Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Общая психология

Искусство памяти в Античности и Средние века. Феноменальная память

Задолго до появления научной психологии и создания культурноисторической теории люди эмпирически обнаружили тот факт, что тренировка памяти имеет принципиальное отличие от тренировки тела. Память не наращивается с помощью повторений, а требует специальных приемов, названных мнемотехниками, т.е. техниками для памяти. Суть мнемотехник заключается в опосредствовании запоминаемого материала с помощью дополнительных единиц для запоминания, которые не связаны напрямую с запоминаемым содержанием. Поэтому для наивного человека эффективность мнемотехник кажется загадочной – ведь человеку приходится запоминать больше (мнемотехническое правило, ключ к нему и целевой материал), а в результате помнит он его лучше.

Согласно преданию на пиру, устроенном фессалийским аристократом по имени Скопас, поэт Симонид Кеосский, прозванный "медоречивым", исполнил заказанную ему хозяином лирическую поэму. Как только Симонид вышел из зала, крыша здания обрушилась, и все участники пира погибли под обломками. Симониду удалось помочь родственникам погибших опознать изуродованные тела, так как он запомнил расположение гостей за столом. Принцип упорядочения информации с помощью метода мест (loci) и лег в основу искусства памяти. Первенство Симонида в изобретении мнемотехники было признано уже при жизни: он получил приз хора в Афинах как "изобретатель системы вспоможения памяти" (ок. 477 до н.э.).

В Древней Греции профессиональные ораторы овладевали мнемотехническими приемами в курсе риторики. Детальную процедуру запоминания и воспроизведения длинных речей разработал известный политический деятель Рима Марк Туллий Цицерон (106–43 до н.э.). Он предложил различать память на слова (точное словесное оформление высказывания) и память на вещи (значение). В современных классификациях говорят о памяти механической и смысловой. Цицерон учил, что искусная память состоит из "мест и образов". Содержания, которые предстояло запомнить, следовало воплотить в максимально яркие и неожиданные образы и вообразить размещенными в виде цепочки в знакомом оратору месте. После этого в нужный момент необходимо просто двигаться мыслью от одного места к другому и "собирать" накрепко запечатленные в памяти идеи.

В Средние века разнообразные системы приемов памяти создавались для того, чтобы облегчить запоминание религиозных истин. Литературной вершиной среди систем памяти, сконструированных по модели мест и образов, безусловно, является творение Данте Алигьери (1265-1321) "Божественная комедия". Продвигаясь под водительством Вергилия от периферии к центру девяти кругов ада, автор даст читателю крайне удобный для запоминания перечень грехов и устрашающие образы страдающих грешников. В Новое время были изобретены вербальные мнемотехники. В данном случае для запоминания материала используются не образы, а другие слова (например, "Каждый охотник желает знать, где сидит фазан" – последовательность цветов радуги, "Это я знаю и помню прекрасно Пи многие знаки мне лишни, напрасны" – число Пи). Парадоксально, но подобные системы не менее эффективны, чем образные.

Овладение искусством памяти приводило к поразительным результатам. Так, по свидетельству современников, Маркус Сенека (отец знаменитого Луция Сенеки – наставника Нерона) мог повторить две тысячи имен в том порядке, в котором они были названы; Луций Сципион помнил имена всех жителей Рима; Кир знал поименно всех солдат своей армии (а их насчитывалось 35 тыс.); Митридат Понтийский владел языками всех 22 народов, проживавших в его владениях. Примеры феноменальной памяти встречаются и в наши дни. Гениальный шахматист Александр Алехин в 1933 г. в Чикаго провел одновременно 32 партии, не глядя на доску (т.е. удерживая в памяти все ходы!).

А. Р. Лурия описал в "Маленькой книжке о большой памяти" (1968) свои 30-летние наблюдения за уникальным человеком с феноменальной памятью С. Шерешевским. Исследования Лурии не обнаружили границ памяти Шерешевского ни по объему (он мог запомнить и воспроизвести ряды из 30, 50, 70 и более элементов), ни по прочности (вся информация сохранялась в неизменном виде и спустя десятки лет). Пожалуй, единственным естественным "ограничителем" для памяти Шерешевского было время, так как на запоминание каждого элемента ему требовалось несколько секунд. Главной особенностью этого феномена оказалась предельная автоматическая образность памяти. Запоминая что-либо, Шерешевский без специальных усилий прибегал к технологиям, которые много веков назад были разработаны в рамках искусства памяти. Так, однажды его попросили заучить первую строфу "Божественной комедии". Текст был на итальянском языке, которым испытуемый не владел: Nel mezzo del camin di nostra vita... ("Земную жизнь, пройдя до середины..."). Вот как Шерешевский решил эту задачу: "Ncl – я заплатил членские взносы, и там в коридоре была балерина Нельская; mezzo – это женский голос сопрано, я скрипач, поэтому я поставил рядом с ней скрипача, который играет на скрипке; рядом папиросы "Дели" – это del; рядом тут же ставлю камин (camin); di – это рука показывает на дверь; nos – это нос, человек попал носом в дверь и прищемил его; tra – он поднимает йогу через порог, там лежит ребенок – это vita". Однако такое чрезмерное развитие мнемических способностей неблагоприятно сказывалось на других психических функциях. Шерешевскому было очень трудно решать задачи, требующие абстрактного мышления, жизнь в целом и свое место в ней казались ему не совсем реальными. Он путался в созданном им же самим мире образов и не мог забыть то, что было раз запомнено.

Иными словами, в отличие от людей, сознательно и произвольно применяющих мнемотехники, что дает им возможность управлять своей памятью, Шерешевский стал рабом своей памяти.

Крайне интересной проблемой, логично вытекающей из нашего обсуждения, является проблема возможности произвольного управления забыванием. Можно ли создать амнезотехники для забывания того, что мы хотим забыть? Должны ли они быть устроены аналогично мнемотехникам или намеренное забывание должно быть основано па иных принципах? Пока на эти вопросы нет однозначного ответа.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы