Встреча с интересным человеком

Перейдем теперь к формам, которые в большей степени ориентированы на удовлетворение потребности людей в рекреации, отдыхе, разумных развлечениях. К ним, безусловно, можно отнести такую, как встреча с интересным человеком. Актуализация этой формы приходится на 1960—1970-е гг., когда начался процесс высвобождения музея от оков политизации, а одновременно и увеличения посещаемости музеев. Посетителей привлекали не только коллекции, но и возможность общения, личной встречи с замечательной личностью — участником события, знатоком темы, коллекционером. Это зафиксировано социологическими исследованиями, в частности исследованием «Музей и посетитель», проводившимся в начале 1970-х гг. в краеведческих музеях России. На вопрос анкеты: «Какие мероприятия нашего музея (кроме экскурсии) Вы хотели бы посетить?» 73 % опрошенных ответили: «Встречи с интересными людьми». Быть может, этот ответ подсказан деятельностью самих музеев, преобладанием данной формы. Действительно, в этот период музеи начинают обретать новое качество, становясь своеобразным клубом интересных встреч, местом интеллектуального отдыха. Яркий пример тому — Музей А. С. Пушкина в Москве, который собирал переполненные залы на встречи с С. М. Бонди и Н. К. Гудзием, И. Л. Фейнбергом и Д. Д. Благим, В. С. Непомнящим и Н. Я. Эйдельманом, И. Л. Андронниковым и Д. Н. Журавлевым, Ю. Л. Керцелли и И. С. Зильберштейном.

Стремление к подобным публичным формам общения постепенно ослабевало, хотя названная форма — встреча с интересным человеком — остается в арсенале культурно-образовательной деятельности музеев и по-прежнему привлекает людей возможностью непосредственного общения с незаурядной личностью.

Концерт, литературный вечер, театрализованное представление, кинопросмотр

Потребности в рекреации соответствуют и такие формы, как концерт, литературный вечер, театрализованное представление, кинопросмотр. Как и большинство базовых форм, они, прежде всего концерты и литературные вечера, были частью жизни музея рубежа веков. Однако музейное значение эти формы приобретают тогда, когда с их помощью воплощается идея синтеза предметной среды и искусства.

Последовательное воплощение идея синтеза получила в деятельности Эрмитажного театра (1932—1935), созданного известным музыковедом С. Л. Гинзбургом. Здесь была реализована его концепция «звучащего музея», регулярно устраивались представления, на которых предметная историко-культурная среда представала во взаимодействии с музыкой, танцем, литературой. Это давало возможность передать образ эпохи, погрузить зрителей в ее атмосферу.

Традиции Эрмитажного театра нашли продолжение в 1970— 1980-х гг., когда названные формы вновь обрели свою актуальность, прежде всего в деятельности музеев театра, музыки и кино, но не только в них. Свидетельством тому стали «Декабрьские вечера» в ГМИИ им. А. С. Пушкина, которые организовывались начиная с 1981 г. по инициативе Святослава Рихтера и поддерживались тогдашним директором музея И. А. Антоновой. Специально для каждого цикла (например, «Образы Англии — традиции и фантазии», «Мир романтизма», «Чайковский и Левитан», «Художник рисует Библию») на основе единой эстетической идеи была разработана программа, где изобразительный ряд входит во взаимодействие с музыкальными образами. «Декабрьские вечера» обозначили путь, по которому пошли многие художественные музеи, находя собственные решения для воплощения идеи синтетического музейного действа.

Повсеместное использование таких форм, как встречи, концерты, театрализация, киносеансы и др., стало вызывать упреки в утрате музеем своей специфики. Думается, что это несправедливо и неверно по существу. Скорее всего, речь должна идти о более широком подходе к толкованию понятия «культурное наследие». Интерес публики и самих музеев к этим формам свидетельствовал о признании значимости непредметных форм бытования культурного наследия, к которому можно отнести и духовный опыт человека, и звучащее слово, и музыку, и кинофильм.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >