Внимание как интеграция содержаний сознания

Основатель экспериментальной психологии Вильгельм Вундт считал внимание суверенным психическим процессом, основная функция которого заключается в интеграции изолированных ощущений в целостные образы восприятия. Для обозначения этого процесса Вундт использовал термин "апперцепция" – понятие, которое восходит к философскому учению И. Канта, рассматривавшего апперцепцию как "идущее от субъекта изменение данного извне содержания", как своеобразную "волю" психики. Апперцепция, по Вундту, носит активный и творческий характер.

Для разграничения явлений внимания и явлений сознания Вундт прибегнул к метафоре зрительного поля: наиболее отчетливо воспринимаемое содержание в зрительном поле лежит в его фиксационной точке, тогда как менее отчетливое содержание распределено в обычном поле зрения. Таким образом, внимание выступает как "психический процесс, происходящий при более ясном восприятии ограниченной по сравнению со всем полем сознания области содержаний". Как видим, внимание, по Вундту, представляет собой одну из характеристик сознания, вернее, свойство части сознания (фокуса). Отметим, что световая стимуляция, попадающая в область центральной ямки (подробнее см. гл. 7), вызывает ощущения, которые не только количественно, но и качественно отличаются от ощущений периферических областей сетчатки. Так, центральное зрение является цветным, а периферическое – черно-белым, центральное зрение различает детали объекта, а периферическое – только его грубые характеристики, например движение. Таким образом, в метафоре поля зрения фиксируются и качественные, и количественные различия между внимательным и невнимательным восприятием, а также и аспект селективности внимания.

Как же, по мысли Вундта, происходит процесс организации целостного сознания из разрозненных ощущений? Изолированные стимулы под действием апперцепции интегрируются в более крупные единицы, затем "луч" апперцепции переходит на следующую группу стимулов, и акт внимания повторяется: "Внимание схватывает не целое, состоящее из многих элементов, но в объем его (внимания) в каждый данный момент попадает лишь ограниченная часть этого целого, от которой психическое сцепление элементов переходит к тем частям, которые находятся в более отдаленных частях поля сознания". Иными словами, ассоциативная связь фокуса (внимания) и периферии дает нам возможность осознать целое. Единство процессов апперцепции (вхождение содержаний в фокус сознания) и перцепции (вхождение содержаний в широкую область сознания) составляют, по Вундту, основной механизм психической жизни человека. Но какова же мера апперцепции, т.е. каков объем внимания? Для того чтобы измерить "объем" той узкой зоны поля сознания, который Вундт и называл вниманием, он предъявлял испытуемым матрицы со случайными наборами букв или последовательности изолированных звуков, которые испытуемым не удавалось объединить в такты. В этом случае они могли ясно различить только шесть элементов. Таким образом, В. Вундт пришел к заключению, что объем внимания состоит из шести изолированных элементов.

Способность человеческого внимания одновременно охватывать не более шести изолированных элементов, по мнению Вундта, была эмпирически обнаружена задолго до его исследований. Так, разработанный французским учителем XVIII в. Луи Брайлем алфавит для слепых кодирует каждую букву при помощи комбинации из выпуклых точек (рис. 6.8). Каждый из 63 символов в алфавите Брайля включает в себя не более шести точек, благодаря чему слепой может одномоментно распознать букву.

Буквы алфавита Л. Брайля

Рис. 6.8. Буквы алфавита Л. Брайля

Вундт поставил перед собой задачу измерить и объем сознания, т.е. совокупности внимательного и невнимательного восприятия. В результате опытов он установил, что объем сознания также составляет шесть, но не изолированных, а ассоциативно связанных объектов. Количественной мерой объема сознания для него служил мелодический ряд, включающий различное количество тактов. Объем сознания определялся такой длиной ряда чистых звуков, что при последовательном прослушивании двух рядов испытуемый мог непосредственно установить их равенство. Другими словами, Вундт давал испытуемым прослушивать ряд, состоящий из одного, двух, трех, четырех и т.д. тактов. Такты могли быть различной степени сложности: двухдольные (тик-так), трехдольные (ритм вальса: и – раз – два – три), четырехдольные и т.д., при этом испытуемым было запрещено специально пересчитывать количество тактов. Сразу после завершения одного ряда предъявлялся второй. Испытуемые, которые должны были сказать, возникает ли у них ощущение равенства рядов или нет, давали верные ответы для восьми двухдольных, шести трехдольных и пяти четырехдольных тактов. Однако не все такты мелодии воспринимались ими одинаково ясно и отчетливо. Такт, воспринимаемый в данный момент, был наиболее отчетлив, следующий – менее отчетлив, и так далее вплоть до полного исчезновения ощущения. Вундт пришел к выводу, что только такт, воспринимаемый в данный момент, находился в фокусе сознания, т.е. был "внимательным", а все остальные такты удерживались за счет ассоциативной связи с фокусом. Таким образом был сформулирован вывод о том, что постоянный объем сознания включает в себя около шести целостных сложных элементов, которые ассоциативно связаны между собой, а объем внимания составляет шесть изолированных элементов.

Процесс действия внимания Вундт наглядно продемонстрировал на примере восприятия многобуквенных слов. Бросьте взгляд на слово "достопримечательность". Несмотря на то что в этом слове 21 буква, т.е. его длина в несколько раз превышает объем внимания, вы способны мгновенно его осознать. По Вундту, внимание не схватывает все слово сразу. В его объем в каждую единицу времени попадает лишь ограниченная часть целого (в нашем случае шесть букв), от которой психическое сцепление элементов переходит к тем частям целого, которые находятся в более отдаленных областях сознания.

Поскольку главной функцией внимания является повышение емкости сознания за счет постоянного укрупнения воспринимаемых единиц (80 лет спустя эту мысль на новом витке развития психологии подхватит Дж. Миллер), логично предположить, что объем сознания больше объема внимания. В обычной ситуации это действительно так. Когда стимуляция состоит из множества взаимосвязанных элементов, то апперципируемое (находящееся в фокусе) и перцепируемое (то, что выходит за пределы внимания) сливаются в одно целое. При этом сознание "расширяется" (Сознание > Внимание), а апперцепция осуществляет связующую функцию между элементами сознания. Однако случается и так, что нам предъявляют набор не связанных друг с другом элементов, и тогда внимание становится функционально бессмысленным. Апперцепция просто не может совершиться, в результате чего объемы сознания и внимания совпадают, границей сознания становится граница внимания (Внимание = Сознание). В качестве иллюстрации сравните свои переживания успешного схватывания слова (есть возможность для установления связей – апперцепция работает нормально) в примере со словом "достопримечательность" и переживание сбоя апперцепции. Для читателя, не владеющего немецким языком, таким словом может быть термин Wahlverwandtschaften (родство душ). Длины первого и второго слов практически равны, но во втором буквы выступают для вас изолированными стимулами, и целостное восприятие становится невозможным и вы не сможете повторить его после однократного предъявления. Вундт пишет об этом так: "Каждый раз, когда апперципируется изолированное содержание, остальные – исчезают. Напротив, когда апперципируемое содержание связано ассоциациями с перципируемыми содержаниями, оно сливается с ними в одно цельное восприятие, границею которого будет порог сознания".

В последние годы идеи В. Вундта об активной преобразующей природе внимания получили отклик в работах А. Трейсман. В недавно предложенной ею модели внимания как интеграции признаков (2001) предполагается существование двух последовательных этапов в восприятии. На первом этапе (без участия внимания) происходит извлечение отдельных признаков из пучка стимуляции. Система восприятия анализирует отдельные качества изображения, такие как цвета, пятна, контуры, расстояния и т.д. На втором этапе в действие вступает внимание, которое интегрирует разрозненные ощущения в целостные объекты. В результате происходит идентификация объектов, т.е. полноценное предметное восприятие. Внимание может быть направлено только на ограниченный участок воспринимаемого поля, поэтому предметно распознается лишь часть стимуляции, а остальные признаки остаются изолированными.

Свою гипотезу А. Трейсман подкрепляет данными об иллюзорном сочетании частей или качеств, "изъятых" из разных зон наблюдаемой

сцены. В одном из экспериментов автора и ее коллег испытуемому на короткое время (1/5 с) предъявляли три цветных знака: например, синий X, зеленый Т и красный О. Внимание испытуемых отвлекали, спрашивая сначала о том, какая цифра появляется с той или другой стороны экрана. Затем следовал вопрос о цвете знаков. Примерно треть всех ответов была ошибочной – например, называли такую комбинацию: красный X, зеленый О и синий Т. Показательно, что испытуемые совершали ошибки соединения гораздо чаще, чем называли цвет или знак, не предъявлявшиеся на экране. Следовательно, их погрешности действительно свидетельствовали о перестановке качеств, а не о простой ошибке восприятия отдельного объекта.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >