Ресурсная теория внимания Д. Канемана

Возможности человеческой психики, к сожалению, не безграничны. В когнитивной психологии проблема внимания в целом формулируется в виде вопроса о природе ограничений, накладываемых на переработку информации свойствами психики. Лауреат Нобелевской премии (2002) Даниэль Канеман выдвинул концепцию внимания как единого ресурса. Вслед за представителями гештальтпсихологии Канеман понимал сущность внимания как своего рода "психическую энергию", которая позволяет человеку одновременно осуществлять только ограниченный объем деятельности. Он предположил, что внимание, представляющее собой стратегию распределения наличных ресурсов между задачами, позволяет максимально эффективно справиться с ограниченностью емкости психики.

Ученый исходил из того, что у человеческого организма есть ресурс мощности, который по природе ограничен, подвержен колебаниям и поддается распределению. Выполнение любого действия (как физического, так и интеллектуального) требует от субъекта определенного "вложения" ресурса внимания, которое обеспечивает его эффективное выполнение. Когда субъект обладает достаточным ресурсом внимания, задание выполняется безошибочно. Если в данный момент субъект не располагает необходимым ресурсом внимания для решения данной задачи (из-за общего состояния организма или потому, что задача слишком сложна), он не способен с ней справиться. Ресурс внимания, который остается неиспользованным для выполнения текущей задачи, Канеман назвал дополнительной мощностью системы.

Понятие дополнительной мощности важно для прогнозирования процессов, происходящих в том случае, когда человеку нужно справиться с несколькими заданиями одновременно, т.е. распределить внимание. Когда ресурса достаточно, распределение не нужно вовсе и уровень выполнения высок для обеих задач. Но как распределяется ресурс в условиях дефицита? Поясним возможные варианты распределения ресурса на примере. Представим, что в семье есть два автомобиля. Отцу семейства нужно поехать на другой конец города на важную деловую встречу. А сын хочет отправиться на пикник с друзьями. При этом обстоятельства сложились так, что у них есть только ограниченное количество бензина. Можно, конечно, поделить бензин поровну, но велик риск, что и отцу, и сыну (вдруг они попадут в пробки) горючего может не хватить. Наилучшим решением будет отдать отцу весь бензин и дождаться, пока он вернется из своей важной поездки, а уж остатком дать воспользоваться сыну. Канеман выяснил, что наша психика в норме действует аналогичным образом. Основной закон распределения внимания заключается в следующем: когда ресурса недостаточно, сначала ресурсом насыщается более важное задание, а менее важное выполняется за счет дополнительной мощности, в результате основная задача выполняется лучше другой.

Понятно, что в практическом плане крайне важно не просто констатировать тот факт, что человек допускает ошибки, а предсказать приближение этого момента, когда, казалось бы, все еще идет нормально. Представьте себе, например, пилота самолета, который должен следить за показаниями множества приборов, или хирурга, выполняющего сложную операцию: здесь ценой ошибки может стать человеческая жизнь. Решить проблему определения приближения момента истощения внимания Канеману удалось с помощью разработанной им методики вторичной зондирующей задачи. Главная ее идея состоит в том, что "поймать" момент предела истощения ресурса можно тогда, когда испытуемый справляется е основной задачей (сложной) и парадоксальным образом не справляется с дополнительной (простой). Причем, чем проще будет зондирующая задача, тем точнее окажется измерение.

Суть опыта заключалась в следующем. Испытуемые выполняли основное задание: им предъявлялся ряд из четырех цифр со скоростью одна цифра в секунду. Потом следовала двухсекундная пауза, затем испытуемый должен был в том же темпе отвечать последовательностью цифр, которые отличались от исходных на единицу (например, стимул: 1 – 3 – 5 – 7, пауза, ответ: 2-4-6-8). Испытуемые стабильно выполняли задание, допуская около 18% ошибок. Затем им давали другое, еще более простое задание: на мониторе компьютера среди зрительного "шума" на короткое время появлялась буква, о которой впоследствии требовалось отчитаться. С этой задачей испытуемые и вовсе справлялись в 100% случаев. В следующей серии эксперимента оба задания выполнялись одновременно. Причем выбор первой задачи в качестве основной, а второй в качестве дополнительной регулировался платежной матрицей. Удивительно, но испытуемые по-прежнему хорошо справлялись с основной задачей и при этом допускали ошибки в выполнении простейшей дополнительной (зондирующей) задачи. Важно, что количество ошибок в выполнении дополнительной задачи зависело от того, в какой момент времени на экране появлялась целевая буква. Если это происходило в начале, наблюдалось около 30% ошибок, а если предъявление совпало с арифметическими действиями в основной задаче – процент ошибок подскакивал до 70%! Другими словами, в том случае, если испытуемые имели достаточный запас дополнительной мощности, они эффективно справлялись с дополнительной задачей, а если дополнительная мощность иссякала (ведь надо было удерживать в памяти четыре цифры и производить прибавление единицы), ее просто не хватало на то, чтобы обратить внимание на экран компьютера.

Канеман считал, что колебания эффективности выполнения зондирующей задачи на фоне относительной стабильности выполнения основной задачи отражают ограничения ресурса внимания и показывают основную политику его распределения: сначала субъект тратит энергию на основную деятельность, а ее "остатки" направляет на дополнительные задачи. Таким образом, уровень эффективности выполнения вторичной задачи служит инструментом измерения доступной субъекту дополнительной мощности. Полученные результаты позволяют предложить способ контроля внимания оператора. Нужно, чтобы время от времени, не отвлекаясь от своей основной деятельности, он совершал какое-либо примитивное действие, например, нажимал на кнопку. "Забывчивость" оператора и будет служить предупредительным сигналом: осторожно, внимание на исходе!

Но Канеман не ограничился обнаружением поведенческого коррелята истощения ресурса внимания (сбой в выполнении зондирующей задачи). Эмпирически он установил один из надежных физиологических показателей расхода энергии внимания – изменение диаметра зрачка. Увеличение диаметра зрачка свидетельствует об увеличении вкладываемой в решение задачи энергии. В описанном выше эксперименте при выполнении задания зрачок сначала расширялся, достигая пика в тот момент, когда задание становилось максимально энергоемким (первый ответ "2" в нашем примере). После этого зрачок начинал сужаться, возвращаясь к исходному диаметру по окончании выполнения задания. В настоящее время уже разработаны приборы, которые фиксируют динамику зрачка оператора и помогают избежать ошибок, связанных со снижением уровня внимания.

Подчеркнем, что согласно теории Канемана существует только один общий неспецифический ресурс внимания, который в ходе деятельности распределяется на несколько разноплановых задач. Однако ряд современных авторов (например, Д. Навон, Д. Гофер, К. Уикенс) считают, что человек располагает несколькими достаточно автономными ресурсами внимания, так что истощение одного из ресурсов не обязательно связано с истощением другого. Эту гипотезу поддерживают данные о том, что одновременное выполнение заданий, опирающихся на различные модальности, происходит успешнее, чем решение аналогичной по содержанию пары задач, предъявленной в одной и той же модальности. Например, зрительное сравнение двух фигур и поиск ключевого слова в звуковом сообщении совершается эффективнее, чем зрительное сравнение двух фигур и поиск ключевого слова в написанном на экране сообщении. Дело выглядит так, будто испытуемый черпает ресурс для каждой из задач из своего (отдельного) источника. Данная теория получила название теории составных ресурсов. Компромисс между теорией единых ресурсов и теорией составных ресурсов может быть найден, если постулировать существование двух качественно различных типов ресурсов внимания – энергетического (неспецифичного) и специфичного. Поясним суть компромисса на примере. Допустим, у вас в холодильнике есть литр молока и литр бульона. В этом случае вы сможете израсходовать часть того молока, которым вы располагаете, на то, чтобы сварить молочную кашу. Вы можете также потратить некоторое количество бульона на то, чтобы приготовить суп. Однако вы не сможете компенсировать нехватку молока за счет бульона, и наоборот, долить молоко в борщ. Запас молока и запас бульона – это аналог специфических ресурсов внимания. Их использование может происходить параллельно, а истощение одного из ресурсов нс помешает воспользоваться другим (если молоко кончится, суп все равно можно приготовить). Однако приготовление блюд потребует от вас и общего энергетического ресурса – тепла, которое выделится при сжигании газа из баллона. Если газа недостаточно, то даже избыток специфических ресурсов окажется бесполезным.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >