ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ В СИСТЕМЕ НАУК И В ОБЫДЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ

...Высшая профессиональность состоит именно в том, чтобы уметь без вреда для дела стать выше этого самого профессионального к нему отношения... И, будучи во всеоружии знания и понимания в своей специальности, суметь взглянуть на вещи прямо и просто, вооружившись одним только здравым смыслом...

А. С. Макаренко

Житейские и научные представления о психологических и педагогических явлениях и процессах

Еще раз зададимся вопросом: почему и для чего неспециалисту в области психологии и педагогики целесообразно приобщаться к основам этих наук? Если сформулировать ответ в самом общем виде, – то для того, чтобы возбудить у него потребность в человечески и профессионально необходимых знаниях, а следовательно, и умениях, которой у него не только не было, но которая и не предполагалась будущим специалистом практически значимой. Ведь такого рода знаниями и умениями стихийно, на бытовом уровне (часто и не подозревая об этом) располагает любой из нас. Однако профессиональная деятельность специалиста – человека, работающего в команде с другими людьми, а тем более руководителя, особенно молодого, – требует понимания этих людей, т.е. знания того, что важно в них видеть, чувствовать, реализовать, чему их и себя учить и что в них воспитывать, а также умений, как это можно делать, чтобы актуализировать активность свою и коллег, создавая позитивную психологическую атмосферу сотрудничества, взаимодействия, обоюдной ответственности, добрых межличностных отношений. Да и у самого специалиста тоже нередко возникают проблемы, требующие работы над собой. И тут без объективных психолого-педагогических представлений, помогающих понять себя, не обойтись. А это и есть использование, проверка, закрепление соответствующих знаний в новом опыте, новых обстоятельствах, помогающих понять субъективную ценность полученных знаний. Для всего этого, действительно, надо многое знать и ничуть не меньше узнавать – и не только, что называется, житейского (опыт всегда и необходим, и незаменим!), но и проверенного и обоснованного наукой. Принципиальное продвижение здесь, как правило, происходит от представлений обыденных к знаниям научным, а более всего – к тому теоретически и практически оптимальному, что может дать только органичное сочетание и тех и других.

Психологическая составляющая обыденного знания обширна, ибо охватывает внутренний мир личности, а его проявления практически безграничны. Обыденное же педагогическое знание включает хоть и весьма пространный, пронизывающий всю жизнь человека, но все-таки относительно ограниченный мир его социального становления (прежде всего обучения, воспитания, развития), столь же древний, как и само человечество, всегда так или иначе озабоченный формированием новых поколений на основе имеющегося опыта, выработкой соответствующих правил, следованием традициям и обрядам, т.е. фактически созданием образцов, которыми полагалось руководствоваться, а для этого – знать одобряемые или неодобряемые нормы социальной жизнедеятельности. Отсюда и общественная потребность в том, чтобы чему-то учить и что-то воспитывать. Исторический путь здесь проходил от стадии стихийности, когда решающими были реальные условия жизни, общинный и индивидуальный опыт, воплощенный в традициях, обычаях, верованиях, к стадии целенаправленности, воплотившейся, в частности, в появлении специальных людей – педагогов, фактически действительно "детоводов", а затем и учебных заведений и еще позже – системы образования. Что касается последней, то в результате исторического процесса все интенсивнее накапливался опыт обобщения и теоретического осмысления, поиска путей адекватного общественному прогрессу развития образовательной системы, определения ее места в сложных социальных сферах. Наряду и вместе с возникающей и развивающейся педагогической наукой, разумеется, продолжают существовать и действовать, порой вступая в противоречие с теориями, обыденные представления и традиции обучения и воспитания. Да и сама педагогика как наука – производное от обыденного опыта, его эмпирически устойчивых зависимостей, наблюдений за ними (в том числе и в специально создаваемых условиях) наиболее талантливыми и яркими педагогами, такими как Я. А. Коменский, К . Д. Ушинский, А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинский и др. Педагогика – область знаний, которая родилась в обыденной жизни – и для этой жизни, но уже в виде идей, творений, методик, научных и прикладных, в их взаимообусловленности.

Обыденное, о чем бы ни шла речь, словно охватывает два времени: далекое и близкое прошлое, в условиях которого оно складывалось и таким сложилось, и настоящее, в котором это обыденное существует и реализуется в виде общественного и личного. Но времена меняются, и вместе с ними в чем-то меняются нравы, а следовательно, и ожидания от будущего. Даже некоторые теоретические постулаты подвергаются в изменившихся условиях не только сомнению, но и пересмотру. А вот обыденные представления нередко более консервативны, и поэтому многие люди оказываются неподготовленными к переменам. Научное педагогическое знание о сути, процессах, результатах обучения, воспитания, развития позволяют нс только увидеть, но и, главное, захотеть и суметь понять новую педагогическую реальность. Например, попять естественные особенности обучения и воспитания взрослых – людей разных потребностей, опыта, специальности, а значит, и путей повышения квалификации. Ответить себе на вопросы, скажем, где грань между раскованностью и распущенностью, информированностью и образованностью? Между внутренней и внешней воспитанностью? Добрым поступком – сознательным или вынужденным?..

Истинное знание всегда рождает потребность в новом знании и путях к нему. Поэтому для каждого специалиста столь важно обогащенное профессиональной практикой понимание воистину судьбоносных характеристик педагогического процесса. Таковыми выступают его непрерывность, в том числе за самыми широкими пределами образовательных учебных заведений и учреждений повышения квалификации, и самообразование. В этом случае рост педагогических знаний особенно эффективен для совершенствования и анализа профессионального бытия и деятельности. Данные такого психолого-педагогически грамотного анализа, непременно сочетаясь с повседневно-обыденными впечатлениями и переживаниями, предоставляют достаточную базу для обоснованной удовлетворенности работой, а значит, и творческого поиска при ее выполнении, или неудовлетворенности, нередко тоже стимулирующей поиск путей и средств работы специалиста над собой.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >