Традиции народной педагогики в семейном воспитании

Под этнопедагогическими традициями понимаются те элементы духовно-нравственного наследия народа, связанного с воспитанием подрастающих людей, которые передаются от поколения к поколению и сохраняются в различных социальных группах в течение длительного времени.

Следует подчеркнуть по меньшей мере три аспекта этнопедагогических традиций. Первый аспект связан с тем, что различные классы и социальные группы наследуют неодинаковые традиции. В частности, воспитание в дворянских, крестьянских семьях или семьях старообрядцев имело свои отличительные особенности, иногда довольно существенные. При этом надо учитывать и социальную неоднородность внутри одного класса. Например, значительные расхождения в педагогических традициях существовали у крестьян: крепостных и не знавших крепостного права (Север, Дон, Сибирь, Дальний Восток и другие территории), дворовых (лакеев) и хуторских или работавших на оброке, для которых основополагающими были законы общины. Отсюда следует существование множественности и противоречивости традиций.

Второй аспект связан с жизнеспособностью традиций. Надо понимать, что традиция не есть нечто неизменное и архаичное, она живет, развиваясь и приспосабливаясь к изменяющимся условиям. Социальные группы, принимая определенные элементы опыта воспитания, отвергают другие. Отсюда следует восприятие традиций как позитивных и негативных. Точнее говоря, всякая традиция несет в себе оба этих начала, только в одном случае негативное находится как бы в зародыше, а в другом – занимает практически весь объем того элемента, который наследуется.

Третий аспект связан с дискретностью существования и развития традиций. Речь идет о том, что в разные времена активно воспринимаются и развиваются одни традиции, в то время как другие не востребуются, но тем не менее не исчезают вовсе, оставаясь, скорее всего, в генетической памяти людей.

Среди постулатов отечественной народной педагогики, ее основных идей можно выделить следующие.

  • 1. Приоритет воспитания над обучением. Как уже отмечалось, на Руси грамотность являлась одним из ремесел наряду с сапожным, кузнечным и др. Ценилась не книжная мудрость, а "чтобы человек был хороший", т.е. духовно- нравственные качества. До XVIII в. этот приоритет был абсолютным.
  • 2. Сотрудничество поколений (родителей, детей, бабушек, дедушек) в решении общих задач, т.е. совместная трудовая деятельность: строительство, ремонт, уход за животными, заготовки на зиму, уборка урожая, сенокос и т.п. Это явление можно проиллюстрировать известной сказкой о репке, где даже вклад слабосильной мышки оказался значимым и, более того, решающим.
  • 3. Взаимная забота взрослых о детях и детей о взрослых. Маленький человек обязательно должен о ком-то заботиться, а не являться только объектом заботы других.
  • 4. Труд как основа отношений. Отношение к человеку определялось тем, как обустроен его дом, в каком состоянии

находится хозяйство. В народе испокон веков существовал культ мастерства, умелости, мастеровитости, что запечатлено в пословицах, например "Всяк пляшет, да не как скоморох", "Дело мастера боится", "Ремесло за плечами не виснет" и др.

  • 5. Освоение делового общения в игре, к которой взрослые относились серьезно и уважительно: не только помогали разрабатывать игры и мастерить игрушки, но и сами принимали в них участие. В этой связи уместно привести высказывание Л. Н. Толстого из "Круга чтения": "Часто люди с гордостью отказываются от невинных увеселений, говоря, что им некогда, потому что у них есть дело. А между тем, не говоря уже о том, что добродушная, веселая игра нужнее и важнее многих дел, то дело, которым хвастаются занятые люди, часто бывает такое, что лучше бы его никогда не делать". Положительное отношение к играм, забавам отразилось и в пословицах: "Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало", "Бог даст, батюшка дворик продаст да балалаечку купит".
  • 6. Интеграция воспитательных сил. Здесь подразумевается принцип, согласно которому "нет чужих детей": воспитание всем миром, общинным устройством жизни. Взрослый не проходит мимо детских шалостей, нередко предотвращая серьезные нарушения незнакомых ему детей или нейтрализуя последствия этих "шалостей". В крестьянской общине всем миром помогали сиротам, нуждающимся, потерявшим трудоспособность: "Кормится сирота, растет миру работник".
  • 7. Нравственное равенство, когда и старый, и малый подчиняются одним нравственным требованиям и ни для кого нет исключения: "Что миру, то и бабину сыну".
  • 8. Оседлость, укорененность в том месте, где родился и вырос. Она обреталась через культивирование чувства родного дома. Мир дома создавался взрослыми и продолжался детьми: соблюдались обычаи и традиции – труда, гостеприимства, праздничного общения. Ощущение родного дома давало чувство защищенности маленькому человеку, как, впрочем, и взрослым: "Каково на дому, таково и самому"; "И стены в доме помогают"; "Дома и солома съедома". Высокая ценность дома в народном сознании отразилась в пословицах: "Всего дороже честь сытая да изба крытая"; "Кто умеет домом жить, тот не ходит ворожить"; "Свой дом – не чужой: из него не уйдешь"; "Своя хатка – родная матка".

Многие отечественные мыслители отмечали возвышающую силу фольклора. Приведем свидетельство русского религиозного философа, писателя и публициста, одного из основоположников славянофильства А. С. Хомякова (1804–1860): "Грамоты, сказки, песни языком своим, содержанием, чувством пробуждают в нас заглохнувшие силы; они уясняют наши понятия и расширяют нашу мысль; они выводят нас из нашего безродного сиротства, указывая на прошедшее, которым можно утешаться, на настоящее, которое можно любить. Обрадованное сердце, долго черствевшее в холодном уединении, выходит будто бы из какого-то мрака на вольный свет, на божий мир, на широкий простор земли родной"[1].

Отечественные фольклорные источники отразили отношение народа к нравственным ценностям. В устном народном творчестве закодированы практически все общечеловеческие ценности. В них поощряется уважение к старшим и соответственно наказывается неуважение, пренебрежение советами взрослых, невнимание к просьбам и требованиям старших. В сказках высоко оцениваются верность, трудолюбие, доброта, отзывчивость, милосердие и т.п. В фольклоре осуждается и наказывается жадность, предательство, тунеядство. Однако, что любопытно, не лень, ибо "лень – матушка". По отношению к лени скорее можно ощутить легкую иронию, чем осуждение: "Что делаешь? Ничего. А он что? Помогать пришел". В дневниках Μ. М. Пришвина встречаем такую запись: "А уничтожить мечту, лень, легкомыслие – это значит заставить человека погрузиться навсегда в пустоту вращения планеты"[2]. Здесь мечта и лень употребляются как рядоположенные понятия.

Лень – это универсальное средство защиты человека от бесполезного туда. Чаще всего она следствие неуверенности в цели, отсутствия стимулов, просто многолетней усталости. За лень можно принять даже здравый смысл народа. И только спустя годы можно понять, какая бы большая яма зияла на месте нашего Отчества, если бы народ не "ленился" выполнять все намеченное разнообразными правителями[3].

Русские пословицы отразили понимание дружбы как самоотдачи, процесса, имеющего продолжительность во времени: "Дружбу водить – себя не щадить"; "Дружба не служба, а кому дружится, на того и служится"; "Хоть и не вдруг, а буду друг"; "Своих друзей наживай, а отцовых не теряй". В фольклоре и произведениях древнерусской литературы зафиксировано отношение к смеху. Это прежде всего смех над собой, самоирония, самопародия, снижение своего образа, саморазоблачение, цель которых состоит в том, чтобы "дурить" все существующее. "Нет лучше шутки, как над собой" – утверждает русская пословица. Нельзя не отметить высокую ценность в народном сознании немногословия, сдержанности в словах: "Что знаешь, того не спрашивай"; "Доброе молчание – чем не ответ"; "Нужно молчать, коли нечего сказать". Некоторые пословицы просто поражают своим мощным педагогическим потенциалом: "Нет в тебе, так не ищи и на селе"; "Сокол с места, ворона на место"; "Чего в молоке не было, того в сыворотке не найдешь"; "Не то счастье, о чем бредишь, а то счастье, на чем сидишь и едешь"; "Как ни сохни море, а все луже не брат".

Как у любого явления, у народной педагогики России есть и негативные стороны. Они проявляются в настороженном отношении ко всему чужому, такому, что не укладывается в рамки собственных представлений. Среди негативных сторон необходимо отметить и уничижительное отношение к женщине, которое усиливается подрастающими людьми на бессознательном уровне. Как отмечает писатель Виктор Ерофеев, русские пословицы раздавили женщину как человека. Она стала предметом насмешек и унижения, а вдобавок потеряла и статус женщины, превратившись в "бабу", и тем самым определилась презрительным словом, непереводимым на большинство иностранных языков. Издевательским женоненавистничеством буквально пронизаны русские пословицы: "У бабы волос долог, да ум короток"; "Баба бредит, да кто ей верит"; "Баба плачет – свой норов тешит"; "Собака умней бабы: на хозяина не лает"; "Скачет баба и задом и передом, а дело идет своим чередом"; "Баба с возу – кобыле легче".

В современном воспитании, особенно в семье, добиваются устойчивых результатов, когда умело используют выработанные веками постулаты народной педагогики. По мнению В. Д. Семенова, это прежде всего уважение к предкам, к их могилам: "любовь к отеческим гробам" (А. С. Пушкин); воспитание детей в самой жизнедеятельности семьи, а не какими-то специальными средствами; взаимоуважение старших и младших; использование в воспитании фольклора и других этнических средств. И, разумеется, предоставление ребенку самостоятельности в доступных его возрасту видах деятельности.

  • [1] Хомяков, А. С. О старом и новом. Статьи и очерки. – М., 1988. – С . 243.
  • [2] Пришвин, Μ. М. Дневники . 1926–1927. – М., 2003. – С. 28.
  • [3] См.: Гостюшин, А. В. Энциклопедия экстремальных ситуаций. – М., 1996. – С. 146.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >