Моральный закон

Если в предыдущем повествовании мы настаивали, что мораль, даже в своем нормативном содержании, является ориентиром, то насколько правильно оперировать понятием "моральный закон"? Ведь закон предполагает неминуемую расплату за его нарушение, а в морали, понятой не как регулятор, наказание за нарушение кажется проблематичным. И вообще можно ли сказать, что за нарушение моральных требований неизбежно следует санкция?

Начнем отвечать со второго вопроса. Мораль прежде всего предполагает санкцию от самого человека, нарушившего требование. Она проявляется в виде укора совести и понимания собственной вины. Конечно, придавать большое значение им нельзя: множество людей без труда преодолевают муки совести и спокойно живут дальше. Но и недооценивать их нельзя, поскольку, как было сказано в главе, посвященной совести, ее осуждение появляется неожиданно, против желания жаждущей забыть о своем проступке личности. Помимо совести, безнравственный поступок ждет общественное порицание, что может для аморального субъекта закончиться отлучением от коллектива. Но ни та, ни другая санкция не является исчерпывающим следствием из нарушения морального закона. Тем не менее мы утверждаем, что он действует абсолютно, и тот, кто нарушил его, никогда не останется безнаказанным.

Что такое закон? В философии науки под ним понимается устойчивая, многократно повторяющаяся связь нескольких явлений. В данном случае нас интересует связь между самим законом и возможностью его нарушения. Так, применительно к законам физического мира эта связь выглядит достаточно надежной. Допустим, мы попытаемся нарушить закон всемирного тяготения. Никто не помешает нам прыгнуть с большой высоты, но тяжелые последствия прыжка станут необходимым следствием нашего неразумного поступка. Конечно, мы могли бы использовать устройство, которое смогло бы превратить стремительное падение в плавный спуск. Но это не значит, что мы обошли закон: мы просто использовали его и другие законы, позволяющие нам привести физические силы в нужное нам равновесие.

То же самое можно сказать о социальных законах. Их также можно нарушить. Более того, как утверждал выдающийся российский философ Александр Александрович Зиновьев (1922-2006), социальные законы отличаются от всех остальных как раз тем, что люди их постоянно нарушают, а затем жестоко в этом раскаиваются. Трудно сказать, чем они больше руководствуются, совершая эти нарушения: нежеланием знать о законах, самонадеянностью или злым умыслом, но факт остается фактом. Зиновьев приводит такой пример: если мы создаем организацию и ставим перед ней задачу добиться успеха в одной из сфер деятельности, то мы должны подобрать руководителя, чьи способности будут соответствовать высоким задачам. Нарушение этого правила неизбежно приведет начинание к краху. Тем не менее мало кто даже задумывается об этом законе. А если его нарушают сознательно, то надеются на другие факторы, которые помогут компенсировать бездарное руководство, например высокую отдачу сотрудников, помощь извне и т.д.

Теперь посмотрим, как обстоит дело с моральным законом. Его также, казалось бы, легко нарушить, и ни совесть, ни осуждение обществом не выглядят здесь серьезной санкцией. Однако подумаем: что это означает – нарушить моральный закон? Сознательно нанести вред другим людям ради собственной выгоды или удовольствия. Но можем ли мы быть уверенными, что этот поступок останется для нас безнаказанным? Что обиженный нами человек не решит нам отомстить? И тот факт, что месть не последовала незамедлительно (нам моментально не ответили ударом на удар), не означает, что мы остались безнаказанными. Быть может, наш противник тщательно ее готовит, о чем мы даже не подозреваем, и в удобный для себя момент нанесет удар, которого мы не ожидаем. Возможность мести и ее боязнь – вполне реальная угроза. Если бы эго было не гак, то преступники бы не скрывались, а люди, совершившие аморальные поступки, не боялись бы публичного осуждения. Страх – это такая эмоция, которая разрушает нормальную жизнь и обесценивает все ее самые яркие проявления. Если к этому страху добавить подозрительность, постоянное ожидание зла, то существование такого человека не будет ему в радость. Более того, превратившись в навязчивую идею, страх может довести до безумия. Это хорошо понимали уже в Античности. Послушаем великого трагика Софокла:

О, узнай и запомни

Изречения древнего смысл:

Человек, различить неспособный,

Что есть зло и что есть добро,

К безумию движим

Властью богов и бедою навек заарканен[1].

Получается, что моральный закон нельзя нарушить безнаказанно. Причем санкция в виде неудовольствия и страха будет прямо пропорциональна проступку. Возможно, за раскрытие безобидной лжи последует простое порицание, но за геноцид целых народов ужас от ожидания возможной расплаты сделает жизнь невыносимой. Получается, что моральный закон выражается очень просто: человек в своем поведении может нарушать требования морали, но тогда его жизнь не будет полноценной.

Возможно ли обойти прямое действие морального закона? Да. Например, если мы раскаемся в безнравственном поступке и попросим прощение. Но это не значит, что мы отменили его действие; наоборот мы исполнили одно из важнейших моральных обязательств, требующих от нас всегда признавать свою вину, и тем самым сделали все, чтобы избежать плохих последствий. Есть и другая, более сложная ситуация, когда нам ради исполнения нравственного долга требуется нарушить один из моральных запретов. Но здесь мы вступаем в сферу моральных парадоксов, о которых разговор предстоит в конце этой книги.

  • [1] Софокл. Антигона. М., 1986. Строки 450-460.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >