Соотношение произвольных и волевых процессов

Л. М. Веккер выделил три уровня регуляции человеческой деятельности: непроизвольный (непосредственный и реактивный), произвольный (опосредствованный и активный) и волевой (связанный с опосредствованием второго порядка и активный). При анализе соотношения этих трех уровней мы снова сталкиваемся с проблемой: вся психическая деятельность взрослого носит опосредствованный характер, то что в поведении взрослого кажется со стороны непроизвольным, на самом деле представляет собой автоматизированные произвольные процессы. У ребенка же нет способности к волевому действию. Поэтому в реальном исследовании мы можем рассматривать или переход от первого ко второму уровню, или переход от второго к третьему уровню.

Во второй главе мы уже подробно обсудили основную закономерность развития высших психических функций, суть которой заключается в переходе от непосредственных элементарных психических реакций к опосредствованным знаками произвольным психологическим системам. Опосредствование происходит за счет овладения универсальной семиотической системой языка и специфическими средствами для регуляции отдельных психических функций. В результате психические процессы приобретают произвольную форму, т.е. становятся целеустремленными – определяемыми не причинными изменениями в организме, а предвосхищаемой в сознании целью активности. Человек не остается замкнутым в текущем моменте, а действует "на опережение" в соответствии с тем будущим, которое он замыслил.

Однако далеко не всегда общего свойства произвольности оказывается достаточно для того, чтобы обеспечить целеустремленность, о которой говорилось выше. Тогда и появляется необходимость в волевой регуляции, направленной на реализацию ряда функций:

  • • выбор мотивов и целей при их конфликте (селективная функция);
  • • восполнение дефицита побуждения к действию при отсутствии его достаточной мотивации (инициирующая функция);
  • • ослабление избыточной мотивации при нежелательности действия (ингибирующая функция);
  • • поддержание выбранного уровня выполнения действия при наличии помех (стабилизирующая функция);
  • • произвольная регуляция внешних и внутренних действий и психических процессов.

Примером первой функции служит ситуация, когда вам нужно отправиться на утреннюю пробежку, в то время как у вас слипаются глаза. Для этого прежде всего следует выбрать один мотив из нескольких конкурирующих ("спать", "встать", "поваляться в постели и посмотреть телевизор" и т.д.). Затем, если вам удалось усилием воли заставить себя одеться и выйти на улицу, будет реализована вторая функция волевого действия. Однако в описываемой нами ситуации будет проявляться и третья функция, ведь с помощью воли вам необходимо ослабить действие актуального мотива ("спать"). Во время пробежки по новому маршруту вам может встретиться продуктовый магазин и соответственно актуализироваться новый (пищевой) мотив, следовательно, возникнет и цель – "зайти туда на минутку и купить свежего хлеба к завтраку". На этой стадии функция воли будет заключаться в том, чтобы сохранить темп бега и не отвлекаться на другую деятельность. И наконец, во время бега вы, может быть, стараетесь продумать все дела, которые вам необходимо сделать в этот день, по даже если ваша мысль будет порой "соскальзывать", вы окажетесь все-таки способны к поддержанию выбранного хода мыслей.

Очевидно, что справиться с этими задачами "само собой" не получится. Наивно было бы думать, что один человек рождается волевым, а другой – безвольным. Способность к совершению волевых действий (поступков) формируется по мере развития личности и воплощается в устойчивые личностные качества: целеустремленность, настойчивость, выдержку, решительность, инициативность, самостоятельность, организованность, дисциплинированность, смелость и др. Суть формирования волевых качеств заключается в овладении специальными приемами управления произвольными актами. Именно в этом смысле В. А. Иванников называет волевое действие "дважды произвольным".

В соответствии с теорией Л. С. Выготского, источником волевого действия является приказ. Под воздействием приказа (обратите внимание, приказ – это слово, а не физическое насилие) человек способен совершить то, с чем никогда бы не справился самостоятельно. Так, солдат, повинуясь приказу, встает в атаку и этим осуществляет как бы совместную волю – свою и командира. В своей лекции, посвященной проблеме воли, А. Н. Леонтьев иллюстрирует данную "разделенную" стадию развития воли с помощью анекдотической истории: "У некоего офицера был денщик. Однажды этот офицер услышал, что денщик его в соседней комнате глубоко вздыхает. Он его, естественно, спросил: “Что ты вздыхаешь?” – “Пить хочется”. – “Ну, так ты пойди, принеси воды и напейся”. – “Да идти не хочется”. Тогда офицер говорит: “Слушай, Иван! Принеси мне стакан воды!”. Денщик вскакивает, бежит за водой, приносит стакан воды. “Пей!” История была разрешена". Дальнейшее развитие воли связано с самостоятельной реализацией волевого акта с опорой на внешние средства. Так, чтобы заставить себя совершить неприятное действие (например, броситься в холодную воду), мы можем скомандовать "раз-два-три" и прыжок будет осуществлен. В качестве еще одного распространенного приема введения специфического вспомогательного средства для обеспечения выбора, Выготский упоминает жребий. И, наконец, внутренними идеальными приемами волевой регуляции становятся особые техники изменения своего психологического состояния.

Другими словами, воля – это особый вид произвольности, выделяющийся в ходе деятельности человека в самостоятельное достаточно независимое действие с осознанной целью управления своим поведением и специфическим арсеналом культурных средств.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >