Исследования непроизвольной памяти в гештальтпсихологии и психоанализе

Исследования мотивационно обусловленного запоминания и забывания в гештальтпсихологии

В данном направлении психологической науки воспроизведение содержания памяти связывается с тем, как относится вспоминаемое событие к потребности, актуальной в данной ситуации (квазипотребности). Актуальная потребность представляет собой силу, удерживающую объект в плане сознания. Исходя из этого понимания предполагается, что доступным для воспроизведения будет то воспоминание, которое относится к цели, реализуемой человеком в данный момент времени. Остальные, нейтральные к актуальной потребности содержания будут с трудом извлекаться из памяти. Для проверки данной гипотезы был предпринят ряд экспериментальных исследований.

Б. В. Зейгарник (1927) изучала воспроизведение воспоминаний о завершенных и незавершенных действиях. Испытуемые получат ряд заданий, которые требовалось выполнить как можно быстрее и лучше. Задания были крайне разноплановы, они включали в себя как ручную работу (лепка, склеивание моделей, нанизывание бисера), так и интеллектуальные задания (головоломки, шарады), а также творческие задания (сочинить стихотворение). В момент наибольшей вовлеченности испытуемых в задание, когда они уже почти достигли конечного результата, половина заданий прерывалась экспериментатором. После завершения экспериментальной серии испытуемых неожиданно спрашивали, какие из заданий они запомнили. Было выяснено, что незавершенные (прерванные) задания воспроизводились почти в два раза лучше, чем завершенные. Данный эффект назван эффектом Зейгарник (еще его называют эффектом незаконченного действия), и, по мнению открывшей его исследовательницы, он подтверждает исходную гипотезу о связи напряженного состояния психологического поля (потребность довести решение до конца) и продуктивности актуализации воспоминания. Если цель была достигнута и, следовательно, мотивационное напряжение снято, то испытуемые значительно реже воспроизводили содержание выполненного задания.

На аналогичных теоретических основаниях Г. В. Биренбаум (1930) изучала воспроизведение намерений к действию. Испытуемым предлагался ряд математических задач, каждая из которых была напечатана на отдельном листе бумаги. По мере решения задач испытуемые должны были ставить свою подпись внизу каждого листа. После выполнения нескольких заданий делалась пауза, которая заполнялась отвлекающими заданиями, потом испытуемые продолжали прерванную работу. Большинство испытуемых после перерыва забывали подписать первые два листа с решенными заданиями, но потом вспоминали о своем намерении и вновь начинали подписывать листы. Полученные данные интерпретируются как подтверждение гипотезы, так как, по мнению ее автора, намерение сохранялось лишь до тех пор, пока было включено в целостную систему действий (решение задачи плюс подпись), и забывалось в результате нарушения этой целостности. При "оживлении" психологического поля, соответствующего сложившейся последовательности действий, его составляющие "включались" не одновременно – сначала основной компонент (решение задачи) и лишь с отсрочкой дополнительный (подпись).

Кроме того, был описан эффект замещающего выполнения намерения. В том случае, когда основным заданием для испытуемых становилось изображение собственной монограммы, они не сохраняли намерение ставить подпись внизу листа. Объяснение было следующим: схожее задание (монограмма – почти то же самое, что и подпись) способно частично разрядить целевую напряженность, так что после выполнения основного задания сила напряжения потребности оказывалась недостаточной для удержания намерения выполнить дополнительную процедуру подписи. Явления замещающего выполнения мы можем часто встретить в обыденной жизни. Например, учительница во время урока вспоминает о своем намерении спросить одного из учеников о чем-то, выходящем за рамки учебного предмета. "Так, вовремя вспомнила!" – радуется она и в конце урока, конечно, забывает о своем намерении. Подобные случаи, по мнению Биренбаум, свидетельствуют о том, что после частичной разрядки системы в мысленном плане, энергии на реальное осуществление действия попросту не хватает. Конечно, З. Фрейд (см. ниже) объяснил бы данные феномены забывания совсем по-другому!

Проблема непроизвольного забывания в психоанализе

Если представители гештальтпсихологии во многом подобно представителям деятельностного подхода считали непроизвольное запоминание продуктивным процессом, обслуживающим решение текущих задач человека, а непроизвольное забывание связывали с нейтральностью материала по отношению к цели выполняемого действия, то классический психоанализ смотрит на эту проблему кардинально по-иному.

З. Фрейд предположил, что наряду с простым забыванием, зависящим от времени, значительную роль в психической жизни человека играет забывание, имеющее мотивационно обусловленную природу. Он считал, что забывание имеет активный характер: мы забываем нечто в том случае, если на самом деле не хотим это помнить. Свое положение Фрейд иллюстрирует многочисленными примерами из обыденной жизни. В том числе он приводит и случай, произошедший с ним самим. Однажды знакомая Фрейда попросила его купить шкатулку для хранения документов. Фрейд охотно взялся исполнить поручение, так как был уверен, что знает, где в городе продают нужный тип шкатулок. Он вышел из дома в приподнятом настроении, однако спустя некоторое время обнаружил, что не может найти искомый магазин. В смятении вернувшись домой, он открыл городской справочник и там нашел адрес магазина. Оказалось, что лавка располагается в том же доме, где живет некий господин, с которым Фрейд как раз недавно поссорился. Таким образом, Фрейд, не отдавая себе в этом отчета, старался избежать случайной встречи с неприятным знакомым. В данном случае забывание представляло собой маскировку истинного мотива. Аналогично Фрейд объясняет случаи, когда доктор "забывает" о визитах к бесплатным пациентам, посетитель ресторана "забывает" заплатить по счету, а охладевший любовник "забывает" о назначенном свидании.

Согласно модели Фрейда содержание памяти может быть вытеснено в область бессознательного ("забытого") по двум причинам. Во-первых, это происходит, когда воспоминание несет в себе травматический опыт. Во-вторых, вытеснение имеет место, когда содержание воспоминания само по себе нейтрально, но может быть ассоциативно связано с иным, травмирующим содержанием. Конечно, в этом случае понять истинную причину забывания гораздо сложнее. Безусловно, интерпретации Фрейда кажутся во многом надуманными, но поднятый им вопрос об активном характере не только запоминания, но и забывания нельзя не признать важным.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >