ПРОБЛЕМА ОБОСНОВАНИЯ МОРАЛИ

В предыдущих главах мы говорили о сущности морали и ее теоретических образах. Но мораль отличается от многих других феноменов тем, что принципиально отказывается быть сугубо теоретической конструкцией и стремится к своему воплощению в жизни. В данной главе мы подходим к самой сложной проблеме этики: как доказать человеку необходимость быть нравственным? Почему он обязан руководствовать именно моральными, а нс иными соображениями, которые нередко сулят ему немалую личную выгоду?

Основное затруднение

Наибольшая сложность в решении этой проблемы заключается именно в самом статусе морали. Как представление о высшей человечности она самоценна и не может быть обменена на какие-либо блага. Кант утверждал: спрашивать о том, почему человек поступает нравственно, означает покинуть пределы практического разума, для которого данный вопрос выглядит бессмысленным. Можно сказать, что данная позиция по-своему решает проблему обоснования морали. В ее интерпретации любая попытка оправдания автоматически ставит иод сомнение абсолютную значимость нравственности, а значит, ее надо признать реальностью, которая сама обосновывает бытие человека в мире. Мораль – это абсолютный призыв, который надо не обсуждать, а исполнить.

Тем не менее человек – это существо, вынужденное жить не в идеальном, а в реальном мире. Поэтому он вправе спросить: что принесет ему реализация нравственных ценностей? Кант великолепно нам показал, что стремление к счастью столь же законно и оправданно, как и стремление к добродетели. И любая мораль, настаивающая на исполнении долга, обязана об этом помнить. Даже если мы соглашаемся, что не мы должны обосновывать мораль, а она сама оправдывает нас, то все равно не дает покоя вопрос: а нужно ли нам такое оправдание? Не легче ли будет жить просто так, без каких-либо абсолютных оснований? Поэтому уклоняться от ответа этика не имеет права и по большому счету никогда не уклонялась. Ниже мы представим различные концепции обоснования морали, ставшие наиболее популярными в истории нравственной философии. Для большей наглядности мы поделим их на два раздела: те, в которых достаточное основание морали лежит вне человека, и те, где оно исходит из условий жизни самой личности. Говоря кантовским языком, на гетерономные и автономные доктрины.

Гетерономные обоснования

По многим пунктам эта линия оправдания морали во многом повторяет концепции происхождения нравственности. Но нас интересует именно аргументация в пользу абсолютного источника, ради которого человеку вменяется в обязанность добродетель.

  • 1. Теономное обоснование. Мораль – это голос Творца в человеке, поэтому быть моральным означает следовать воле Господа. Безусловно, речь идет о самом надежном оправдании морали, по все-таки оно остается вопросом веры. По сути, в данном случае смешиваются нравственные и религиозные основания жизни.
  • 2. Натурализм. Он полагает, что надежное основание морали находится не в потусторонней реальности, а в окружающем нас природном мире. Поскольку природа – это самый совершенный, разумный организм, то мы обязаны развить в отношениях с другими людьми те положительные задатки, которые роднят нашу природу и природу окружающую. Более того, человеку следует научиться у животных многим хорошим вещам. Так, русский философ Петр Алексеевич Кропоткин (1842-1921) прямо утверждал, что древний человек, будучи изначально сугубо эгоистическим существом, стал моральным благодаря наблюдению фактов взаимопомощи в мире животных. Нередко в истории философии возникало мнение, что человек от природы был добрым, миролюбивым существом, которого сильно испортила цивилизация. Особо ярко эту точку зрения отстаивал Руссо, призывавший отказаться от многих достижений цивилизации ради возврата к естественным отношениям.

Конечно, взгляд, который столь высоко оценивает природу, не может быть нам несимпатичным. Но при этом нельзя не отметить, что факты им подбираются весьма тенденциозно. Окружающая нас природа – это реальность, которую вряд ли можно оценить как добрую или злую. В ней есть много возвышенного, но много и разрушительного. И почему тогда мы видим в человеке только положительные природные задатки, а не отрицательные? С точки зрения биологизаторских концепций (вспомним Ницше или Фрейда), человек – не добродушное животное, а зверь, для обуздания которого потребовалась не одна тысяча лет.

  • 3. Социологические обоснования. Они были свойственны больше социологии, чем философии и почти никогда не встречались в чистом виде. Их логика достаточно проста: мораль помогает адаптации человека в обществе, поэтому мы обязаны следовать ее предписаниям. Однако человек – это существо, которое хочет нс просто адаптироваться к социуму, но и обрести подлинный смысл своего существования. Указанные теории игнорируют этот момент, фактически не видя специфики морали и сводя ее к другим формам социальной регуляции.
  • 4. Конвенционализм. Эту точку зрения можно назвать разновидностью предыдущей в том смысле, что она также обязательный источник морали выводит из отношений в обществе, но все же исходит из несколько иного способа обоснования. Согласно ее взгляду нравственные требования являются результатом договора, т.е. люди сами раз и навсегда решили, что они считают правильным, а что неправильным. Если взять классическую теорию общественного договора, то она трактует эту ситуацию достаточно прямолинейно. Когда-то, на заре человечества, наши предки собрались, учредили государственную власть и вместе с ней установили важнейшие принципы поведения, например взаимопомощь и неприкосновенность собственности. Причем, рассуждая об источнике этих принципов, классики договорной теории обращались к природе человека, поэтому здесь можно говорить об элементах натурализма.

В чистом виде конвенционализм сформировался только в XX в., в теориях, придававших морали чисто ситуационный характер. По их мнению, жизнь общества разбита на множество практик, в каждой из которых люди заранее договариваются о наиболее ценных предметах и отношениях. Однако в наше время появилась теория, придающая данным взглядам универсальное значение. Она получила название "этика дискурса" и связана с именами двух немецких философов Юргена Хабермаса (р. 1929) и Карла-Отто Апеля (р. 1922). Дискурс в их понимании – это возможный глобальный диалог, участвуя в котором люди и группы могут договориться о принятии фундаментальных правил поведения. Существенную помощь в налаживании этого диалога может оказать стремительное развитие средств массовой коммуникации, в том числе сетевых ресурсов.

Конвенционализм трудно оценивать объективно. С одной стороны, если бы глобальный диалог между людьми закончился бы желаемым результатом, т.е. определением несомненных ценностей, то это было бы замечательно. Но тогда невозможно будет обосновать, почему выработанные таким образом нравственные устои стали бы обязательными для всех жителей Земли? Великие нравственные заповеди существуют несколько тысячелетий, они интуитивно понятны всем, но почему-то люди продолжают их нарушать.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >