Правовая основа государственно-частного партнерства в зарубежных странах

Собственное национальное законодательство о ГЧП имеется далеко не во всех странах мира. Конечно же, оно отсутствует в тех странах, в которых этот механизм пока не применяется вовсе, например в Корейской Народно-Демократической Республике.

Наряду с этим есть некоторые страны, которые хотя и используют ГЧП в своей национальной практике, но не приняли специальные законодательные акты, регулирующие ГЧП. К таким странам, в частности, относятся Австрия, Австралия, Бельгия (за исключением Фландрии), Нидерланды, Индия, Южно-Африканская Республика (ЮАР) и др. В процессе подготовки и реализации проектов ГЧП публичные органы и представители частного бизнеса этих стран руководствуются типовыми контрактами и практическими рекомендациями, разработанными национальными и международными уполномоченными органами и организациями. Несмотря на их необязательную юридическую силу (а может быть — именно благодаря этому), указанные руководящие документы детально описывают все необходимые процедуры и способствуют эффективной реализации ГЧП на практике. Например, Правительством Новой Зеландии рекомендованы Contractual Framework for the Standard Form Public

Private Partnership (PPP) Project Agreement, 2013[1]; в ЮАР разработаны и действуют National Treasury Standardised PPP Provisions (Standardisation), 2004, которые охватывают отношения всего цикла проекта ГЧП от выбора модели до управления исполнением соглашения о ГЧП.

Вместе с тем во многих странах, имеющих практику ГЧП, разработаны и приняты законы / подзаконные акты, регламентирующие ГЧП или концессии, либо оба этих механизма (Албания, Аргентина, Болгария, Бразилия, Венгрия, Египет, Киргизия, Латвия, Литва, Мексика, Молдова, Польша, Республика Корея, Россия, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Тунис, Украина, Хорватия, Черногория, Чехия, Эстония, Япония и др.). Стоит отметить, что нормы, регулирующие ГЧП/концессии во всех национальных системах, имеют как значительное сходство, так и много различий. Их анализ свидетельствует о том, что они в разной степени соответствуют международным стандартам правового регулирования ГЧП, описанных выше (см. подробнее параграф 3.3). Так, например, проведенная ЕБРР в 34 странах оценка концессионного законодательства и законодательства о ГЧП на их соответствие международным стандартам и лучшей практике правового регулирования показала, что законодательство только одной страны имеет «очень высокое соответствие» (Монголия); 16 стран имеют «высокое соответствие» (Албания, Болгария, Венгрия, Египет, Латвия, Литва, Молдова, Россия, Сербия, Словакия, Словения, Тунис, Украина, Хорватия, Черногория, Эстония); 10 стран имеют «среднее соответствие» (Босния и Герцеговина, Иордания, Казахстан, Киргизия, Македония, Марокко, Польша, Румыния, Турция, Чехия); 7 стран имеют «низкое соответствие» (Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан).

Рассмотрим подробнее национальное законодательство о ГЧП / концессиях отдельных государств.

  • [1] URL: http://www.treasury.govt.nz/statesector/ppp/standard-form-ppp-project-agreement/cfsfppppa-ov-octl3.pdf (дата обращения: 09.02.2021). 2 URL: http://www.ppp.gov.za/Legal %20Aspects/Standardised %20РРР %20 Provinsions/National %20Treasury %20РРР %20Practice %20Note %20No %201 %20 of %202004; %20Standardised %20PPP %20Provisions; %20First %20Issue; %20 11 %20March %202004_l.pdf (дата обращения: 09.02.2021). 3 EBRD Concession / PPP Laws Assessment 2011: Cover Analysis Report. Final Report. May 2012. URL: http://www.ebrd.com/downloads/legal/concessions/pppreport.pdf (дата обращения: 09.02.2021).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >