 1986; Langford Paul. Walpole and Robincracy. Cambridge, 1986; Brewer John. The Comnion People and Politics 1750—1790. Cambridge, 1986; Milner John. Religion and Popular Print 1600—1832. Cambridge, 1986; Sharpe J. A. Crime and Law in English Satirical Print 1600—1832; Thomas Peter. The American Revolution. Cambridge, 1986; Dickinson M. T. Caricature and Constitution 1760—1832. Cambridge, 1986.
  • 8. Gazamian Louis. The Development of English Humour. Durham, 1952. p. 7.
  • 9. У Джонсона термин «humours» имеет скорее медицинское, чем эстетическое значение, которое появится несколько позже.
  • 10. Priestley J. В. British Humour. London, 1976, р. 179—180.
  • 11. Fujimura Thomas. The Restoration Comedy of Wit. Princeton, 1952.
  • 12. История английской литературы. M. — Л., 1945, с. 325.
  • 13. Лэм Чарльз. Очерки Элии, с. 148.
  • 14. Шоу Бернард. Предисловие к сборнику «Приятные и неприятные пьесы». 1898.
  • 15. Кольридж С. Т. Избранные труды, с. 233.
  • 16. Макарони — так в XVIII веке назывались модно одевающиеся мужчины, следящие за новинками итальянской и французской моды.
  • 17. Rossetty U.
  • 18. Basket J., Snelgrove D. The Drawings of Thomas Rowlandson in the Paul Mellon Collection. London, 1977; Riely John. Rowlandson Drawings from the Paul Mellon Collection. New-Haven — London, 1978; Hayes John. A Catalogue of the Watercolour Drawings by Thomas Rowlandson in the London Museum. London, 1960.
  • 19. Paulson Ronald. Rowlandson. A New Interpretation. London, 1972.
  • 20. Ibid, p. 13.
  • 21. Ibid, p. 15.
  • 22. Powell Nicolas. Fuseli: The Nightmare. London, 1973.
  • 23. A Portrait of Georgian London. Ed. by E Aubyn, 1985.
  • 24. Ackerman R. The Microcosm of London, 1943, p. 31.
  • 25. Mr. Rowlandson England. Ed. by R. Southey, 1985.
  • 26. Sherry Robert. Distance and Humor; the Art of Thomas Rowlandson // XVIII-Century Studies, V. 11, № 4, 1978, p. 159.
  • 27. Schiff George. The Amorous Illustrations of Thomas Rowlandson. 1969.
  • 28.Oppe A. P. Thomas Rowlandson: his Drawings and Watercolours. London, 1923, p. 6.
  • 29. Paulson R. Rowaldson and the Dance of Death // XVIII-Century Studies, v. 3, № 4, 1970, p. 559.
  • 30. Angelo Henry. Reminiscences. London, 1909, v. I, p. 180.
  • 31. Fashionable Contrast. Caricatures by James Gillray. Ed. by Draper Hill. London, 1966, p. 5.
  • 32. The Athenaeum. 1 October, 1831, p. 633.
  • 33. Maurice A., Cooper E. The History of the Nineteenth Century in Caricature. New York, 1903, p. 21—22.
  • 34. Hill Draper. Mr. Gillray. The Caricaturist. A Biography. London, 1965.
  • 35. Gillray Observed. The Early Account of his Caricatures in «London and Paris». Cambridge, 1999, p. 56.
  • 36. Ibid, p. 203—204.
  • 37. Jerrold Blanchard. The Life of George Cruikshank in Two Epochs. London, 1971.
  • 38. Monthly Magazin. 1833, p. 132—133.
  • 39. Jerrold Blanchard. The Life of George Cruikshank in Two Epochs, p. 3.
  • 40. Ibid, p. 12.
  • 41. Wardroper John. The Caricatures of George Cruikshank. London, 1977, p. 23.

Глава 8

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >