Репродуктивный и продуктивный аспекты памяти

Раздельное рассмотрение памяти как процесса точной репродукции запечатленного материала или как процесса активного конструирования материала при воспроизведении, конечно, является весьма условным. Ориентация на крайние точки континуума "репродуктивность – продуктивность" привела бы нас к исчезновению самого феномена памяти. В первом случае память превратилась бы в своеобразное "копировальное" устройство, в пассивное хранилище информации, своеобразный довесок к процессу восприятия, а во втором – в воображение. Тем не менее различные подходы к исследованию памяти, делающие акцент на том или ином аспекте ее функционирования, позволяют охватить все богатство вариантов использования памяти.

Память как точная репродукция опыта

Г. Эббингауз занимался исследованиями памяти всего два года, сконцентрировав свое внимание именно на мнемических процессах, направленных на точное воспроизведение материала. Его работа увенчалась выходом фундаментального труда "О памяти" (1885), который на десятилетия стал ведущим изданием в этой области. Эббингауза – представителя классической психологии сознания, трактовавшего память как совокупность ассоциативных процессов между содержаниями сознания, занимали три группы явлений памяти:

  • 1) возникновение ассоциаций (т.е. запоминание);
  • 2) актуализация ассоциаций (т.е. воспроизведение и узнавание);
  • 3) судьба ассоциаций (т.е. сохранение и забывание).

Эббингауз первым в истории психологии поставил перед собой задачу исследовать память при помощи строгого эксперимента. По его мнению, слова или отрывки текста для такого исследования не подходили, поскольку уже были отягощены многочисленными ассоциативными связями. Ученый создал особый материал для исследования памяти, который был свободен от старых ассоциаций, и поэтому ничто не могло помешать контролировать процесс образования и разрушения новых ассоциаций. Это были 2300 бессмысленных слогов, построенных по схеме "согласная – гласная – согласная" (SEH, ХОР, QUZ и т.д.). Эббингауз составлял из подобных слогов ряды и старался заучить их. Во время своих опытов он объединял в одном лице и экспериментатора, и испытуемого. На материале бессмысленных слогов Эббингаузом был установлен ряд важнейших законов памяти.

Во-первых, была создана знаменитая кривая забывания, фиксирующая тот факт, что забывание со временем замедляется (см. подпараграф 8.2 .3).

Во-вторых, закон накопления и распределения повторений. В окончательной форме этот закон был сформулирован немецким психологом, специалистом в области экспериментальной психологии Адольфом Йостом (1870-1920), отсюда другое название этого закона – закон Йоста. Данный закон отвечает на вопрос, что более эффективно: заучивать весь материал сразу или распределить заучивание на несколько приемов? Испытуемые получали 12 слогов, которые могли повторить 24 раза. Причем они могли делать или по восемь повторов за три дня, или по четыре повтора за шесть дней, или по два повтора за двенадцать дней. Последняя стратегия давала максимальный эффект. Таким образом, в упрощенной форме закон Йоста звучит так: при фиксированном количестве повторений распределенные во времени повторения оказываются более эффективными, чем одновременные. При объяснении полученного эффекта учитывали два фактора. Во-первых, следствия из закона забывания. Так как Эббингаузом было установлено, что максимально интенсивная потеря материала происходит в первый период после заучивания (например, через сутки после заучивания бессмысленных слогов остается 34% от исходного объема, после вторых суток – 28% от исходного объема, за каждые последующие сутки теряется нс более 1%). Разберемся, почему распределенное во времени заучивание позволяет минимизировать потери. Допустим, мы выбираем первую стратегию, т.е. по восемь повторений на первый, второй и третий день, а тестирование будем проводить на шестой день. Тогда от первого блока повторений на шестой день останется след памяти, эквивалентный 25% от исходного количества повторений, т.е. результат 8•0.25 = 2 повтора; от второго блока повторений останется след памяти, эквивалентный 30%, т.е. 8•0.3 = 2.4 повтора; и третий блок повторов принесет еще 8•0.26 =2.08 повторов. В сумме мы получим, что на шестой день после использования данной стратегии заучивания 24 совокупных повтора дадут результат, равный эффекту от 6.46 повторений. Теперь рассмотрим следующую более распределенную во времени стратегию, включающую по четыре повторения за шесть дней. Теперь мы получим следующую комбинацию для шестого дня: (4•0.25) + (4•0.26) + (4•0.27) + (4•0.28) + (4•0.34) + 4 = 9.6. Таким образом, получается, что вторая стратегия при формально одинаковом количестве повторений приводит к значительно лучшему результату. Учитывая, общее замедление забывания со временем, при больших интервалах между повторениями эффект становится еще более выраженным. Во-вторых, прибегали к гипотезе Мюллера – Пильцекера, которая предполагала, что обусловленные упражнением биофизические процессы продолжаются еще некоторое время после окончания заучивания, что и приводит к закреплению следов памяти после каждой серии повторений. Педагоги до сих пор пользуются законом Йоста при планировании учебных нагрузок.

В-третьих, был открыт позиционный (краевой) эффект (рис. 8.5), который заключается в том, что при заучивании расположенных в ряд элементов, лучше всего воспроизводятся элементы начала ряда и конца ряда, а хуже всего воспроизводятся элементы, несколько смещенные от центра к концу ряда.

Позиционный эффект. Среднее число поправок в зависимости от места в ряду

Рис. 8.5. Позиционный эффект. Среднее число поправок в зависимости от места в ряду

В рамках обсуждения репродуктивных процессов памяти ставился также вопрос о влиянии сходства и различия материала в ряду на запоминание. Свое решение эта проблема получила в так называемом эффекте фон Ресторф, который гласит, что независимо от характера материала, если в заучиваемом ряду разнородные элементы перемежаются с большим количеством однородных, то эти разнородные элементы сохраняются в памяти лучше, чем однородные. Фон Ресторф (1933) предлагала испытуемым запомнить ряды, состоящие из разнообразного материала (слоги, фигуры, числа, буквы, цвета и т.д.). Допустим, ряд состоял из четырех пар слогов, одной пары фигур, одной пары чисел, одной пары букв и одной пары цветов. После трех предъявлений проверялся уровень запоминания. Оказалось, что для однородных пар (слоги) этот показатель составлял 33%, а для разнородных (фигуры, числа, буквы, цвета) – 74%.

Однако возникает вопрос: по каким параметрам может осуществляться классификация объектов как однородных или разнородных? Последующие исследования показали, что практически любой параметр может стать основанием для такого различения, существенно только чтобы человек был способен заметить его.

Закономерности, выявленные авторами, которые придерживаются взгляда на память как па репродуктивный процесс, отличаются высокой устойчивостью. Они соответствуют классическим идеалам научности (см. гл. 1) и легко воспроизводимы при повторении тех же экспериментальных условий. К сожалению (или к счастью?!), в нашей каждодневной жизни, за исключением весьма специфических случаев сдачи экзамена по курсу "Психология" или разгадывания кроссворда, мы почти не встречаем необходимости точно (дословно) воспроизводить информацию. Скорее, нам необходимо ее творчески преобразовывать, чтобы сделать пригодной для использования в постоянно меняющемся мире.

Память как конструктивный процесс

Книга выдающегося английского ученого Ф. Ч. Бартлетта "Воспоминание" (1932) вышла в свет в тот период развития психологии, когда репродуктивный аспект памяти считался единственным заслуживающим внимания исследователя. Бартлетт и его подход к памяти как к активному явлению был буквально возвращен из забвения только через полвека – в конце 1970-х гг.

Фредерик Чарльз Бартлетт

Рис. 8.6. Фредерик Чарльз Бартлетт

Бартлетта интересовало запоминание в той форме, как оно происходит в реальной жизни. Созданные им методики повторной и сериальной репродукции были призваны сделать видимым процесс изменения материала при повторяющихся воспоминаниях. В первом случае испытуемый воспринимал материал, а потом пытался несколько раз воспроизвести его с 15-минутным интервалом. Во втором случае в работе принимали участие несколько человек. Экспериментальная процедура напоминала игру "испорченный телефон": первому участнику показывали изображение или зачитывали рассказ, а потом он пересказывал увиденное или услышанное второму, второй – третьему и т.д. Бартлетт считал, что результаты применения обеих методик вполне сопоставимы, так как разделял мнение о социальном происхождении психики человека (в этом его взгляды близки к воззрениям Л. С. Выготского). Задача исследователя заключалась в том, чтобы проследить, какие трансформации претерпевает непривычный (например, инокультурный) материал при многократном повторении.

Бартлетт выяснил, что при повторяющемся воспроизведении материал становится все более стандартным, подходящим к тому, что он обозначил термином "схема". По Бартлетту, схема –это способ организации воспринимаемой информации, который основывается на прошлом опыте субъекта. Вся поступающая информация соотносится с теми схемами познания, которые имеются в наличии у человека, и преобразуется в соответствии с ними. Впоследствии понятие "схема" стало важнейшим при описании процессов человеческого восприятия, памяти и мышления (см. гл. 7 и 9).

Таким образом, можно утверждать, что память имеет как репродуктивный (реконструктивный), так и продуктивный (конструктивный) аспект функционирования. Преобладание того или иного аспекта диктуется, во-первых, направленностью деятельности субъекта (какова цель – запомнить точно или уловить суть); во-вторых, особенностями запоминаемого материала (стихотворение будет воспроизводиться репродуктивно, а прочитанный роман – продуктивно); в-третьих, экспериментальными процедурами, к которым прибегает исследователь.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >