ЭТИКА В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ

С точки зрения истории философии принято называть современными все интеллектуальные течения, появившиеся после Гегеля. В этике современность наступает и проходит под знаком критики рационализма немецкой классики и в первую очередь взглядов Канта. Основное умонастроение моральной философии данного периода состоит в так называемом антинормативном повороте. Это означает, что этика преодолевает нормативный образ морали, обоснованный Кантом, и возвращается к иным, возможно более древним, формам мировоззрения, хотя и вкладывая в них современное, часто весьма оригинальное содержание. Учитывая сказанное, мы остановимся на двух наиболее показательных в этом смысле направлениях: утилитаризме и философии жизни.

Утилитаризм

Слово "утилитаризм" образовано от латинского "utilitas" – польза. В отличие от всех других изученных нами направлений, это является сугубо этическим, хотя частично имеет отношение и к теории права. Во многих учебных пособиях но этике развитие философии морали трактуется как движение мысли между двумя крайними точками зрения: ригоризмом, требующим поступать исключительно из уважения к морали, и прагматизмом, считающим, что мораль может сочетаться с мотивами пользы. Утилитаризм стал разновидностью второй точки зрения, хотя и весьма умеренной.

Основателем данного течения в этике принято считать английского философа и правоведа Иеремию Бентама (1748-1832). Он нигде не использовал термин "утилитаризм" и был первым, кто последовательно обосновал принцип пользы как главное содержание морали. В своей книге "Введение в основание нравственности и законодательства" Бентам утверждает, что целью любых государственных и социальных установлений должно быть общее благо, которое складывается из суммы благ каждого гражданина. Но в чем оно заключается? Отвечая на этот вопрос, философ обращается к античным эвдемонистическим мотивам, столь популярным во времена Просвещения. Благо – это счастье, которое очевидно является совокупностью удовольствий и свободой от страдания. При этом удовольствия должны быть самыми разнообразными, наиболее интенсивными и продолжительными. Помимо них Бентам нередко в понятие блага включает личную выгоду и интересы индивида. Соответственно, все, что приносит удовольствие людям, мы можем считать полезным, а обратное – вредным. Отсюда принцип пользы как положительное содержание морали есть одобрение всего, что стремится принести счастье другому человеку, а также само действие, направленное на достижение счастья. Бентам особо подчеркивает, что пользу нельзя отождествлять с эгоизмом. Поступая нравственно, человек должен сначала думать о пользе своего ближнего, а лишь потом о собственном интересе. Обращаясь к нор – мативному содержанию морального мотива, Бентам соглашается с хорошо известным к этому времени эвдемонистическим принципом: поступать так, чтобы принести своими действиями наибольшее счастье для наибольшего числа людей. Впоследствии этот принцип не только стал прочно ассоциироваться с утилитаризмом, но и превратился в его отличительную характеристику.

Идеи утилитаризма развил крупнейший английский философ, экономист и социальный мыслитель Джон Стюарт Милль (1806-1873). Именно он привносит в этику сам термин утилитаризм, назвав им одно из своих произведений (1861). Это слово прямо указывает, что идеи о благе и пользе Бентама, которого он считал своим учителем, Милль разворачивает в целую философскую систему. Он соглашается с основными положениями своего предшественника: счастье – это непрерывное удовольствие, а польза – все, что способствует ему. Но далее он обосновывает связь между общим и личным благом. В строгом смысле нравственным будет только то действие, которое направлено на общественное благо. Ориентироваться на пользу лишь одного человека означает подвергаться опасности потакать его неразумной прихоти. Поэтому мы должны способствовать лишь признанным общественным мнением положительным представлениям о счастье и стремиться обеспечить его для наибольшего числа людей. Если эта максимальная цель кажется утопичной, то мы можем хотя бы не делать окружающих нас людей несчастными. Поступок, направленный на всеобщее благо, принесет пользу самому совершившему этот поступок. В принципе нет ничего плохого, что человек стремится к собственному благоденствию, но все же он должен понимать, что оно целиком зависит от его усилий трудиться ради блага общественного.

Но можно ли точно определить, что собой представляет благо целого государства? Не слишком ли непохожими друг на друга будут представления о нем различных социальных групп? Предвидя такое возражение, Милль полагает, что в обществе есть несомненные устои, жертвовать которыми нельзя даже ради самых возвышенных представлений о всеобщем благоденствии. Продолжая традицию своих великих предшественников, философ считает такими устоями права и свободы человека, трактуя их как естественные и необходимые ограничения власти ради торжества справедливости. Его эссе "О свободе" считается одним из программных документов либерализма.

Заслуга утилитаризма состояла в том, что он пытался преодолеть кантовский формализм, замкнув мораль на, казалось бы, очевидное требование способствовать счастью другого человека и всего общества. Однако, в конечном итоге, это течение практически сошло на нет, не сумев суммировать и теоретически осмыслить различные, порой весьма противоречивые современные трактовки счастья.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >