ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ МЕЛЬНИКОВ (АНДРЕЙ ПЕЧЕРСКИЙ) (1818-1883)

В результате изучения данной главы студент должен:

  • знать факты жизни Мельникова; эволюцию его творчества писателя-беллетриста; его деятельность как исследователя раскола;
  • уметь разграничивать жанровую специфику произведений Мельникова (рассказы, повести, романы); определять дилогию как романный жанр и его специфику в творчестве Мельникова; вычленить в творческом наследии писателя работы по истории раскола;
  • владеть исследовательскими приемами, позволяющими преодолеть узкое представление о Мельникове как о писателе-этнографе; навыками анализа художественной специфики его произведений в области характерологии, особенностей построения сюжета; представлением о художественной специфике дилогии "В лесах" и "На горах"; содержанием работы Мельникова как основателя научного краеведения.

П. И. Мельников, известный читателям под своим прославленным псевдонимом Андрей Печерский, – редкий случай универсального таланта, притом таланта характерно русского по своему складу. Бог дал ему богатые творческие возможности, но лишил способности чисто отрицательного свойства: некоторой узости, педантизма, желания всецело сосредоточиться на чем-то одном. Вот почему Мельников умудрился всю жизнь свою проспорить – с самим собой. Его ученики (среди них был академик К. И. Бестужев-Рюмин) брали торжественные призы в науке, занимали профессорские кафедры в столичных и крупнейших российских университетах, а он так и остался преподавателем истории в гимназии. П. И. Мельников был художником-беллетристом милостью Божией, но постоянно сомневался в своем даре и мало печатался. Он усиленно занимался древними литературными памятниками, собирался специализироваться по кафедре славянских наречий, а стал крупнейшим знатоком раскола. К тому же Мельников всю жизнь тянул служебную лямку по Министерству внутренних дел, малопочтенному в глазах интеллигентной публики. Он дослужился до статского советника (в российской Табели о рангах – высокая ступень, чин генерал-майора), отказался от губернаторства, но все-таки вышел в "генералы от литературы", попав в число русских писателей-классиков.

П. И. Мельников принимал живейшее участие в работе В. И. Даля по составлению знаменитого "Толкового словаря живого великорусского языка". Сам Даль в "Напутном слове", обращаясь к читателям и говоря о трудностях своей работы и просто о том, что у него не было помощников и даже людей, с которыми можно было бы отвести душу и посоветоваться, упоминает только двух дружески расположенных к нему лиц, в которых он находил "умное и дельное сочувствие к своему труду". Один из них – "П. И. Мельников, в Нижнем".

Историк, писатель, работавший в разных жанрах, этнограф, знаток языка, исследователь вероучений и современных религиозных сект, отлично представлявший себе фонды частных и государственных архивов, наконец, по своей работе сначала чиновник особых поручений, а затем по возложенным на него обязанностям в Министерстве внутренних дел дотошный "практик", хорошо знакомый с состоянием раскола в конкретном регионе, в Нижегородской губернии, тогда оплоте старообрядчества, – именно подобного рода "разброс" интересов свойствен Мельникову, когда он шел одновременно несколькими путями, вместо того чтобы идти одним. Однако "многоликость" Мельникова и особенные, свойственные ему творческие приемы работы, привели к тому, что он оставил образцы той научной дисциплины, которая сейчас определяется как краеведение. Яркий мастер, Мельников и здесь проторил новые исследовательские маршруты, так что его вполне можно назвать патриархом отечественного краеведения. Судьба его, даже в своих стремительных, а порой и катастрофических, поворотах казалась отмеченной каким-то предопределением.

Родился Мельников в Нижнем Новгороде, но детство провел в Семенове, центре раскола, изучением которого впоследствии так успешно занимался. В 1825 г. он поступил в Нижегородскую гимназию, а перед ее окончанием был захвачен солдатской стражей в одной из полуразрушенных башен древнего нижегородского кремля, хотя вина его и других "заговорщиков", которых ославили мистиками и головорезами, ниспровергателями основ государственности, заключалась в том, что в романтически уединенном месте они разыгрывали... Шиллера. В Казанском университете эта печальная история повторится. Как одного из лучших выпускников Мельникова ждала заграничная стажировка и научная работа на университетской кафедре, но что-то произошло на студенческой вечеринке (о том, что именно произошло, ни он, ни его биографы не говорят), и недавнего блестящего магистра в 1838 г. отправили в ссылку под конвоем солдата в заштатный городок Шадринск и только в виде особой милости уже в пути сменили Шадринск на Пермь. Здесь новоиспеченный учитель гимназии увлекся изучением народного быта, причем так, как и следовало его изучать, по его словам, "лежа у мужика на полатях, а не сидя в бархатном кресле в кабинете", забираясь в глухие медвежьи углы, а "не разъезжая по почтовым дорогам по казенной надобности". П. И. Мельников объехал заводы Приуралья, усольские солеварни, вникая в исторические и этнографические особенности нового для него края. В следующем, 1839 г. переведенный в родной Нижний Новгород также гимназическим учителем истории, он продолжил краеведческие исследования на региональном материале Нижегородчины, с увлечением занялся русской стариной, в особенности историей раскола, разборами архивов присутственных мест и монастырей Нижегородской губернии. Эти занятия вывели его в 1841 г. не только в корреспонденты Всероссийской археографической комиссии, что, учитывая его возраст, было большой редкостью, но и сыграли решающую роль в его дальнейшей карьере.

По предложению нижегородского генерал-губернатора князя М. А. Урусова Мельников стал с 1845 г. редактировать газету "Нижегородские губернские ведомости" (неофициальную часть), заполняя порой целые газетные полосы своими текстами, насыщенными множеством исторических, статистических и этнографических сведений, связанных с историей края, а в 1847 г. получил от Урусова назначение чиновником по особым поручениям с преимущественными занятиями расколом. В 1850 г. Мельникова заметили в Москве и перевели в Министерство внутренних дел, а затем он, служа по тому же ведомству, оказался уже в столице, в Петербурге, где успешно продолжил чиновничью карьеру. Однако и Москва, и Петербург оставались бивуаками, основное время он проводил в Нижнем Новгороде и в Нижегородской губернии, по-прежнему занятый делами старообрядцев.

П. И. Мельников рано стал печататься: с 1840 г. в "Литературной газете" и "Отечественных записках", издаваемых А. А. Краевским, – так что путь в большую литературу, подобно Некрасову и Лескову, он начал с газетных и журнальных страниц. Первые публикации писателя носили научный и краеведческий характер (исключением был его дебют: откровенное подражание Гоголю в рассказе под громоздким заглавием "О том, кто такой был Эльпидифор Перфильевич и какие приготовления делались в Чернограде к его именинам", опубликованном в "Литературной газете" в 1840 г.), и только в 1852 г. читатели узнали подлинного Мельникова-беллетриста: в журнале "Москвитянин" появилась его повесть "Красильниковы". Затем он вновь на несколько лет замолчал и лишь в 1857–1858 гг. последовал ряд рассказов и повесть "Старые годы", имевшая особенно шумный успех. Отдельный раздел в наследии Мельникова занимают работы по истории и современному бытованию раскола, а также различных сект, тоже ставшие образцовыми в этом роде исследований, к тому же изложенными прекрасным языком.

Подлинная слава пришла к Мельникову совершенно неожиданно и необычно, ведь своей широкой известностью он обязан двум последним своим произведениям – составившим дилогию романам "В лесах" и "На горах". Причем первая часть вышла в свет в 1875 г., когда жизнь стала уже стремительно катиться к закату, а работа над второй (1881) сопровождалась тяжелейшим недугом, в результате чего писательская смерть наступила раньше физической, словно оправдались зловещие пророчества старообрядцев, видевших в Мельникове жестокого преследователя древней веры. Писателю отказывала хорошо тренированная писательская память и речь (он был прекрасным импровизатором), его разбил паралич, у него отнялись ноги, рука не в силах была держать перо, текст приходилось с трудом диктовать, немногие могли понимать его слова. Умер Мельников 1 февраля 1883 г. и был похоронен в Крестовоздвиженском монастыре, расположенном у въезда в Нижний Новгород, над рекой Окой.

Доживая последние мучительные годы, не бросая литературного труда, Мельников словно вернулся, работая над романом, в свою молодость – в леса Заволжья, в раскольничьи скиты и тайные молельни, где бывал еще расторопным, педантичным и суровым чиновником. Непосредственные наблюдения, жизнь среди природы, многолетние исследования старообрядчества, писательский опыт – все слилось в сто знаменитой дилогии, дав великолепный художественный результат: последним творческим усилием ему удалось войти в пантеон русской литературной классики.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >