КОРПОРАТИВНАЯ ЭТИКА

Особенности корпоративной этики

В некоторых пособиях по современной этике понятия "профессиональная этика" и "корпоративная этика" используются как синонимы. Но, на наш взгляд, такое отождествление неправильно. Конечно, сообщество профессионалов можно при желании рассматривать как корпорацию. Но смысл и трудности корпоративного регулирования состоят в том, что его субъектом выступает не коллегия специалистов, а сообщество единомышленников, в котором трудятся люди разных профессий, статусов и интересов. Как все это совместить ради достижения общих целей?

Корпоративная этика – явление достаточно новое. О нем можно говорить только с того момента, когда в различных областях хозяйственной и социальной деятельности стали доминировать крупные компании, устроенные по принципу скрупулезного разделения труда. Частным случаем служат современные транснациональные компании, чья деятельность протекает в масштабах всего мира. С этой точки зрения целью корпоративной этики можно считать не сохранение высоких стандартов профессии, а именно формирование единого корпоративного духа в ситуации, когда некоторые составные части компании разбросаны в разных частях света. Очевидно, что в основу подобной объединяющей идеологии должны быть помещены нравственные ценности, указанием на которые корпорация могла бы оправдать свое существование перед обществом. С этой точки зрения, с целью провести более четкое различие между профессиональной и корпоративной этикой, мы рассмотрим область, близкую к науке, но, тем не менее, составляющую

самостоятельную сферу социальной практики. Речь пойдет об академической этике, причем применительно к высшей школе, которую можно считать классическим образцом сложной современной корпорации.

Академическая этика

В качестве более понятного примера возьмем современный университет. Это очень непростой социальный организм, чья работа поддерживается профессионалами из различных областей. Ученый, педагог, администратор, коммерсант – все вносят свой вклад в развитие института, и невозможно утверждать, чей труд более важен. Нс менее значительную роль играет в ней студенчество, а также учащиеся других уровней: аспиранты, стажеры, соискатели и даже абитуриенты. Их сложно назвать в полной мере профессионалами, но, с другой стороны, без них невозможно представить данное сообщество. Студент не просто его полноправный участник, но в какой-то мере более аутентичный обитатель, чем административно-хозяйственный персонал. Академическая среда – и по своей сути, и в сознании людей, работающих в ее недрах, – это составное сообщество, единство часто несочетаемых элементов, живая, открытая система.

Современный университет включает в себя образовательную, научную, инновационную, управленческую, а также бизнес и маркетинговую деятельность, причем довольно часто один сотрудник бывает вовлечен во все направления работы. Но и это – далеко не полный перечень того, чем богата академическая культура. Особую, ни с чем не сравнимую атмосферу крупным университетам мира придает их культурно-просветительская миссия. Многие из них исторически являлись центром политических идей, защитниками гуманистической культуры, духовно-нравственных устоев. Возможно, этот идейный слой, наработанный столетиями, является самым главным достоянием университетской корпорации. Поэтому большинство деклараций академических сообществ отчетливо проводит мысль, что мы – не только наука, но и еще очень многое другое, необходимое человечеству. В самой известной хартии академических сообществ – "Бухарестской декларации этических ценностей и принципов высшего образования в Европе" (2005 г.) это утверждается в первых строках: "В развивающемся обществе знания задачи университетов не ограничиваются развитием и сохранением базовой науки; они активно участвуют в толковании, распространении и практическом применении новых знаний".

Таким образом, корпоративная этика настаивает на универсальном (а не элитарном) значении собственной корпорации. Нельзя сказать, что она обосновывает какие-то особые ценности, доступные только высочайшему интеллектуальному уровню. Напротив, она настаивает, что область жизни, которую она позиционирует, наполнена нравственными ценностями различного ранга. В случае академической этики заявляется, что данная среда – наиболее подходящее поле для реализации этического содержания жизни, т.е. всего самого лучшего, что может дать человеку общение с окружающим миром. Она несет людям не какие-то особые ценности, а сразу все ценности социальной практики. Позволим еще раз процитировать наиболее показательную в этом плане "Бухарестскую декларацию": "Академическая культура любого высшего учебного заведения посредством миссий, институциональных хартий и кодексов академического поведения должна активно и целенаправленно способствовать распространению ценностей, норм, практик, верований и допущений, ведущих институциональное сообщество в целом к утверждению этоса, основанного на принципах уважения достоинства и физической и психической неприкосновенности людей, обучения в течение всей жизни, развития знания и повышения качества, вовлечения в образование, участия в демократическом процессе, активной гражданской позиции и равенства".

Горизонт ценностей, составляющий декларируемый сообществом универсальный этос, как правило, является содержанием документа, называемого миссией организации. Она представляет собой краткую публичную декларацию, в которой сформулированы цели существования и социальная значимость той или иной корпорации. Иногда миссия включается в кодекс сообщества в качестве преамбулы, иногда сформулирована в виде отдельного документа. Профессиональные кодексы также могут базироваться на миссиях, но в таких случаях они указывают на высокое значение профессии, а не призывают к реализации базовых ценностей гуманитарной культуры. В корпоративной этике кодексу по сравнению с миссией придается значение конкретизации ценностей по различным направлениям деятельности.

Очень часто корпоративный кодекс содержит в себе базовые принципы различных профессиональных этик. Так, в академическом кодексе обязательно присутствует указание на ценности, реализуемые научной, педагогической, управленческой и другими видами профессиональной деятельности, необходимые сообществу. Однако его социальная роль задается по-другому. Корпоративная этика стремится не только доказать свою значимость, но прежде всего утверждает, что само общество уже невозможно представить без него. Многие академические декларации прямо указывают, что без университетской культуры цивилизация не приобрела бы современного облика.

Если переходить от уровня деклараций к уровню регулирования, то здесь корпоративная этика также имеет свои особенности. Профессиональная мораль, как уже отмечалось, просто указывает на возможные нарушения и перечисляет предусмотренные данным сообществом санкции. Корпоративная этика решает более сложную задачу. В связи с тем что в крупных организациях сосуществуют разные профессиональные роли, ей важно строго определить права и обязанности представителей каждой из них, а также точно разграничить сферы их влияния. Действительно, как решить, кто главнее в вузе: ученые, администраторы, а может быть, студенты? Чьими правами руководство может поступиться в первую очередь, если придется разрешать конфликт интересов? В этой ситуации нет готовых ответов. Каждая академическая структура будет вынуждена искать выход самостоятельно. Главная задача заключается даже не в поиске решения, а скорее в обосновании предложенного выхода путем апелляции к интересам всех заинтересованных сторон.

Характер сообществ, подлежащих корпоративному регулированию, предполагает скрупулезное определение статусов всех участников. Поэтому в кодексах этого типа указываются модели допустимых отношений, стандарты деловой активности и публичного поведения. Корпоративные кодексы это не краткие декларации профессионалов; очень часто они оформлены в виде объемной книги. Что же касается нарушений, то они также прописываются значительно более развернуто, чем в профессиональной этике. В данном случае уже нельзя сказать, что они задаются как интуитивно понятные. Напротив, некоторые из них, например "несправедливое вознаграждение", "утаивание информации", "умышленное введение в заблуждение", объясняются путем подробного перечисления нюансов. По-иному выглядит и сама сущность нарушений. Если в профессиональной этике проступок совершает тот, кто проигнорировал важнейшие нравственные устои данного рода деятельности, то здесь неправильным будет считаться любое действие, направленное против стабильности корпорации.

Если же говорить о санкциях за проступки и авторитете, стоящем за корпоративным кодексом, то тут также можно увидеть нечто новое. В корпоративной этике санкции, как правило, более разнообразны, чем в профессиональной. Все-таки данный вид сообщества представляет собой организацию с административным управлением, имеющую значительную власть над подчиненными. У профессионального консорциума, существующего в виде сообщества по интересам, возможностей управлять значительно меньше. И в том, и в другом случае предельной санкцией будет исключение из сообщества, но только наказание от имени профессионального этоса наделяется бо́льшим пафосом. Элитарное сознание специалиста стремится к наибольшему дистанцированию от тех, кто, по его мнению, нарушает профессиональный кодекс чести и поэтому не соответствует высокому статусу. В корпоративной культуре заведомо предполагается, что некоторый процент сотрудников не справится со своими обязанностями, поэтому нарушение деловой этики для них становится обыденным явлением. Соответственно, и санкции – совершенно банальное событие, не требующее дополнительной огласки. Сама сущность корпоративной этики требует от всех организационных установлений работать на благо общего дела, в то время как профессиональная этика призывает от своих носителей трудиться ради доказательства высокой ценности самой профессии.

Этическое регулирование в корпоративной среде также осуществляется от имени сообщества. В профессиональной этике право принимать решения делегируется особой группе элитных специалистов, чьи заслуги ни у кого не вызывают сомнения. На первый взгляд в корпоративной культуре дело обстоит также. И здесь, и там право выносить суждения о моральной допустимости поступка получат самые уважаемые сотрудники. Но для профессиональной морали очень важен момент непререкаемости авторитета, строгая иерархия заслуг, в которой наиболее титулованные ученые оценивают успехи начинающих коллег. Точно так же дело будет обстоять и с оценкой меры нравственной допустимости: те, чей моральный авторитет не вызывает сомнения, будут судить тех, чьи мотивы кажутся сомнительными.

В корпоративной этике работает скорее принцип не элитарности, а эффективности. В ситуации, когда в академической среде сталкиваются интересы разных профессиональных групп, очень трудно сказать, представители которой из них имеют право судить о проступках или заслугах всех остальных. Поэтому в коллегию уполномоченных по этике входят, как правило, представители всех групп, но не наиболее заслуженные в своей области, а наиболее склонные к диалогу и компромиссу. И если у профессионалов уполномоченные по этике остаются в первую очередь учеными и только в последнюю – авторитетами в области моральных оценок, то в корпоративной среде данные участники главным образом являются специалистами по этическому регулированию; сообщество ценит их именно за подобные деловые качества. В некоторых случаях в организации могут быть наняты специалисты по этическому регулированию со стороны, что в профессиональном сообществе практически исключено. По сути, такого рода деятельность в корпоративном сообществе является видом управленческой работы, направленной на сглаживание сложных последствий администрирования.

Нередко в корпорации случается так, что конфликт разгорается без нарушения каких-либо этических принципов, а происходит из столкновения интересов различных групп, выполняющих свои обязанности. С точки зрения профессиональной морали к ним невозможно предъявить претензии, но этот факт не делает конфликт менее болезненным, скорее, напротив: убеждение сторон в своей правоте лишь усугубляет ситуацию. В этих обстоятельствах целью этического регулирования становится не обличение порока, а длительная работа по поиску компромисса. Конечным результатом данного труда будет уже не восстановление справедливости, а торжество корпоративной мудрости.

Таким образом, корпоративная этика во многих важных составляющих преодолевает узость профессионального взгляда и ориентируется не на элитарное сознание, а на мнение более широкого круга людей – носителей самых разных деловых навыков. Корпоративная культура включает в себя целое множество профессиональных групп, поэтому она благоприятствует новым веяниям, тенденциям и подходам к стандартам академической добросовестности. Помимо этого, данный вид этического регулирования направлен на налаживание диалога между различными группами, на сглаживание конфликтных ситуаций и поиск согласия.

Тем не менее данный стиль этики также несвободен от недостатков. Корпорация – более открытая система, чем профессиональное сообщество; по крайней мере она позиционирует себя таковой и стремится сбросить с себя налет элитарности, показав свою демократичность. Между тем она также часто закрыта для идейного вмешательства со стороны и до конца сохраняет верность своим традициям. Корпоративный дух требует конкуренции, поэтому трудно найти академическую организацию, где не развивались бы настроения, превозносящие исключительность собственного места работы. Практически все корпорации крайне болезненно реагируют на критику, как внешнюю, так и внутреннюю, и серьезно заботятся о своем имидже. Поэтому моральные ценности, декларируемые как приверженность к нормальным, человеческим отношениям, на деле практически нс реализуются. Реально корпоративная этика руководствуется принципами эффективного управления; она может в некоторой степени улучшить положение сотрудников, может вполне успешно разрешать конфликты интересов. Но там, где возникают именно нравственные коллизии, т.е. когда должностные требования входят в противоречия с убеждениями сотрудников, подобные конфликты могут длиться годами.

Представим себе, что в академической организации возникла следующая ситуация: принципиальность в оценке результата научного труда вступила в противоречие с административным интересом. С точки зрения профессиональной этики здесь будет все очевидно: справедливость оценки достижений – важнейшая ценность научного сообщества. Но с точки зрения корпоративной морали от снисходительного отношения к недостаточно высокому уровню работы организация не может достичь многих выгод. Очевидно, что универсального метода решения данного конфликта не существует; исход разбирательства будет зависеть от того, насколько сильны в организации научные традиции и как они соотносятся с корпоративным интересом.

Получается, что на уровне декларации ценностей профессиональная научная этика и академическая этика дополняют друг друга. И в том, и в другом случае утверждается приверженность к открытому характеру деятельности, ее высокая социальная значимость, стремление к самосовершенствованию, к развитию лучших традиций, но без ущерба инновационному моменту. И тот, и другой вид деятельности позиционирует себя как наилучший вид социальной активности, единственно способный реализовать высшие нравственные ценности. По они оба ориентируются на собственные стандарты понимания моральных ценностей и средств их достижения. Нередко это приводит к существенной доле неадекватности по отношению к реальной жизни, и эта ситуация может нанести ущерб как узкому сообществу, так и обществу в целом. Поэтому на сегодняшний день наиболее актуальной представляется еще одна разновидность этики, к изучению которой мы сейчас переходим.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >