Этика философии жизни

Философия жизни – собирательное название, придуманное в истории интеллектуальных течений Европы для обозначения взглядов весьма непохожих друг на друга мыслителей, которые не были склонны причислять себя к какому-либо направлению. Данное словосочетание не означает, что предшествующая философия игнорировала изучение жизни. Скорее всего оно показывает, что жизнь – главный предмет осмысления, т.е. этическая проблематика выходит в философии на передний план. Кроме того, развитие указанного течения проходило под знаком критики рационализма и существенного ограничения разума в деле постижения целей существования человека.

Шопенгауэр

Немецкий философ Артур Шопенгауэр (1788-1860) был достаточно умеренным критиком рационализма. Во многих существенных положениях теории познания он следует за Кантом, считая его величайшим мыслителем. С другой стороны, философию последователей Канта он считал бессмысленной, а с Гегелем находился в состоянии личной вражды.

Этике Шопенгауэр посвящает несколько произведений; наиболее значительные из них – четвертая часть его главного произведения "Мир как воля и представление" (1819, второе, дополненное издание – 1843) и "Об основе морали" (1841). Вскользь отмечая в них огромное значение Канта в том числе и для практической философии, где ему удалось доказать положение морали как самостоятельного феномена и придать ей абсолютное значение, Шопенгауэр об – рушивается на него с ожесточенной критикой. Во-первых, он подвергает сомнению нормативность – самую главную черту кантианской нравственности. Почему, – спрашивает философ, – мы что-то кому-то должны? Этика не может быть приказом, пусть даже сформулированным человеком для самого себя. Приказ – это удел власти, насилия и той силы, что желает использовать нас в своих целях. Этика может только советовать нам, как существенно улучшить жизнь, и доказывать, что такая жизнь действительно достижима.

Критика нормативности подразумевает несогласие с законничеством: Кант якобы заимствует образ моральности из религиозной этики, которая основывается на абсолютных заповедях, данных Богом. Но, исключая Бога как источник нравственности, Кант почему-то оставляет форму религиозного предписания. Далее Шопенгауэр не соглашается с формализмом: Кант призвал нас быть нравственными, но не сказал, что конкретно мы должны делать для этого. Наконец, он обвиняет оппонента даже в эгоизме, считая его выражением категорический императив. Если мы действительно желаем превращения собственной максимы поступка во всеобщий закон, то, по мысли Шопенгауэра, мы своему личному интересу стремимся придать значение универсального. Получается, что Кант возвел на трон святости самую банальную эгоистическую выгоду.

Развивая собственный взгляд на сущность морали, Шопенгауэр призывает нас не строить заумные конструкции, а просто оглянуться вокруг. Что же мы увидим? Описание окружающей нас действительности философ проводит в крайне пессимистичных тонах, полагая, что наш мир – худший из всех возможных. Эгоизм – это не просто главный принцип отношения между людьми, но и основа всего мироздания. Шопенгауэр в своей теоретической философии утверждает, что сущность мира – это слепая и неразумная Воля, создающая окружающий мир ради собственного развлечения. Мы сами – тоже ее проявление. Реальность, которую мы наблюдаем, – это всего лишь иллюзия; если бы мы могли видеть саму суть бытия, то поняли бы, что все в мире едино, в том числе не существует деления на разные личности. Многообразие людей – обман сознания, произведенный Волей также из собственной прихоти.

Исходя из картины мира, эгоизм – нормальное, естественное поведение людей. Иногда он доходит до крайних форм жестокости, когда человек наносит вред другому, просто руководствуясь ненавистью к нему. Найдется ли в таком мире место для морали? Найдется, если мы осмелимся восстать против него. Можно сказать, что Шопенгауэр трактует мораль героически, как протест против ужасного мира и попытку освободиться от него. Единственное, что подходит для этого – поступать вразрез с главной тенденцией мироздания – эгоизмом. Противоположностью ему будет сострадание, которое, по мнению философа, является единственным нравственным мотивом. Шопенгауэр не жалеет красивых слов, чтобы показать, насколько удивительно это чувство. Оно рождается в нашей душе из понимания, что все живое вокруг нас испытывает боль, а крепнет тогда, когда мы обретаем привычку ставить себя на место страдающего существа. Преодолеть эгоизм – означает одолеть происки мировой Воли и найти путь спасения от нее. Философ не говорит, какое благо мы обретем, когда посредством сострадания окончательно победим Волю. Рассказ о нем надо вести не на языке этики, а на языке религии, описывающей состояние райского блаженства.

Преодолевая кантовский формализм, Шопенгауэр возвращается к античной этике блаженного состояния. К его обретению ведет единственная добродетель – сострадание, которое философ понимает как положительное содержание морали. Но, как мы уже уяснили из аргументации рационализма, чувства не могут стать надежным основанием нравственной жизни.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >