Этика ценностей

Последний теоретический образ, который мы рассмотрим, сочетает в себе черты всех, указанных ранее. Он – самый молодой проект, окончательно сложившийся только в XX в. Его цель состояла в объединении внутренней и внешней сторон морали и доказательстве, что одна не может существовать без другой.

В рамках данной интеллектуальной линии сущность морали сводится к ценностям. Что это такое? Речь идет о таких предметах, окружающих человека, к которым он не может быть равнодушен и которые поэтому наполняют его существование смыслом. Ценности отличаются от предметов обыденного мира, не несущих для нас смысла, а также от сущностей, открывающихся по результатам теоретического усмотрения. Можно сказать, что ценности есть то, ради чего мы живем и что не желаем потерять. Философская дисциплина, изучающая ценности, получила название "аксиология" (от греч. "аксиа" – ценность).

По общему мнению, впервые о ценностях как условиях существования человека заговорил Ницше. В качестве последовательного теоретического учения его развило философское направление, именуемое "феноменология". Его основатель – немецкий мыслитель Эдмунд Гуссерль (1859-1938) выдвинул идею о жизненном мире как интерсубъективной реальности, содержащей совокупность ценностных предпочтений человека. Но развернуть эту идею именно в систему этики удалось двум другим немецким философам: уже упоминавшемуся Максу Шелеру и Николаю Гартману (1882-1950). Далее мы укажем ее наиболее существенные черты.

Что же такое "моральные ценности" и каков их статус в мире? Речь идет о хорошо нам знакомых явлениях, о которых мы уже много говорили: добро, справедливость, счастье, свобода, милосердие, любовь, мудрость, верность, служение, милость и т.д. По своей сути, – полагает моральная аксиология, – они относятся к миру платоновских идей, т.е. они постигаются только духовно и реализуются практически, но их нельзя потрогать, ощутить как материальные объекты. При этом важно заметить, что ценности происходят не из субъекта и не из внешней для субъекта реальности. Они – нечто третье. Причем особо подчеркивается, что ценности не имеют отношения к реальному бытию, к миру природы. Ценности – чисто идеальное бытие, сходное по типу существования с логическим и математическим миром. Они не обладают существованием материальных объектов, но при этом они обладают абсолютным значением для нашего сознания и тем самым оказывают существенное влияние как па наш внутренний, так и на окружающий нас мир. Иными словами, ценности – это необходимые факты сознания человека, без которого невозможно представить его как личность.

При этом важно понять, что ценности нс придумываются субъектом, они открываются особому ценностному взгляду, на существовании которого настаивает обсуждаемое этическое направление. Это взгляд любящего, неравнодушного человека, не уравнивающий всех людей и не сводящий их "к разумным существам", а заинтересованный в достижении подлинной жизни. Гартман особо подчеркивает: знание о ценностях – не рационально, а интуитивно и эмоционально. Отсюда, в понимании предмета этики, аксиология протестует против нормативности. Никто не спорит, что мораль выражается в нормах, но было бы неправильным сводить ее только к нормам. Задача этики – найти ценностное основание норм, благодаря которым человек станет способным их выполнять, т.е. обрести несомненный критерий различия добра и зла. Вот как Гартман формулирует цель самой дисциплины: "Не опека над человеком и не подгонка его под схему... но возвышение его до полной зрелости и способности за себя отвечать"[1].

Но каким образом ценности становятся побудительной причиной для нашей воли? Для морального сознания реальным бытием обладают только поступки, решения, но не сами ценности, которые есть чисто идеальные сущности. По они открываются нашему сознанию в качестве долженствования, веления. Иными словами, их нельзя равнодушно воспринимать, они действуют так, что побуждают нашу личность к реализации. Например, тот, кто осознал, что такое справедливость, желает воплотить ее в действительности, а тот, кто поистине любит, желает действовать во благо любимого. Именно посредством данной идеи моральная аксиология пытается соединить ценности и нормы, что, как мы видели, не удавалось нормативной этике. Гартман утверждает: идеальное бытие имеет тенденцию превратиться в реальное бытие; в этом состоит его важнейшая характеристика. Отсюда смысл долга – восполнить недостатки реального бытия посредством трансляции в него ценностей из идеального мира.

Нравственная аксиология настаивает на особой, возвышенной роли личности. Моральные ценности составляют особый мир: они тяготеют к реальности, но они не могут сами воплотиться. Личность – это единственное существо, способное их реализовать и тем самым преобразить окружающую действительность. В этой нелегкой задаче заключается как ее высочайшее значение, так и величайшая ответственность. Отсюда личность является не только проводником ценностей, но также и самой ценностью, стоящей в их иерархии на самом верху, рядом с добром и свободой.

Если этика совершенства была чисто практическим образом морали, прямо указывающим нам брать пример с конкретной идеальной личности, то этика ценности – сугубо теоретический образ, вытекающий из подробного анализа соотношения внутреннего и внешнего мира человека. В попытке объяснения возможности их объединения она подошла наиболее близко к цели. При этом она включила в себя элементы и этики долга, и этики добродетели, придав им надежное ценностное основание.

  • [1] Гартман Н. Этика. СПб., 2002. С. 90.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >