Самозащита работниками трудовых прав

Понятие самозащиты

Вся деятельность человека по самозащите имеет цель — создание и поддержание оптимальных условий для реализации его прав, свобод и законных интересов. Востребованность самозащиты обусловлена высокой степенью оперативности и простотой защиты, осуществляемых субъектом права самостоятельно.

Прообразом самозащиты прав являлись самооборона и самоуправство. По мере становления государственной власти самоуправство было дифференцировано законодателем на наказуемое и разрешенное (самопомощь). Самозащита является родовым понятием, объединяющим самооборону, самопомощь (во внедоговорных отношениях) и меры оперативного воздействия (в договорных отношениях). Самооборона направлена на отражение нарушения, а самопомощь — на восстановление нарушенного права1.

А. Ф. Кони в 1866 г. впервые в отечественном правоведении вводит в науку термин «самозащита» и определяет свой взгляд на самозащиту. Примечательно, что она рассматривается как неотчуждаемое право. «Отнять у человека защиту в тех случаях, когда общество ее дать не может, значило бы совершенно уничтожить объективное равенство между людьми». По мнению А. Ф. Кони, «в силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; он имеет на это право, которое должно быть рассматриваемо как прирожденное»[1] .

Юридической наукой XIX — начала XX в. было выработано три взгляда на самозащиту. Основоположник российской цивилистики Д. И. Мейер и его последователи считали, что «самозащита может выразиться или в виде самообороны, то есть личного отражения посягательств на право, или в виде самоуправства, то есть самоличного восстановления уже нарушаемого права». Другие — напротив, рассматривали самозащиту как оборону личности и имущества от насилия, в противоположность самовольному восстановлению нарушенного права (самоуправству), выделяли две формы самостоятельного осуществления права: самозащиту и самопомощь.

Известный правовед Д. Д. Гримм назвал самозащиту «самовольным отражением чужого неправомерного нападения, клонящегося к изменению существующих отношений», а самоуправство — «самовольным нападением с целью восстановления такого положения вещей, которое соответствовало бы существующему или воображаемому праву лица, совершающего нападение».

Некоторые юристы выделяли две формы самостоятельного осуществления права: самозащиту и самопомощь[2].

Возрождение интереса к институту самозащиты в конце 1950-х гг. было связано с введением в действие Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. Советские правоведы именуют самозащиту исключительным порядком защиты гражданских прав, применяемым при невозможности осуществления их судебной или административной защиты.

В научных трудах 1970—1980-х гг. было выработано четыре основных подхода к определению понятия самозащиты. В. П. Грибанов, В. А. Рясенцев, М. И. Усенко определяли самозащиту как «совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов» во внедоговорных отношениях.

Некоторые исследователи предлагали трактовать самозащиту, во-первых, в широком смысле — как «предусмотренные законом односторонние действия юридического или фактического характера, применяемые управомоченным на их совершение субъектом и направленные на пресечение действий, нарушающих его имущественные или личные права», а во-вторых — как гражданско-правовое понятие. Содержание самозащиты определялось ими как «допускаемые законом односторонние действия заинтересованного лица, направленные на то, чтобы обеспечить неприкосновенность права и ликвидацию последствий его нарушения», принудительное осуществление права управомоченным лицом допускается в ряде случаев как исключение (Г. Я. Стоякин).

Итогом развития цивилистической доктрины стала концепция субсидиарной самозащиты, допускающей в ограниченных случаях необходимую оборону («меры оперативного воздействия»).

Вместе с тем в советской правовой науке сформировалась негативная тенденция, которая не преодолена и в современном правосознании: рассматривать самозащиту как вспомогательный (второстепенный) способ защиты прав и свобод1.

Субъекты во многих случаях выбирают самозащиту в качестве «резервного» способа защиты принадлежащих им прав. Востребованность самозащиты обусловлена, с одной стороны, недостаточно эффективным функционированием судебной защиты частных прав, с другой — высокой оперативностью, простотой и доступностью мер защиты, осуществляемых без участия юрисдикционных органов.

Самозащита прав есть неотъемлемая часть правовой охранительной системы: ее отсутствие не может быть адекватно восполнено другими формами защиты.

Эффективность в России самозащиты прав невысока. Одними из главных причин этого являются пробелы и коллизии в действующем законодательстве, погрешности юридической техники: не закреплено понятие самозащиты прав; условия правомерности самозащиты прав указаны нечетко или вообще не указаны; существующие перечни способов защиты и самозащиты прав являются закрытыми (не учтен принцип «разрешено то, что не запрещено» (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ)); не закреплено правило, что при соблюдении условий правомерности конкретный способ самозащиты может быть по усмотрению субъекта реализован в любой форме.

Этимологическое значение самозащиты. В классическом русском языке «самозащита» — термин, состоящий из двух частей: «само-» и «защита». «Само...» — первая часть, означающая:

  • 1) направленность чего-нибудь на самого себя;
  • 2) совершение чего-нибудь без посторонней помощи, непроизвольно, автоматически.

«Защита (защитить)» означает:

  • 1) охраняя, оградить от посягательств, от враждебных действий, от опасности;
  • 2) предохранить, обезопасить от чего-нибудь[3] .

При определении понятия самозащиты прав необходимо учитывать ее диалектическую связь с защитой, так как не может быть то, что несвойственно защите прав в целом.

Самозащита является элементом фундаментальной категории — «защита прав».

Согласно ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Сущность конституционного права человека защищать свои права всеми не запрещенными законом способами как одного из естественных и неотъемлемых прав, определяющих правовой статус личности. Право на самозащиту гарантирует человеку возможность предпринимать по собственной инициативе правомерные действия для защиты нарушенных принадлежащих ему прав и свобод. Право на самозащиту является эффективным средством обеспечения и защиты таких общепризнанных прав человека, как право на жизнь, честь и достоинство, право на личную неприкосновенность, право собственности и др.

Право на самозащиту является субъективным конституционным правом, которое гарантируется государством. Об этом свидетельствует включение права на самозащиту в гл. 2 Конституции РФ, в которой представлены все основные права и свободы человека и гражданина, которые подлежат защите.

С введением в современное российское законодательство юридической конструкции «самозащита гражданских прав» (ст. 12, 14 ГК РФ) естественным образом возник вопрос о содержании термина «самозащита». Однако Кодекс ограничился упоминанием о допустимости самозащиты гражданских прав, предоставляя тем самым свободу судебному и доктринальному толкованию. К таким дискуссионным аспектам относится в первую очередь понятие самозащиты прав.

Юридическая наука не выработала единого подхода к понятию самозащиты. Высшие судебные инстанции не уделяют должного внимания понятию самозащиты. Несмотря на большое количество судебных актов, в которых встречается ссылка на ст. 12, 14 ГК РФ, вопрос о понятии самозащиты судами общей юрисдикции не затрагивается. Однако решения (определения, постановления) судов не могут являться ориентиром в данном вопросе. Кроме того, практика применения норм о самозащите достаточно противоречива, что обусловливается неполнотой правового регулирования этих отношений, наличием в нем пробелов, нечеткостью формулировок некоторых норм права.

В связи с этим научное определение самозащиты права приобретает исключительно важное практическое значение[4].

Институт защиты прав традиционно являлся объектом многочисленных исследований; категория самозащиты прав, напротив, до последнего времени оставалась «на периферии» научного поиска. Сохранилась эта тенденция и в начале XXI столетия. Неюрисдикционная защита прав и свобод недостаточно исследована в теории права, в отраслевых юридических науках. Фрагментарные упоминания в современных работах не отражают ее реального значения.

К сожалению, наметилась тенденция различного понимания самозащиты прав в конституционном, международном, гражданском и трудовом праве, тем самым нарушается принцип единства права.

Так, в конституционном праве самозащита рассматривается в различных аспектах:

  • а) право на самозащиту;
  • б) самозащита — межотраслевой институт права;
  • в) самозащита — способ защиты прав;
  • г) самозащита — форма защиты прав.

В цивилистике термин «самозащита гражданских прав» употребляется как минимум в трех различных значениях:

  • 1) неюрисдикционная форма защиты гражданских прав, проявляющаяся через действия заинтересованного лица;
  • 2) право на самозащиту (определяемое как элемент правоспособности, правомочие в составе субъективного гражданского права);
  • 3) гражданско-правовой институт.

Под правом человека на самозащиту понимается юридически закрепленная и гарантированная возможность каждого человека совершать определенные действия по обоснованному и законному предупреждению, пресечению и восстановлению нарушений его прав, свобод и законных интересов1.

Современная концепция самозащиты как неюрисдикционной формы защиты прав позволила снять с повестки дня устаревший взгляд на самозащиту как на «субсидиарный» порядок защиты прав, допускаемый государством «в виде исключения в ограниченных случаях»[5] .

Право на самозащиту не является абсолютным, самозащита не должна выходить за пределы действий, необходимых для пресечения правонарушения, и должна быть соразмерной нарушению; самозащита осуществляется в одностороннем порядке.

Юридическую основу самозащиты составляют нормы Конституции РФ (ст. 45). Самозащита находит закрепление в отраслях права: самозащита гражданских прав (ст. 12, 14 ГК РФ), самозащита трудовых прав (ст. 379—380 ТК РФ). Во всех случаях это действия управомоченного лица, направленные на защиту своих прав и интересов, которые осуществляются без обращения за помощью в государственные, муниципальные или общественные организации1.

Самозащита представляется действенным, а иногда единственным способом защиты личностью своих интересов, тем более что она является активной формой реализации конституционного права на защиту своих прав всеми способами, не запрещенными в законе[6] .

По мнению В. А. Усановой, право человека на самозащиту, т. е. право индивида правомерными средствами защищать свои права, свободы и законные интересы, является неотъемлемым правом.

Право человека на самозащиту образует комплексный правовой институт. Субъективные права, которые могут быть использованы человеком для самостоятельной защиты своих прав, свобод и законных интересов, можно условно разделить на основные, т. е. закрепленные в конституционном законодательстве, и дополнительные, т. е. установленные в отраслевом законодательстве.

Самозащита рассматривается в качестве неюрисдикционной формы защиты прав, способа, субинститута в структуре отрасли права. Следовательно, термин «самозащита прав» имеет три значения:

  • 1) неюрисдикционная форма защиты (восприятие самозащиты прав в таком качестве является исходящей ступенью в исследовании понятия);
  • 2) способ защиты;
  • 3) подинститут.

Представляется не совсем правильным суждение о том, что к несудебной форме защиты можно отнести самозащиту, включающую деятельность личности по необходимой обороне, крайней необходимости; забастовку; самозащиту гражданских прав; право личности на создание общественных объединений и на обращение в общественные объединения.

Напротив, юридическая природа и специфика самозащиты прав более четко проявляется при ее сравнении с мерами оперативного воздействия, необходимой обороной, крайней необходимостью, самоуправством.

Большинство схожих с самозащитой терминов (понятий) («необходимая оборона» и «крайняя необходимость», «меры оперативного воздействия», «самооборона») охватываются термином «самозащита прав». «Самоуправство» представляет собой правонарушение.

Предлагается разграничить понятие «самозащита прав» с такими категориями, как «злоупотребление правом», «меры оперативного воздействия», «удержание», «забастовка», «необходимая оборона», «крайняя необходимость» и показать, что основания и условия правомерности самозащиты прав, способы самозащиты прав и формы их реализации образуют механизм самозащиты прав.

Действия в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости с целью защиты жизни и имущества обороняющегося лица, находящегося в состоянии крайней необходимости, а также жизни и имущества третьих лиц считаются самозащитой; необходимая оборона, самозащита прав — это правомерное деяние.

Самопомощь, т. е. правомерное, самостоятельное восстановление нарушенных прав, совершенное без обращения к юрисдикционным органам, также признается самозащитой, если без немедленного вмешательства осуществление требования может оказаться невозможным или существенно затруднительным.

Понятие «самозащита» необходимо отграничивать от смежных категорий и, прежде всего, от такого понятия, как «самоуправство». Самозащита допускается законом, а самоуправство — запрещено. К условиям правомерной реализации самозащиты относятся следующие: способы самозащиты не должны выходить за пределы действий, необходимых для их реализации, а вред, причиненный реализацией права на самозащиту, не должен превышать предотвращенный вред. При нарушении хотя бы одного из условий самозащита становится самоуправством.

По мнению М. Н. Мальцева, различие самозащиты и самоуправства заключается не в том, что первая — правомерное деяние, а второе — правонарушение. Самоуправство охватывает собой достаточно широкий круг действий, куда кроме прочих (например, осуществление не действительного, а предполагаемого права) по общему правилу включаются случаи несоблюдения условий правомерности самозащиты прав.

1

См.: Мальцев М. Н. Самозащита субъективных прав по российскому законодательству: теоретико-правовое исследование : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006.

Самозащита и злоупотребление правом (общая теория права) представляют собой деяния, имеющие разные функции. Самозащита направлена на предупреждение и пресечение нарушений прав, злоупотребления правом — причинение вреда. Самозащита приобретает признаки злоупотребления правом, когда при внешней правомерности целью субъекта является не предупреждение или пресечение нарушения, а причинение вреда.

Существует мнение, что самозащита ограничена действиями, которые были крайне необходимы. Оригинальность такого обоснования очевидна.

Под самозащитой прав по российскому законодательству понимаются совершаемые без посторонней помощи и не запрещенные законодательством действия (бездействие) человека, направленные на пресечение нарушений принадлежащих им прав.

Самозащита прав должна реализовываться на основе презумпции правомерности человека о предоставлении ему прав, свобод и законных интересов. Самозащите присущ принцип соразмерности нарушения, а также принцип реальности нарушения. Наиболее сложным является принцип разумной и объективной оценки необходимости, значимости и эффективности самозащиты прав. Реализация лицом своего права на самозащиту — это деятельность человека, осуществляемая в одностороннем порядке по отражению, пресечению нарушений, включающая в себя возможность причинения вреда, а также восстановления прежнего положения, условием возникновения которого является нарушение или реальная угроза нарушения его прав, свобод и охраняемых законом интересов.

Основания самозащиты прав — это жизненные обстоятельства, наличие которых допускает ее реализацию. Так, возникновение опасности для жизни и здоровья работника является основанием для отказа от выполнения трудовых обязанностей.

Для квалификации действий работника в качестве самозащиты трудовых прав необходимо установить: есть ли основание для применения работником самозащиты (в качестве такового выступает неисполнение или ненадлежащее исполнение работодателем возложенных на него обязанностей, нарушающее или препятствующее осуществлению трудовых прав работника).

Юридическим основанием для совершения действий по самозащите является неотчуждаемое право на самозащиту. Это право имеет охранительный характер, поскольку возникает в результате объективно противоправного деяния или события, влекущего нарушение права или создающего реальную угрозу такого нарушения, и заключается в возможности совершения односторонних действий, направленных на защиту другого (охраняемого) права.

Основанием осуществления работником защиты принадлежащего ему трудового права выступает действительное нарушение или оспаривание его работодателем. Реализация права на защиту своих трудовых прав требует от работника соблюдения установленной законом нормы об извещении работодателя либо иного представителя работодателя в письменной форме о соответствующем отказе от выполнения работы. Приостановка работы в целях самозащиты работником своих трудовых прав не прекращает трудового правоотношения.

В теории права существует точка зрения о том, что основаниями самозащиты прав являются такие жизненные обстоятельства, наличие которых социально оправдывает и законодательно предусматривает возможность физических и юридических лиц предупреждать и пресекать нарушения. В качестве оснований самозащиты прав выступают угрозы нарушений, а также начавшиеся, но не оконченные нарушения прав. Злоупотребление правом формально может считаться основанием самозащиты прав, хотя практически самозащита от него затруднена.

Условия правомерности самозащиты прав есть совокупность социально оправданных и закрепленных в законодательстве норм (правил) к действиям субъекта самозащиты прав и нарушению. Соответствие социально-юридическому назначению и соразмерность распространяются на любые способы самозащиты прав независимо от отраслевой принадлежности их норм. Условиями правомерности самозащиты трудовых прав являются наличность и реальность угрозы или посягательства. Специальные условия правомерности самозащиты прав могут существовать у конкретных мер и зависят от отраслевой принадлежности правоотношения.

В частности, В. В. Коробченко полагает, что условиями допустимости самозащиты работником трудовых прав выступают:

  • — во-первых, реальность (осуществимость) действий работника в порядке самозащиты (очевидно, что в примере с работником, занятым во вредных условиях труда, он не может самостоятельно установить время начала и окончания работы, время перерывов в работе и т. п. с целью обеспечения соблюдения установленной для него нормы рабочего времени);
  • — во-вторых, достаточность действий работника для пресечения нарушения его прав.

Исходя из этих критериев, отказ от выполнения работы (приостановка работы) представляет собой единственно возможную форму самозащиты работником трудовых прав, ибо никаким иным

1

См.: Коробченко В. В. Самозащита трудовых прав: проблемы правоприменения // Общее и специальное законодательство о труде и социальном обеспечении. Четвертые Гусовские чтения. М., 2019. С. 323; Мальцев М. Н. Указ. соч.

образом работник не в состоянии самостоятельно пресечь действия (бездействие) работодателя, нарушающие его права1.

Ограничивая перечень случаев допустимого применения самозащиты, федеральный законодатель:

  • 1) исходил из того, что использование работником данного способа защиты должно быть соразмерно нарушению его права;
  • 2) ориентировался на то, что работник не лишен возможности прибегнуть к иным способам защиты своих прав в случае любого их нарушения работодателем (обращение в комиссию по трудовым спорам, в суд, в органы государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства);
  • 3) учитывал необходимость обеспечения баланса интересов сторон трудового договора, поскольку самозащита (в особенности когда она приобретает коллективный характер) способна повлечь неблагоприятные последствия для работодателя[7] .

Самозащита прав возможна при наличии следующих обстоятельств:

  • 1) имеется нарушение права или попытка его нарушения;
  • 2) возникает необходимость пресечь правонарушение;
  • 3) следует применить меры, соответствующие характеру и содержанию правонарушения.

Самозащита является относительно новым явлением для российского трудового законодательства. В нем самозащита является одним из основных способов защиты работниками трудовых прав и свобод (ст. 352 ТК РФ). При этом в трудовом законодательстве есть норма, гарантирующая право на самозащиту, что нашло отражение в установлении обязанности работодателя не препятствовать работникам в осуществлении самозащиты (ст. 380 ТК РФ). Однако по сравнению с гражданским законодательством в трудовом праве не установлены пределы правомерности самозащиты, что представляет определенные сложности на практике.

До возникновения права работника на самозащиту необходимо наличие правоотношения между работником и работодателем. Например, если лицо не заключало трудовой договор и не начало выполнять трудовую функцию, то в таком случае самозащита не может осуществляться, поскольку права, которые могли быть нарушены, еще не возникли.

Право на самозащиту и корреспондирующая ему обязанность нарушителя претерпеть неблагоприятные последствия составляют содержание охранительного правоотношения по самозащите.

Примечательно то, что большинство определений понятия самозащиты включает в себя термин «действия». Взгляд на самозащиту как на средство-действие в принципиальном смысле представляется обоснованным. Сущность защиты и самозащиты в праве состоит в правомерном деянии, направленном на обеспечение субъективных прав, а право на самозащиту выступает необходимой предпосылкой этой деятельности1.

Правовая природа самозащиты может рассматриваться и с других позиций. Самозащита не является обязанностью управомоченного субъекта. Самозащита — субъективное право и действие субъекта.

Вопрос о том, какие действия следует относить к самозащите, является дискуссионным. Так, вряд ли обоснован тезис о том, что в основе эффективности реализации института самозащиты лежат следующие права, закрепленные в Конституции РФ: на доступ к информации (ст. 24, ч. 4 ст. 29); на объединения в профсоюзы (ст. 30); на проведение митингов, шествий и демонстраций (ст. 31); на участие в управлении государством (ст. 32); на обращения в государственные органы (ст. 33); на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48)[8] . Данные права можно отнести к определенным предпосылкам самозащиты.

Некоторые исследователи рассматривают самозащиту прав и свобод в двух аспектах:

  • 1) в широком смысле — как использование лицом защиты прав и свобод и обращение к соответствующим государственным органам и институтам гражданского общества за защитой своих прав и свобод;
  • 2) в узком смысле самозащита — это возможность самостоятельно, своими силами и средствами защищать свои права, свободы и законные интересы способами, не запрещенными законом. В этом значении самозащита является комплексным конституционно-правовым институтом.

По мнению В. Р. Халикова, в широком смысле слова защита представляет собой:

— во-первых, субъективное право каждого гражданина на защиту своего нарушенного права;

  • — во-вторых, защита может рассматриваться как правовой институт;
  • — в-третьих, защита — действия лица, непосредственно направленные на защиту жизни и здоровья, а также прав и законных интересов.

В узком смысле слова понятие «защита» определяется как комплексная система мер, применяемых для обеспечения свободной и надлежащей реализации субъективных прав, включающая судебную защиту, законодательные, экономические, организационнотехнические и другие средства и мероприятия, а также самозащиту прав1.

Однако попытку выделить самозащиту в широком и узком смыслах нельзя признать удачной, поскольку она ведет к размыванию категории «самозащита прав».

Т. Ю. Барышникова полагает, что под самозащитой трудовых прав и охраняемых законом интересов работников следует понимать:

  • а) приостановление работы или отказ от выполнения работником работы, непосредственно угрожающей жизни и здоровью, либо не предусмотренной трудовым договором, либо в случае задержки выплаты заработной платы, а также в иных случаях нарушения работодателем трудовых прав работника, предусмотренных трудовым законодательством, коллективным договором (соглашением), трудовым договором;
  • б) объявление работниками забастовки в защиту коллективных интересов в порядке и при соблюдении условий, предусмотренных трудовым законодательством[9] .

Классификацию самозащиты прав можно проводить по различным основаниям:

  • — по субъектам ее осуществления;
  • — в зависимости от количества лиц, осуществляющих право на самозащиту;
  • — по характеру действий лица по осуществлению самозащиты и устранению нарушений права;
  • — по сферам осуществления;
  • — по способам регламентации самозащиты.

В науке конституционного права самозащита прав и свобод человека и гражданина нередко трактуется как правовой институт, целью которого является обеспечение совершения действий, направленных на защиту прав и свобод, эффективная защита прав и свобод в случае нарушения либо угрозы нарушения прав и свобод человека и гражданина. Как правовой институт она представляет собой комплекс правовых норм, регулирующих конкретные общественные отношения с помощью специфических приемов и способов защиты без обращения к юрисдикционным органам1.

Самозащита также рассматривается как межотраслевой институт, нормы которого закреплены в различных отраслях права. При этом выявляются особенности самозащиты в конституционном, административном, гражданском, семейном, трудовом и международном праве.

Самозащита прав является комплексным правовым институтом, поскольку в нем сосредоточены нормы различных отраслей права (конституционного, гражданского, трудового, административного, уголовного и многих других)[10] .

Несколько иная точка зрения: самозащита прав представляет собой комплексный правовой институт, являющийся неотъемлемой частью конституционно-правового статуса личности.

С учетом рассмотренных аспектов под самозащитой прав в общетеоретическом смысле следует понимать совершаемые без посторонней помощи не запрещенные законодательством действия или бездействия физических или юридических лиц, направленные на предупреждение или пресечение нарушений своих субъективных прав.

В правовом регулировании самозащиты прав используется принцип «разрешено то, что не запрещено». В связи с этим существующие в законодательстве перечни мер самозащиты прав не должны быть «закрытыми», которые вступают в противоречие с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ и потому не должны в правоприменительной практике считаться таковыми. Как следствие, запрет на осуществление того или иного способа самозащиты прав должен относиться именно к конкретной мере.

Защита прав и свобод человека и гражданина трактуется не всегда последовательно, т. е. как конституционный институт самозащиты, который в юридическом смысле объединяет законное правозащитное требование лица и обязанность соответствующих государственных органов удовлетворить или рассмотреть его в установленном порядке. Однако, далее — самозащита прав представляет собой комплексный правовой институт, являющийся неотъемлемой частью конституционно-правового статуса личности1.

Самозащита как межотраслевой институт права самозащиты как особого юридического средства тем не менее не отражает системный подход, выразившийся в познании самозащиты как целостного образования, анализе отдельных способов самозащиты, как на общетеоретическом уровне, так и на уровне исследования норм различных отраслей права.

Вряд ли можно согласиться с позицией, что под самозащитой социальных прав понимается инициативное, осуществляемое индивидуально или коллективно при взаимодействии с органами государственной власти, местного самоуправления и институтами гражданского общества (или без такового), в своих или третьих лиц интересах, применение способов и средств защиты, не запрещенных федеральными законами, направленное на предупреждение, устранение или восстановление нарушений социальных прав граждан[11] .

Самозащита работником трудовых прав — это самостоятельная правомерная деятельность работника, осуществляемая в порядке защиты трудовых прав без обращения в органы, уполномоченные на защиту трудовых прав граждан.

Под самозащитой трудовых прав можно понимать систему мер, реализуемых работниками (их представителями) в установленных законом пределах для предупреждения нарушения или восстановления нарушенных принадлежащих им трудовых прав. Самозащита представляет собой действия работника, обладающего субъективным трудовым правом, связанные с защитой данного права от нарушения способами, предусмотренными действующим трудовым законодательством.

В правовое понятие «самозащита трудовых прав» можно включить следующие юридически значимые обстоятельства: участие в осуществлении самозащиты трудовых прав исключительно сторонами трудового договора (работника и работодателя); сообщение стороне трудового договора (работодателю) о допущенном ею действительном нарушении трудовых прав; использование соответствующих законодательству способов самозащиты трудовых прав (приостановление выполнения трудовой функции).

Самозащита сводится к совершению работником действий (бездействия), в результате которых возникают отношения по защите.

Под самозащитой трудовых прав понимаются совершаемые без посторонней помощи и прямо не запрещенные законодательством действия работника, направленные на пресечение нарушений принадлежащих ему трудовых прав и их восстановление.

Самозащита трудовых прав есть правомерное деяние, направленное на защиту субъективного права от наличного нарушения либо его реальной угрозы. Это деяние осуществляется путем самостоятельных односторонних действий обладателя права. В определенных случаях самозащита может осуществляться путем коллективных действий.

В. В. Коробченко полагает, что самозащита работником трудовых прав представляет собой субсидиарный элемент указанного механизма, направленный в первую очередь на пресечение действий (бездействия) работодателя, нарушающих или препятствующих осуществлению трудовых прав работника, но сам по себе отнюдь не гарантирующий их восстановления. В каких случаях закон допускает самозащиту? В каждом из этих случаев основанием для применения самозащиты выступает нарушение конституционного права работника. Так, отказываясь от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, работник защищает свободу труда (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ), отказываясь от выполнения работы, которая непосредственно угрожает его жизни и здоровью — право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, а приостанавливая работу в случае задержки выплаты заработной платы — право на вознаграждение за труд (ч. 3 ст. 37 Конституции РФ). Учитывая значимость данных прав, а также — в случае их нарушения работодателем — необходимость совершения работником оперативных и адекватных действий, направленных на пресечение соответствующего нарушения, почему, например, законодатель не допускает самозащиту конституционного права на отдых (ч. 5 ст. 37 Конституции РФ)?[12]

В контексте трудовых отношений можно выделить следующие свойства (признаки) самозащиты прав:

  • 1) осуществление самозащиты возможно только по поводу нарушенного права;
  • 2) является защитой работником трудовых прав и законных интересов;
  • 3) самозащита осуществляется действиями работника, права которого действительно нарушены;
  • 4) самозащита трудовых прав и законных интересов работником должна быть направлена на обеспечение трудовых прав, пресечение правонарушения, восстановление нарушенного права;
  • 5) самозащита осуществляется в формах, не запрещенных трудовым законодательством;
  • 6) самозащита не должна выходить за пределы действий работника, необходимых для пресечения трудового правонарушения, и должна быть соразмерна нарушению;
  • 7) самозащита осуществляется в одностороннем порядке (т. е. лицом, права которого нарушены, без обращения в компетентные организации).

Законодатель закрепил в ст. 352 ТК РФ самозащиту трудовых прав на первом месте. В связи с этим некоторые исследователи, как представляется, абсолютизируют ценность самозащиты. В частности, полагают, что работник признает себя самостоятельным субъектом трудовых правоотношений и считает, что в отношении него не должно быть допущено нарушения прав, и при обнаружении этих нарушений начинает бороться за их восстановление как самостоятельно, так и с привлечением государственных и общественных органов защиты трудовых прав. При этом инициатором защиты трудовых прав является работник1.

Отсутствие легально закрепленного в трудовом законодательстве определения понятия самозащиты приводит к тому, что ученые и специалисты в области трудового права пытаются восполнить данный пробел доктринальными рассуждениями о семантическом толковании данной дефиниции, появляются многочисленные дискуссии по этому вопросу[13] .

Одна группа ученых настаивает на том, что под самозащитой следует понимать именно самостоятельные действия работников, не связанные с обращением в государственные и иные структуры для защиты своих прав. Разумеется, ни при каких обстоятельствах нельзя воспринимать в качестве таковой незаконные действия, находящиеся за пределами правового поля.

Другая группа исследователей рассматривает самозащиту более широко, включая в это понятие не только самостоятельные действия работников по защите своих трудовых прав, но и их обращение в уполномоченные органы по контролю и надзору за соблюдением трудовых прав и рассматривающие индивидуальные трудовые споры.

Третья группа исследователей занимает промежуточную позицию, в принципе разделяя позицию ученых, причисленных ко второй группе, но все же ставя во главу (принцип) именно самостоятельные активные действия работников.

Вместе с тем некоторые исследователи предлагают концепцию о принадлежности права на самозащиту не только работникам, но и работодателям1. На основе анализа ст. 45 Конституции РФ и ст. 22, 352 ТК РФ можно отвергнуть эту позицию. Так, возможность защиты своих прав от неправомерных действий всеми не запрещенными законом способами помещена в гл. 2 Конституции РФ, нормы которой применимы к человеку и гражданину, а не к организации (юридическому лицу), а им чаще всего и является работодатель[14] . Далее, в соответствии со ст. 21 ТК РФ право на защиту, в том числе на самозащиту, предусмотрено только для работников, в основных правах работодателя (ст. 22 ТК РФ) оно не закреплено.

Самозащита сводится к совершению работником действий, в результате которых возникают отношения по защите трудовых прав.

В трудовом праве заложен ограничительный подход к самозащите трудовых прав работников, несколько противоречащий ст. 45 Конституции РФ. В связи с этим представляют теоретический и практический интерес предложения о закреплении в гл. 13 ТК РФ следующих норм (правил) о самозащите:

  • право работника на самозащиту трудовых прав:
    • — каждый работник вправе использовать все не запрещенные законом способы и средства для самозащиты своих трудовых прав,
    • — работник вправе отказаться от выполнения работы во всех случаях, когда он полагает, что его трудовые права нарушены,
    • — право на самозащиту может быть реализовано работником либо работниками коллективно,
    • — работник вправе запрашивать у работодателя документы и сведения, непосредственно относящиеся к событию нарушения (угрозы нарушения) трудовых прав, а работодатель обязан предоставить такие документы и сведения в течение 3 дней;
  • гарантии трудовых прав работников:
  • — на период самозащиты трудовых прав за работником сохраняются права, предусмотренные ТК РФ и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовым договором,
  • — работодатель не вправе препятствовать работнику в реализации самозащиты трудовых прав;
  • пределы осуществления самозащиты трудовых прав работников:
  • — запрещается отказ от работы в порядке самозащиты в случаях, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами,
  • — самозащита должна быть соразмерна нарушению трудовых прав и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения и восстановления нарушенного права;
  • порядок реализации права на самозащиту трудовых прав: работник обязан письменно уведомить о самозащите работодателя, за исключением случаев непосредственной угрозы жизни и здоровью работника1.

ТК РФ не определяет сроков реализации самозащиты трудовых прав. Работник вправе применить самозащиту в любое время, если продолжается нарушение его прав.

В науке трудового права существует точка зрения о том, что основным признаком самозащиты является самостоятельная процессуальная деятельность работников и работодателей без вмешательства органов государственного надзора и контроля над соблюдением трудового законодательства и органов по рассмотрению индивидуальных трудовых споров[15] . Однако вряд ли возникает при этом «процессуальная деятельность».

Следовательно, основным признаком самозащиты является самостоятельная деятельность работников без участия органов государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и органов по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Трудовое законодательство не исключает возможность одновременного использования самозащиты и другого способа защиты трудовых прав и свобод.

Неюрисдикционная форма защиты и правовое понятие «самозащита» являются тождественными. Неюрисдикционная форма защиты заключается в осуществлении заинтересованным лицом любого действия, как правового, так и физического, самостоятельно, не полагаясь на помощь организаций, которые наделены соответствующими полномочиями.

Однако при этом законодательство расположило самозащиту трудовых прав на приоритетном месте в ст. 352 ТК РФ среди основных способов защиты, сняв дискуссию об ограничении сферы применения самозащиты, распространив ее действие на все отношения трудового права.

Самозащита должна быть выделена в особую неюрисдикционную форму защиты права, поскольку право на самозащиту не является разновидностью властного полномочия (юрисдикции).

Самозащиту трудовых прав как подинститут трудового права следует совершенствовать не только в части легального закрепления данной дефиниции, но и синхронизации с другими статьями трудового законодательства, устранения их несогласованности.

При применении самозащиты необходимо учитывать принцип недопустимости злоупотребления правом, закрепленный в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ.

  • [1] Дореволюционными исследователями самозащиты гражданских прав являлись К. Н. Анненков, Н. Л. Дювернуа, А. Ф. Кони, Д. И. Мейер, С. А. Муромцев, И. А. Покровский, Н. Д. Сергеевский, В. М. Хвостов, Г. Ф. Шершеневич и др. 2 См.: Кони А. Ф. О праве необходимой обороны. М., 1866.
  • [2] Официальный интернет-портал правовой информации. URL: www.pravo.gov.ru
  • [3] В советской юридической литературе к исследованию самозащиты гражданских прав обращались такие видные цивилисты, как М. М. Агарков, В. П. Грибанов, О. Э. Лейст и др. Отдельные аспекты самозащиты гражданских прав в договорных отношениях были затронуты в трудах таких ученых: Ю. Г. Басин, В. С. Белых, М. И. Брагинский, С. Н. Братусь, В. В. Витрянский, Т. И. Илларионова, Е. Г. Комиссарова, Н. С. Малеин, Д. В. Микшис, С. В. Сарбаш, Е. А. Суханов, В. А. Тархов, Ю. К. Толстой, В. Ф. Яковлев и др. 2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Указ. соч. С. 230.
  • [4] Значительный вклад в исследовании вопросов и проблем права на самозащиту внесли труды зарубежных ученых: Р. Иеринга, А. Рерихта, В. Ройтера, А. Харенд-та, Л. Эннекцеруса и др.
  • [5] См.: Оробинский А. Ю. Конституционное право человека и гражданина Российской Федерации на самозащиту прав и свобод : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. 2 См.: МикшисД. В. Самозащита в гражданском праве России : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. 3 См.: Маргацкая Н. А. Самозащита работниками трудовых прав: некоторые правовые аспекты. М., 2010.
  • [6] Первая попытка ввести в трудовом праве представление о возможности защитить свое право на здоровые и безопасные условия труда была предпринята Основами законодательства Российской Федерации об охране труда от 6 августа 1993 г. № 5600-1. Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 181-ФЗ «Об основах охраны труда в Российской Федерации» (ст. 8) содержал более четкую формулировку права работника на отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, до устранения такой опасности. 2 См.: Казакова Е. Б. Самозащита как юридическое средство: проблемы теории и практики : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Тамбов, 2006. 3 См.: Усанова В. А. Конституционное право человека на самозащиту в Российской Федерации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. 4 См.: Новгородова Ю. Н. Указ. соч.
  • [7] Коробченко В. В. Самозащита трудовых прав: проблемы правоприменения. С. 323. 2 Там же. 3 Сравнительный анализ российского права о самозащите с зарубежным законодательством (Англия, Германия, США, Франция) выявил значительное сходство в понимании условий правомерности самозащиты. В большинстве стран законодатель или судебная практика (в зависимости от правовой системы) требует, чтобы посягательство было противоправным, наличным и реальным, а действия обороняющегося — соразмерными угрозе.
  • [8] Стрыгина М. А. Самозащита интересов работников и работодателей // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2012. № 8. С. 26—29. 2 Стрыгина М. А. Самозащита интересов работников и работодателей. С. 26—29. 3 См.: Гончаров Е. И. Самозащита гражданских прав и свобод человека и гражданина (конституционно-правовой аспект) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2006.
  • [9] См.: Халиков В. Р. Самозащита в российском трудовом праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2006. 2 См.: Барышникова Т Ю. Указ. соч.
  • [10] См.: Сошникова Т. А. Правовой механизм защиты конституционных прав и свобод в сфере труда : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук; Халиков В. Р. Указ. соч. 2 См.: Гаранин М. Ю. Самозащита как социально-философская проблема : автореф. дис. ... канд. филос. наук. Н. Новгород, 2004. 3 См.: Шелестов Д. С. Конституционные основы самозащиты социальных прав гражданами Российской Федерации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. 4 Мальцев М. Н. Указ. соч.
  • [11] Мархгейм М. В. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. 2 См.: Шелестов Д. С. Указ. соч. 3 См.: Артамонов В. В. Судебная защита конституционной свободы труда в Российской Федерации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2006.
  • [12] Коробченко В. В. Самозащита трудовых прав: проблемы правоприменения. С. 322.
  • [13] Репринцев Д. Д. Самозащита работниками трудовых прав // Трудовое право. 2009. № 3. С. 109. 2 См.: Халиков В. Р. Указ. соч. 3 Стародубцева Ю. В. Самозащита как метод защиты трудовых прав // Наука XXI века: проблемы и перспективы. 2015. № 1 (3). С. 182.
  • [14] Фарафонтова Е. Л. Проблемы реализации права работника на самозащиту в российском законодательстве // Вестник КрасГАУ. 2004. № 9. С. 231. 2 Желтов О. Б. Самозащита работниками трудовых прав // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2009. № 9-1. С. 39—45.
  • [15] Ср.: Князева Н. А. Правовые средства и формы защиты трудовых прав работников. С. 14; Яковлева А. В. Указ. соч. 2 См.: Маргацкая Н. А. Указ. соч.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >