Основные концепции происхождения морали

В предыдущих параграфах мы рассмотрели основные вехи становления морального сознания человечества: от первобытных табу до золотого правила. Но остается открытым вопрос: откуда они берутся в человеке? Каким образом примитивные древние люди смогли получить то, что дало им колоссальное преимущество в эволюции перед всеми остальными живыми существами и в итоге привело к созданию цивилизации? В этом плане можно выделить три наиболее распространенных точки зрения.

  • 1. Теологическая линия, полагающая, что моральные представления в человека вложил Бог. Причем в религиозных учениях высказывались разные мнения, как именно это произошло: непосредственно при творении человека либо Бог способствовал длительной эволюции, где люди сами, методом проб и ошибок смогли прийти к единому представлению о моральности. Данный взгляд мы не будем анализировать, поскольку он является предметом веры, не предполагающей рациональных аргументов.
  • 2. Натуралистическая линия. В широком смысле она утверждает, что мораль в человека заложена от природы и, более того, она есть один из существенных элементов, сближающих человека и окружающий его природный мир. Нечто подлобное мы видели в самой ранней Античности, где бытовало представление о едином космическом законе, действующем как в природе, так и в мире людей. Но наиболее могущественным разветвлением натурализма следует считать эволюционную этику, возникшую во второй половине XIX века и ставшую результатом применения к моральной теории новейших на тот момент данных естественных наук.

Основателями данного направления этики считаются сами первооткрыватели теории эволюции, английские ученые Чарльз Дарвин (1809-1882) и Герберт Спенсер (1820- 1903). Они обосновали революционную для антропологии идею, что человек является продуктом длительного, но необратимого развития низших форм жизни. Соответственно, мораль также становится последствием усложнения поведенческих схем животных. В частности, они полагали, что она происходит из особого социального инстинкта, присущего животным, обитающим в стаях. Разве не очевидно, что в природе наблюдаются факты вполне жертвенного поведения? Например, когда особь отвлекает внимание хищника, делится добычей с другими членами стаи, защищает своих детей? Но в мире животных эти связи, во-первых, проявляются только в ситуации опасности, во-вторых, распространяются только на свое ближайшее окружение.

Человеку же удалось развить единичные данные нравственности в систему связанных между собой взглядов, но каким образом? Если суммировать точки зрения Дарвина и Спенсера, то можно указать на следующие решающие факторы. У людей появилось сознание, благодаря чему стало возможно осмыслять происходящие события и понимать выгоду от кооперации. Далее человек как серьезно оснащенное от природы существо, обладающее, например прямохождением, значительно усложнил и расширил свою деятельность, для чего ему потребовалось наладить иные, более устойчивые связи с себе подобными. В результате он перешел на новый уровень адаптации, основанный на коллективном приспособлении и преобразовании окружающей среды. Наконец, важную роль сыграл инстинкт общительности. Обмен информацией существует у всех животных, но у человека появилась речь, которая помогла также наладить более сложные формы коммуникации, где главную роль должна была сыграть взаимная помощь. Иными словами, объединение людей в крупные общества, решающие серьезные задачи по выживанию и самовоспроизводству, привело к появлению обязательных для всех требований, служащих укреплению коллектива.

Сильной стороной эволюционной этики явилась попытка показать мораль в ее динамическом развитии, объяснить, как из самых примитивных ее данных появляются высшие формы. Но, с другой стороны, можно зафиксировать спорные моменты, которые не позволяют считать загадку происхождения морали раскрытой. Во-первых, непонятна движущая сила, заставившая первых людей ограничить базовые эгоистические инстинкты. Побудительную причину выживания и адаптации нельзя рассматривать всерьез, поскольку большинство животных достигают этих целей без вмешательства каких-либо сверхбиологических регуляторов. Во-вторых, далеко не факт, что моральные представления делали бы общину более жизнеспособной. Да, соображения нравственности предполагают взаимную помощь, но нередко требует жертвовать интересом целого ради спасения индивида. Наконец, непонятно, на каком основании эволюционная этика считает появление высших ментальных способностей (сознания, общения, речи) более ранним феноменом, чем примитивные формы моральной регуляции? Ведь сознание – это субъективное отражение окружающих нас предметов, важнейшие из которых – другие люди и наши отношения с ними. Соответственно, сознание могло появиться как критическое переживание уже сложившихся связей. Есть и еще одно сомнение. Выведение морали из социального инстинкта не объясняет, как мог появиться индивидуальный момент в нравственности, выраженный в обязательном элементе свободы, личного выбора, духовного совершенствования. Допустим, что у первых людей могли сложиться устойчивые взаимосвязи, благодаря которым им удалось успешно развивать свою общину. Но что позволяет говорить о них именно как о нравственных связях?

3. Социологическая линия. Ее сторонники утверждают, что мораль – это специфически человеческая форма об – щения, не имеющая почти ничего общего с регуляцией в мире природы. По большому счету ее не интересует, как и от кого произошел человек. Ее цель – показать, как человек обретает индивидуальное нравственное сознание, освобождаясь от уз сознания коллективного. В этом плане мораль представляется достаточно поздним феноменом, возникшим, как мы поняли из предыдущих глав, в период расцвета древних цивилизаций. Например, в европейской культуре говорить об окончательном формировании обоснованной индивидуальной нравственной позиции можно только после открытия человеческой свободы в античной софистике (V в. до н.э.).

Но что же явилось ключевым фактором в происхождении морали? Па этот счет также существует множество мнений, и до сих пор ни одно из них не признано наиболее достоверным. Самая древняя точка зрения, восходящая к Аристотелю, видела ее исток в семейных отношениях, где по определению должны были торжествовать добро и любовь. С течением времени семья разрасталась до размеров крупного родового союза, который в итоге основывает государство, где, тем не менее, продолжает царствовать родительская забота (власть) над своими подданными. Другой взгляд, свойственный марксистской философии, утверждал, что моральное сознание возникло в результате разделения труда, когда вместе с обменом произведенной продукции потребовались сложные формы взаимодействия, такие как талион, обмен, дарение и т.д. Третья точка зрения, которой придерживалось большинство ученых-этнографов, заключалась в утверждении, что мораль зародилась из совместных религиозно-культовых форм взаимодействия, о чем мы кратко сказали в главе, посвященной ритуалу и мифу. Есть и еще одно мнение, усматривающее происхождение морали в древнейших отношениях власти, что обусловило ее нормативную форму.

Если собрать все факторы вместе, то можно допустить, что социологические теории вполне адекватно объясняют происхождение индивидуального морального сознания. Но все же они не желают идти дальше, полагая, что коллективные представления не имеют прямого отношения к нравственности. Получается, что моральная культура, не находя своей основы в природе человека, повисает в воз – духе. Так или иначе, но вопрос о происхождении морали не может быть однозначно решен, пока в исследовательской традиции не установится единое понимание сложного феномена самой морали. Причем не самой его сути (человечности), а именно многочисленных и разнообразных проявлений, которые до сих пор не удается сложить в единую систему. Действительно, что считать ее наиболее адекватным проявлением: запреты (табу) или сложные добродетели (любовь, сострадание)? В следующей главе мы поговорим о различных взглядах, существующих по данной проблематике.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >