Структура поступка

Поступок представляется достаточно сложным явлением окружающего нас мира. Совокупность поступков человека принято называть поведением, и оно составляет предмет изучения множества наук. По этику интересует аспект, связанный с тем, какие поступки приближают нас к идеалу человеческих отношений, а какие отдаляют. И в этой связи нам важно знать, какие структурные элементы включает в себя поступок и что из них потенциально может быть оценено как добро или зло.

В этике принято выделять субъективную и объективную сторону поступка. Субъективная выражает всю сложную совокупность наших внутренних переживаний относительно предстоящих или уже совершенных действий. Достаточно часто эта сторона в моральной философии обозначалась единым словом "мотив". Если привлечь данные психологии, то в области мотивации можно зафиксировать и подробно раскрыть до сотни различных движений внутреннего мира личности. Но для наших целей важно указать на следующие составные части субъективной стороны поступка.

Во-первых, мотив в узком смысле этого слова традиционно считается ответной эмоциональной реакцией па воздействие внешнего мира. Эта реакция может стать весьма разнообразной, но для моральной оценки поступка важно, чтобы она была не спонтанной, а осмысленной. Такого рода мотив, перерастающий в продуманную реакцию, в этике получил название "намерения". По сути, оно представляет собой результат критического анализа нескольких побудительных причин (желаний) и выражается в решении, которое мы принимаем относительно будущего свершения. Отсюда устойчивым оборотом речи стало словосочетание "намеренные поступки". Они отличаются от "ненамеренных", которые стали следствием нашего волеизъявления, но были совершены под воздействием эмоций, без их осмысления. В правоприменительной практике такие поступки обозначаются как совершенные "в состоянии аффекта".

Намерение также представляется достаточно сложным феноменом нравственного сознания. Если мы спросим о движущей причине осмысления первичных побуждений, то можем выстроить целую палитру возможных оснований. В ней будут выделяться такие феномены, как потребности, вытекающие из необходимых условий существования человека, интересы, представляющие собой желание укрепить свой статус в обще стве, и ожидания, позволяющие видеть перспективы своего развития, как социальные, так и личностные.

Во-вторых, в сфере мотивации следует отметить целеполагание. Цели нашей жизни или каждого конкретного поступка не могут быть обычной реакцией на воздействие внешней среды. Неслучайно, что спонтанный, непродуманный поступок принято называть "бесцельным". Цель предполагает осмысление своих желаний, жизненных обстоятельств, мнений и оценок окружающих нас людей. Акт целеполагания должен быть также осмысленным, как и намерение, однако оно ответственно не за цели, а за средства их достижения. А цели – это реальность, которая является ориентиром для наших намерений и служит их самым существенным обоснованием.

Наконец, есть и третья ключевая составляющая субъективной стороны поступка. Речь идет о той способности, которая заставляет нас критически оценивать происходящие с нами события. Иногда ее обобщенно называют "совесть", но это слишком узкое понимание. Более широкую трактовку дают некоторые психологические теории, в частности психоанализ, где обсуждаемая сторона нашей личности получила название "сверх-Я". В нем содержится не только наша рефлексия над правильностью желаний, эмоций или целей, но еще и сами убеждения относительно ценностных координат, принятых в обществе. "Сверх-Я" включает в себя представления о нормах, оценках и шаблонах поведения, принятых в обществе, а также подразумевает работу нашего сознания, направленную на сравнение собственных поступков с образцом, принятым в окружающем мире. При этом данная сторона внутренней жизни осмысляет не только наши действия, но и поступки других людей. "Сверх-Я" – это реальность, позволяющая ставить и достигать целей, находясь в мире подобных себе.

Субъективному началу поступка противостоит его объективная сторона. К сожалению, будучи существами несовершенными, мы не всегда способны в полной мере реализовать свои хорошие намерения. Все, что нам мешает, представляется объективными условиями, обойти которые мы не всегда можем. Так, первым, самым могущественным препятствием на пути осуществления индивидуальной воли моральная философия считала обстоятельства совершения поступка. В разделе, посвященном истории этики, мы указывали на позицию Гегеля, назвавшего автономную нравственную волю Канта "единичной", т.е. бессильной преодолеть вырастающие на ее пути препятствия. Вообще размышления об ограничениях, налагаемых на нашу волю обстоятельствами – одна из самых излюбленных тем в этике. Проблемное поле, обозначенное ей, вполне очевидно. С одной стороны, мнение, будто решимость быть моральным преодолеет любые преграды, влечет за собой самонадеянность и слишком завышенную, неадекватную оценку поступков других людей. С другой, существует соблазн все свои неудачи на пути осуществления добра списать на любые, даже самые незначительные обстоятельства, прикрыв тем самым свою слабость или себялюбие.

В любом случае в этике утвердилось мнение, что не все обстоятельства одинаковы и, значит, не всякое отношение к ним человека будет считаться правильным. Если говорить кратко, то все возможные ситуации справедливо будет разделить на те, в которых человек в принципе не мог знать все обстоятельства, и те, когда он их мог знать, но не приложил для этого усилий. Например, сравним два поступка. На наш мобильный телефон приходит sms-сообщение от коллеги по работе с просьбой подвезти его на важную деловую встречу. Но по времени отправления мы видим, что сообщение он послал два часа назад, и выполнять его просьбу уже не имеет смысла. Обстоятельства объективно сложились так, что она дошла к нам с опозданием. В другом случае коллега посредством sms просит нас о том же самом, но не указывает точно время, когда он ждет помощи. При этом мы сами находимся далеко от работы, поэтому от точного указания часа будет зависеть, сможем ли мы выполнить просьбу. Тем не менее мы решаем, что не будем помогать именно по причине нахождения в другом месте. Согласимся, что второй поступок не освобождает нас от вины, поскольку ничего не стоило уточнить время и, исходя из полученного знания, принять решение о возможности оказать содействие.

В этой связи важное мнение высказал опять же Аристотель. Определяя условия вменения вины за поступок, он указал два основания, по которым человека нельзя обвинить в неправильном поведении. Он обозначает их как поступки, совершенные "по неведению" и "в неведении". Первые случаются, когда человек не знал обстоятельств, и тогда его можно только пожалеть. Но все же, чтобы считаться полностью невиновным, ему надлежит искренне раскаяться за совершенный поступок и желать исправить его последствия. Если же раскаяния не наступило, то мы в праве усомниться – были ли плохие последствия поступка сугубо случайными?

Другой вид – "в неведении" – означает, что поступок был совершен в состоянии сильного аффекта, когда человек и не желал, и не мог продумывать последствия. Такое нередко бывает при алкогольном или наркотическом опьянении, что в правоприменительной практике считается отягчающим обстоятельством. Но бывают и положительные аффекты. Например, человек был настолько одержим желанием спасти людей из горящего дома, что в запале мог оскорбить или ударить тех, кто препятствовал ему. Но если его решимость увенчалась успехом, то кто его осудит за горячность? Скорее, надо предъявить претензии тем, кто отказывался ему помогать. Однако, продолжает Аристотель, если человек сознательно вводит себя в состояние, которое якобы позволит ему не обращать внимания на добро и зло, то мы имеем дело с пороком.

Второй составляющей объективной стороны поступка являются его последствия. На первый взгляд можно сказать, что они целиком и полностью зависят от того, как мы смогли справиться со своими желаниями. Но на самом деле в не меньшей, а то и в большей степени они становятся результатом того, как мы справляемся с обстоятельствами. Кроме того, следует помнить простую истину, что любые поступки влекут за собой последствия, даже если мы этого не желаем. Именно в этом заключается основной момент их объективности.

Последствия, которые оказывают влияние на события окружающего мира, являются единственным видимым результатом наших поступков. Насколько возможно их предсказать? Этот вопрос столь же сложен, как и о возможности предвидеть все обстоятельства. Один древний афоризм гласит: "Камень, брошенный рукой, принадлежит дьяволу". Результат поступка в следующий миг после его совершения перестает зависеть от нас и начинает жить собственной жизнью. Он порождает самостоятельные следствия, не все из которых мы предусмотрели. Отсюда в этике достаточно часто проводилась сложная диалектика между ближними и отдаленными последствиями. Первые считались на нашей совести, а по поводу других не было единства во мнениях. Например, должны ли мы чувствовать ответственность за последствия, которые повлияют на жизнь будущих поколений? Или же мы в праве ограничиться только ближайшим временным промежутком? Тут следует иметь в виду, что прилагательное "отдаленные" применительно к пространству и времени, и "отдаленные" в отношениях между людьми не могут считаться синонимами. Рассуждая с точки зрения морали, мы никогда точно не знаем, когда именно проявятся желаемые нами последствия. Допустим, мы в течение некоторого времени используем ложь в отношениях с другими людьми. Мы надеемся, что если обман и будет раскрыт, то это случится нескоро и прошедшее время сможет сгладить неизбежные для нас отрицательные последствия. Но случается так, что неожиданно для нас обман полностью раскрывается и мы сталкиваемся с последствиями значительно худшими, чем ожидали. Часто бывает наоборот, когда мы ожидаем немедленного нравственного эффекта, а он нс наступает. Но это нс значит, что мы получаем право прибегнуть к иным, неморальным средствам.

Приведенные выше парадоксы, связанные с размышлениями о субъективных и объективных сторонах поступков, можно продолжать бесконечно. Подводя итоги, следует заметить, что любому субъективному мотиву обязательно сопутствует объективное проявление, сначала становящееся событием из окружающего мира, а затем вызывающее реакцию на него со стороны других людей. Поэтому мы должны предельно внимательно продумывать как обстоятельства, так и последствия наших поступков, стремясь свести возможные отрицательные случайности к минимуму.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >