ПРОИСХОЖДЕНИЕ МОРАЛИ

В данной главе мы обсудим вопрос, откуда у человека появились моральные представления? Все, о чем мы говорили, о зрелой нравственности, ставшей следствием автономии личности и ее понимания ценностей собственной жизни, – является свойством современного человека или так было всегда, даже на самых ранних этапах истории? Для начала мы рассмотрим основные факты, свидетельствующие о появлении у человека архаичных моральных представлений, в итоге перерастающих в зрелое нравственное сознание. После этого кратко остановимся на основных концепциях происхождения морали.

Мы умышленно оставляем в стороне вопрос о том, когда и от кого произошел человек: стал ли он результатом эволюции животных либо появился на свет в результате воздействия каких-то иных, например космических сил. Также мы не обсуждаем, чем же было доисторическое, первобытное состояние человеческой общины: Золотым веком, воспетым Гесиодом и романтиками, царством естественности и свободы, как думал Ж.-Ж. Руссо, или же в нем царила жестокая вражда, названная английским философом Томасом Гоббсом (1588-1679) состоянием "войны всех против всех". Соответственно, открытым остается вопрос о характере первых людей: были ли они кровожадными хищниками, совершавшими массовые убийства себе подобных, или же они изначально жили как мирные существа, применявшие агрессию только ради самозащиты и выживания? Все указанные проблемы выходят за пределы этики и относятся к ведению антропологических наук. В данном случае нас лишь интересует, какие факты из культуры первобытного общества мы можем признать близкими к нравственности?

Тотем и табу

Самая большая трудность заключается в том, что исследователям доступны лишь два источника информации, косвенно имеющих отношение к тем временам. Во-первых, это древнейшие письменные свидетельства, передающие достаточно расплывчатые данные о событиях, которые для них самих представлялись седой древностью. Во-вторых, ценные сведения были получены в результате изучения племен, которые в наши дни находятся на уровне, близком к первобытно-общинному строю. Огромная работа по нахождению истоков морали привела к следующей, достаточно дискуссионной, но при этом все-таки наиболее распространенной линии рассуждения, обоснованной такими крупными этнографами, как Э. Б. Тейлор, У. Робертсон Смит, Д. Д. Фрэзер и др. С их точки зрения, первичные данные нравственности можно свести к двум феноменам – тотему и табу. Тотем (слово происходит из одного из индейских диалектов и означает "его род") – принцип древнейшего объединения людей, основанный на представлении о едином прародителе, в качестве которого может выступать предмет из окружающего физического мира, стихия, растение, но чаще – животное. При этом первобытные люди не просто относили себя к данной группе, но и прямо ассоциировали себя, допустим, с волками, отличая себя от других, например тигров. Жизнь в тотеме регулировалась табу (от полинезийского слова, обозначающего особый предмет, выделенный в качестве запрещенного) – родовыми запретами. Иногда ему придают значение священной нормы, налагающий запрет приближаться ко всем проявлениям священного. Но нас интересует именно сторона, относящаяся к повседневному поведению. И здесь исследователи выделяли два базовых табу:

  • – нельзя убивать тотемное животное и человека из своего тотема;
  • – нельзя вступать в половую связь с человеком из своего тотема.

Следует заметить, что даже в самых сложно организованных животных стаях оба названных табу не имеют смысла. Убийства при внутригрупповом соперничестве для животного мира – вполне рядовое событие, а при вступлении в половую связь никому нет дела до родственного статуса. Но в первобытном человеческом обществе категорически запрещалось и то, и другое, что, соответственно, ставило его на несоизмеримо более высокую ступень, чем стадо животных. При этом следует уяснить действие табу: это была не обычная норма, а именно страшный запрет. Тот, кто его нарушал, как правило, сам умирал либо добровольно покидал свою общину, к нему даже не надо было применять никаких репрессивных санкций.

Существование первого запрета вело к тому, что отныне жизнь сохранялась всем членам общины – больным, старикам и немощным. Это существенно противоречило природной регуляции, где выживает только сильнейший. Однако следует заметить, что запрет на убийство касался только человека своей общины; по отношению к представителям других тотемов можно было делать все что угодно. Вторая базовая норма первобытного общества – запрет на половую связь с человеком из своего тотема – предполагала, что мужчины должны были искать себе пару на стороне. Соответственно, женщины их общины были дозволены только пришельцам из других племен. Сам род велся по матери, т.е. его составляли все, рожденные от одной женщины, а также от ее дочерей. Отцовство в нашем понимании в то время не имело никакого значения. Первобытные люди вообще нс видели связи между совокуплением и рождением детей. Нередко существование полового табу объяснялось биологическим вредом, который якобы приносят наследственные болезни, появляющиеся как результат близкородственного скрещивания. Но очевидно, что древние люди не могли проследить, какие последствия на будущее поколения окажут их контакты. В любом случае ограничение полового инстинкта ради далеких потомков выглядит слишком современным объяснением. Тем нс менее табу не означало только запрета на близко-родственные половые связи. Даже если племя принимало к себе мужчину со стороны, то все женщины для него все равно были табу. Получается, что смысл запрета был не в том, чтобы оградить родственников от половых контактов, а чтобы вообще прекратить таковые в пространстве общины. В итоге самые древние люди смогли существенно ограничить базовые инстинкты, которые в животном мире в принципе не могут быть добровольно ограничены.

Существует ли достоверное научное объяснение двух важнейших табу? Нет, можно говорить лишь о версиях. Например, одна из точек зрения указывает, что данные запреты появились для обуздания внутриродовой агрессии, порожденной соперничеством из-за женщин. Другая считает их порождением необходимости налаживать связи с иными племенами, для чего был учрежден обмен женщинами. Но на данный момент нас интересует не версии происхождения табу, а то, насколько его можно считать именно моральным запретом? С одной стороны, нами уже не раз отмечалось, что моральное требование должно быть принято человеком свободно и выполняться ради блага других людей. Табу же повелевает под действием страха смерти, фактически не предоставляя человеку выбора. Кроме того, в морали важен идеальный аспект, выраженный в представлении о наилучших отношениях. Тем не менее в табу есть важный элемент немотивированности; оно очевидно для всех и нс требует дополнительной аргументации. Более того, оно не происходит от корыстных, эгоистических побуждений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >