Является ли мораль ограничением?

Ответ на заданный вопрос кажется очевидным: если мораль призывает нас от многого отказаться ради достижения определенных целей, то, разумеется, ее следует понимать как ограничение. Именно поэтому, из-за столь категоричного суждения так часто в среде обыденного мнения приходится встречаться с недоверием к морали. Люди склонны видеть в ней только диктат, якобы ограничивающий их самые лучшие желания. Но здесь дело обстоит так же, как и с регулированием. С первого взгляда показалось, что оно неотделимо от морали, но в ходе рассуждения оказалось, что мораль не регулирует, а демонстрирует себя и взывает к себе. То же самое можно сказать и об ограничении. Моральные требования, запрещающие убивать, лгать, воровать, причинять вред, ограничивают наши поступки. Но даже это побуждение следует считать, скорее, не ограничением, а предостережением от попадания в плен к злу. Нравственное сознание также предполагает борьбу со своими внутренними пагубными желаниями, но и в данном случае оно делает это не ради самого ограничения, а ради закрепления способности управлять своими эмоциями и правильно подбирать жизненные цели.

Мораль не ограничивает, а, наоборот, расширяет воз – мощности человека. Требуя воздержаться от очевидно безнравственных побуждений, она в первую очередь призывает личность отказаться от унижающих ее достоинство поступков и сосредоточиться на развитии иных, высших способностей. Точно гак же, ограждая человека от плохого поступка, она не позволяет ему окончательно порвать отношения с тем, против кого этот поступок был направлен, и тем самым не ограничивать круг своего общения. В этой связи следует заметить, что мораль, если брать ее ракурс, направленный на отношения с другими людьми, не требует ничего невозможного. Она предписывает самые очевидные, можно сказать, банальные действия, совершенно естественные для человеческого сообщества. Она указывает, что есть нормальный путь жизни, дающий неисчерпаемые возможности совершенствования, открывающий бездонный мир других людей и позволяющий реализовать себя как творческую личность. Отсюда нарушение моральных требований будет выглядеть как отказ от этого пути, закрытие для себя многих жизненных перспектив. Получается, что не мораль является ограничением, а, наоборот, безнравственное поведение есть существенное сужение возможностей обрести истинную жизнь.

Моральные нормы

В предыдущем повествовании мы часто упоминали о моральных требованиях. Можно сказать, что нормы выражают самую очевидную сторону морали, поэтому в обыденном сознании сама мораль часто ассоциируется с запретами. Классическими, наиболее распространенными нормами, наследованными европейской культурой от ветхозаветных заповедей Моисея, через Нагорную проповедь Иисуса Христа, считаются требования "не убивай", "не укради", "не лги", "не прелюбодействуй". Нормативность есть внешняя, формальная сторона морали, призывающая к осуществлению нравственных ценностей. Но если мораль не является ни регулятором, ни ограничителем поведения, то в чем тогда заключается специфика ее норм?

По итогам рассмотрения кантовской этики мы помним, что нормы морали являются частным выражением долга, обязывающего нас поступать сообразно нравственному закону. Отсюда можно выделить следующие их черты.

  • 1. Нормы морали универсальны, т.е. распространяются на всех людей без исключения. Не бывает нравственных предписаний, существующих только для отдельной группы индивидов. Есть и другой, более широкий смысл универсальности, который указывает, что важнейшие нравственные нормы распространяются не только на всех людей, но и на все времена и культуры.
  • 2. Они надситуационны, т.е. повелевают независимо от сложившихся обстоятельств и наших возможностей их исполнять.
  • 3. Они безличностные, поскольку не принимают в расчет наши желания и нс рассматривают психологические особенности личности, которые могут помешать человеку исполнить свой долг.
  • 4. Они требуют всеобщности в кантовском смысле этого слова, т.е. мы должны быть уверены, что любой порядочный человек на нашем месте поступит точно так же. Иными словами, совершая поступок, мы должны понимать, что подаем пример окружающим.
  • 5. Нравственные требования не имеют внешней принуждающей силы, т.е. за ними не стоит никакой иной силы, кроме чистого представления об идеале. Об этой характеристике нам уже приходилось упоминать выше.
  • 6. Моральные нормы категоричны; они не допускают компромисса с совестью и не признают оправдательных суждений. Для морали не может быть частичного исполнения долга: либо человек руководствуется им, либо отказывается от него.
  • 7. Наконец, они требуют свободного исполнения, отвергая любые виды внешнего принуждения.

Если же посмотреть на нормы не как на следствие формального долга, а как на одну из важнейших характеристик самой морали, то получается следующая картина. Мы утверждали, что мораль по своей сути является призывом реализовать неэгоистические ценности, например взаимопомощи, солидарности и т.д. Нормы, с одной стороны, придают этим ценностям окраску долженствования, тем самым настоятельно требуя их осуществить в действительности. С другой – очерчивают круг человечности, задавая естественные пределы, выход за которые обрекает на лишение полноты подлинно человеческой жизни. По сути, эти два смысла являются единственно приемлемыми. Придавать нормам более важную роль в структуре морали чревато опасностью свести все ее содержание к негативным требованиям. С этой точки зрения следует обратить внимание, что нравственные нормы часто выражены как запреты, требования не делать что-либо. Но это не значит, что мораль заставляет отказаться от действия. Напротив, она призывает к нему, но посредством указания естественной границы, переход которой человеческую активность превращает в бесчеловечную. В морали содержатся также и положительные нормы, например, уже знакомая нам заповедь любви, требование почитать родителей, призыв приходить па помощь другим людям. Но все они опять же указывают на ценностное содержание нравственного сознания.

Таким образом, рассмотрев нормативную составляющую морали, можно более четко представить ее структуру. Последнюю справедливо сравнить с кругом, границы которого заданы запретами, а площадь наполнена положительными ценностями, взывающими к собственной реализации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >