Образование и самообразование: взаимосвязь и непрерывность

"Педагогический процесс" – этими словами обозначается содержание не только профессиональных действий наставников: воспитателя, учителя, преподавателя, методиста, мастера на производстве, инструктора, тренера, куратора и др., – но и не имеющих специального педагогического образования, однако занятых работой с людьми руководителя и коллеги, влияний их личности, человеческого и профессионального авторитета, способности сочетать единство требований с индивидуальным подходом к сотрудникам. Сказанное, разумеется, вовсе не означает, что профессиональный педагог всегда более эффективен, чем тот, кто соответствующей профессиональной подготовки не получил. Порой встречаются педагоги, "обремененные" последним, но лишенные самого главного – заинтересованного и гуманного личного отношения к тем, кого им доверено учить и воспитывать; неспособные в условиях непростых педагогических будней увидеть и раскрыть потенциалы собственной продуктивной самореализации, а значит, и удовлетворенности ею. Это – случайные в профессии люди, годами разрушающие себя безразличием, а то и человеческим и профессиональным скептицизмом и пессимизмом, всегда негативно отражающимися на тех, кого они "учат" и "воспитывают" по должностной обязанности, оставаясь к ним равнодушными. Как встречаются, к счастью гораздо чаще, непрофессионалы, но, как говорят в подобных случаях, педагоги от бога, которым небезразлична судьба товарища по работе, которые стремятся и умеют помочь, пробудить к себе доверие и тем усиливают свое разумное и тактичное участие. Это непросто – бескорыстно взять на себя ответственность за какие-то стороны жизни другого человека и найти в себе для этого адекватные внутренние силы. Желаемое, конечно, не всегда становится действительным, а это последнее – таким, каким ожидалось. Вряд ли стоит всегда искать виноватого, хотя обеим сторонам полезно понимать и честно оценивать такого рода добровольную педагогику и нередко возникающие при ее реализации сложные процессы. Ведь, в сущности, все мы – педагоги друг другу, а каждый из нас – педагог себе и не только себе. Иное дело, что все это требует не только желания, но и умения, знания (многого и о многом), жизненного опыта. Проявляй такие желание, знание и умение большинство и с пользой – скольких бед и ошибок, заблуждений и их последствий можно было бы избежать!.. Более того, это – едва ли не единственная возможность уберечься от профессионального цинизма, равнодушия, самосгорания, "амортизации сердца и души", т.е. отсутствия желания роста, освоения нового. Причем сказанное верно для людей любого возраста и стажа, должности и статуса. К тому же чем специалист старше, самостоятельней в профессии, тем больше ответственности принимает он на себя, а потому выше роль его соответствующей мотивации и усилий и на производственном фронте, и в культурных притязаниях (при неизбежной коррекции вкусов, идеалов, ориентиров!), и в семейных обязанностях, и в привычках досуга, общения. Опыт образования и самообразования, чтобы действительно оставаться одной из основ развития и саморазвития, требует обновления, проверки новыми условиями, новыми знаниями.

Каким бы ни был, в каких бы условиях ни осуществлялся педагогический по сути и результатам процесс, его элементами выступают субъекты и объекты, а его определяющим содержанием – их взаимодействие как главный фактор, обеспечивающий динамику и результативность всего процесса. Сама же некоторая стихийность любого позитивного влияния подвигнута, как правило, характером субъекта, его вниманием к окружающим, как бы "пропущенным" через совесть к действиям, обоснованностью и корректностью его советов. Таков непременный, хотя и не всегда осознаваемый педагогический компонент, чаще всего с определенным представлением ответственности за возможные результаты. Другое дело, что легче советовать, чем отслеживать и в доступной мере объективно оценивать результаты: в основе совета, как правило, лежит апелляция к пережитому и обусловленное этим отношение к жизни и жизненным ценностям, т.е. при любом варианте есть риск субъективизма и поэтому результата неадекватного, а то и обратного ожидаемому. Весьма серьезная ответственность советующего...

Тем не менее, главное основание образовательных решений и рекомендаций специалиста-непедагога – его собственный опыт: семейный (ребенка, человека взрослого, а то и старого); пребывания и самореализации в образовательных учреждениях; производственный, культурно-нравственный; опыт свободного общения. В то же время практически не существует реальных или вербальных явлений, событий, случаев, вовсе лишенных научающего и воспитывающего характера. Учит и воспитывает ВСЁ, только в разных сферах и по-разному воспринимаемое и действующее. Что уж говорить о личности руководителя любого ранга – специалисте, непрерывно работающем с людьми, являя им тот или иной пример человеческих и деловых качеств, всегда взаимосвязанных и по сути, и по способам выражения. Здесь особенно необходимо предусматривать, просчитывать не только собственно деловой, но и воспитательный эффект восприятия своих влияний. Какими бы едиными, общими ни были требования, их предъявление и исполнение непременно индивидуально. Любая работа с людьми любой профессии, будь то коллега, руководитель, подчиненный, – работа с индивидуальностями. Она требует серьезной, постоянно пополняемой психолого-педагогической информации, разностороннего знания сотрудников по цеху или офису, отделу или лаборатории – от их личностных особенностей, отношения к делу, сферы и меры притязаний, соответствия их личностных и профессиональных потенциалов до чувства юмора, места и авторитета в коллективе, реакции на одобрение или порицание, уровня самостоятельности, ответственности, общественной активности и многого другого. К сожалению, не все из названного получает адекватную оценку и самооценку, становится актуальным основанием для повседневного самоконтроля и работы над собой.

Очевидно, что даже самое добротное профессиональное образование не может охватить такой широкий круг аспектов (а выше названа их ничтожно малая часть!) реального бытия специалиста, да оно на это и не ориентировано. К счастью, существует, как мы уже упоминали, немало нужного и интересного за пределами профессиональных образования и деятельности. Нередко именно в этом пространстве в первую очередь и актуализируется сложный феномен самообразования, который становится существенной и на всю жизнь частью той же индивидуальной траектории развития специалиста, сочетая в себе рациональное и эмоциональное, волевое и деятельное, осознаваемое и интуитивное. Самообразование побуждаемо не только и даже не столько содержательно-методическими элементами осуществляемого, скажем, вузом процесса профессиональной подготовки, но и, что нередко более значимо для специалиста, его собственными потребностями, интересами и поисками источников и путей их удовлетворения. Именно и главным образом с этим связан результат самообразования – рост образованности, целенаправленно достигаемый самим специалистом.

Образование и самообразование объединяют такие содержательные признаки, как: 1) информационная основа, т.е. освоение самых различных сведений, становящихся личным знанием; 2) реализуемая возможность пополнения и применения знания (использование его по прямому целевому назначению и во имя наращивания профессиональной или непрофессиональной творческой деятельности). При этом объем профессионального образования будущего или действующего специалиста определяется на основе объективного анализа государственным стандартом, обязательным для всех вузов соответствующего профиля и специализаций, хотя понятно, что осваивает этот объем каждый студент, слушатель по-своему, в силу своих возможностей в плане восприятия, понимания, да и просто запоминания. Какие-то аспекты вызывают особый интерес, и тогда начинается самообразование: поиск источников и знакомство с дополнительной литературой, внеаудиторная работа, например в научном студенческом обществе, творческие контакты с научными или производственными или культурными учреждениями и др. Правда, иногда это снижает интерес к собственно учебной дисциплине, хотя и углубляет его в привлекшем особое внимание аспекте, но гораздо чаще вызывает усиление к ней деятельно-познавательного внимания, и тогда образованность по учебной обязанности тоже усиливается желанием ее повысить.

Необходимо особо отметить, что дело не только в количественных параметрах образованности и самообразования, но и в качественных. Самообразование, едва перейдя от обычной, традиционной, повседневной стихийности, случайно прочитанного, – к осознанному, к познанию, направленному на определенный объект (будь то теория или процесс, состояние или отношение), раскрывает, актуализирует способность и развивает потребность человека думать, размышлять, анализировать, на что не столь уж часто есть время и возможность, а то и желание в условиях "многопредметья" профессионального образования и, тем более, профессиональной деятельности. Между тем такая способность универсальна, она может распространяться на все стороны жизни, в том числе и на образование. Причем дело не в навыке или привычке, как бы ни были они полезны, а в преодолении препятствий вроде дефицита времени, ограниченности источников или неблагоприятных обстоятельствах. Все это преодолимо при понимании необходимости, при желании: главное препятствие – отсутствие или недостаточная действенность такого желания. Между тем само это желание выступает следствием, проявлением положительной мотивации, стремления узнать, понять, самостоятельно достичь нового знания.

Наконец, самообразование – это познание будущим или работающим специалистом себя, ранее не ведомых самому себе потенциалов собственного мышления, раздумий, ведь познание – процесс, а владение умениями и навыками самостоятельного познания, т.е. самообразование, – результат, синтезированный в феномене образованности. Так опыт самообразования и его плоды обретают не только прагматическое, но и духовное, нравственное значение, становясь подлинным богатством специалиста, фактором его самоуважения, удовлетворенности и стимулируя дальнейшее сознательное саморазвитие человека, превращаясь в устойчивую составляющую его образа жизни. Так желательной и возможной, увлекательной и продуктивной становится радость познать то, что стало интересным, увидеть в обыденном связи и зависимости, понять сложность простого и доступность сложного. Так формируется и наполняется содержательная часть досуга, вырабатываются навыки получения информации, ее анализа и обобщения, взаимообогащаются общекультурный и профессиональный мир личности. Ведь область самообразования – далеко не только специально научная или сугубо утилитарная, эго и решение важнейшей общеобразовательной задачи. Причем нередко через весьма узкую проблему расширяется взгляд на многое и в деятельности, отношениях и общении людей. В целом же взаимосвязь образования и самообразования наиболее полно проявляет свои потенциалы, проходя проверку (и находя продолжение и развитие) отсроченный результатом – проверенными временем и опытом нс только успешностью применения знаний, но и творчеством в работе, в семье, в культуре и, конечно, в непрерывном и эффективном стремлении к росту своей образованности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >