История первых гостиниц Перу и современное состояние гостиничного бизнеса

Происхождение первых гостиниц в Перу

Две необходимые вещи составляют дорогу: одна — это поддержание ее в рабочем состоянии (без этого «дорога умирает»), другая — стол и ночлег. Во всех империях, в которых строились дороги, существовала система постоялых дворов для приюта путешественников. Империя Инков не была исключением. У них была сеть почтовых станций, которые назывались тампус. «...Там стояли дома и склады, — писал Сьеса де Леон, который в 1547—1550 гг. совершил путешествие по всей Царской дороге инков, — каждые четыре — шесть лиг (20—30 км. — Прим, авт.), где в изобилии имелись все продукты питания, которые только могли поставлять окрестные деревни... смотрители (куракас), которые проживали на главных станциях провинций, особенно заботились о том, чтобы местные жители хорошо снабжали эти тампус продовольствием»[1]. Тампус считались служебными постройками (имели официальный статус). Так как никто не перемещался по дорогам без разрешения, путешественники могли пользоваться путевыми станциями лишь в рамках своей деловой поездки. Расстояния между ними зависели от местности. В горах, если приходилось все время набирать или сбрасывать высоту, они стояли друг от друга на расстоянии около 20 км — путь, который можно было проделать за день в таких условиях. Если путь пролегал по ровной поверхности, то станции располагались на расстоянии около 30 км одна от другой; если дорога шла по пустыне, то интервал между тампус равнялся расстоянию между источниками воды (так как вода здесь решает все).

Эти станции были практичными и строились из грубого плитняка, или адобы. Некоторые из них представляли собой одну большую постройку размером примерно 30 х 90 м, другие состояли из нескольких помещений меньшего размера, выходящих в кораль, где содержали лам. На побережье, особенно в г. Чале на юге Перу, расположенной посреди пустыни, в такой постройке имелись несколько небольших комнат и выложенные камнем подземные хранилища. Тампус содержались за счет местной общины, что было частью ее миты1. Каждая община должна была следить, чтобы дорога на ее участке постоянно была в исправности (дороги должны были быть хорошо замощены), и чтобы в тампус всегда был порядок и полные закрома. Сушеная кукуруза, картофель, высушенное на солнце мясо лам и обезвоженный картофель хранятся очень долго. Во время войны, когда по дороге одновременно могли передвигаться 50 тыс. или более воинов, заранее посылалось извещение, и в распоряжение военных поступали обильные запасы продовольствия.

Существовали разные типы таких тампус. Те, которые назывались «царскими» (чтобы отличать их от обычных), предназначались для Правителя Инки или его губернаторов, когда те осуществляли поездки по империи. В списке таких путевых станций, составленным хронистом Фелипе Гуаманом Пома де Айялой (1534—1615), родившимся в Аякучо, царские тампус обозначены символом дома, менее значительные тампус — крестом, а дополнительные пункты отдыха, размещенные через интервалы на большом отрезке пути, он пометил кружком и назвал их уменьшительным словом тамбилъос.

Сьеса де Леон так описывает постоялые дворы инков: «У них было много постоялых дворов и крупных складов, наполненных всем необходимым для снабжения солдат. В одном из этих складов были копья, в другом — дротики, в третьем — сандалии, в четвертом — остальное их вооружение. Некоторые склады были снабжены богатой одеждой, другие — в изобилии едой. Так что правитель был размещен в своем постоялом дворе, на постой размещены солдаты, и в наличии было все: от малого до великого и наиболее значимого, дабы их (т. е. войска) могли этим снабдить. Несмотря на это, по границе провинций было несколько роскошных дворцов для своих королей, и стоял Храм Солнца.

Знаменитые постоялые дворы Томебамбы (провинция Кальяри) были одними из богатых, красивых и удобных во всем Перу. Порталы постоялых дворов были изящными и сильно разукрашенными, и в них были вставлены несколько драгоценных камней изумрудов, а внутри стены Храма Солнца и королевские дворцы инков были облицованы чистейшим золотом, и выгравированы многочисленные фигуры. Покрытие этих домов было из соломы, столь умело размещенной и расположенной, что никакой бы огонь ее не погубил»[2] [3].

Что же касается Храма Солнца то, «находились в нем, для его обслуживания более двухсот очень красивых девственниц, обязанных хранить девственность, а если они подвергались порче, то их очень жестоко карали. А тех, что совершали прелюбодеяние, вешали или закапывали живьем. За этими девственницами внимательно следили, и существовало несколько жрецов для совершения жертвоприношений, согласно их религии. Этот дом Солнца во времена инков был в большом почете, уважении и сохранности, полный огромных золотых и серебряных кувшинов и других богатств неописуемых, да столько, что стены были облицованы золотыми и серебряными пластинами»1.

По отчетам испанских чиновников, которые в 1543 г., через 10 лет после завоевания страны, осуществили инспекционную поездку по древней дороге, стало известно о том, как они функционировали. В результате этой поездки на свет появился отчет, озаглавленный «Расположение (управление) путевых станций [тампус], расстояние между ними, система работы переносчиков грузов и обязанности соответствующих испанских инстанций в отношении вышеуказанных тамбос». Этот доклад был сделан в Куско 31 мая 1543 г. Он читается как какое-нибудь древнегреческое «Руководство по ремонту дорог». Это был первый доклад такого рода в обеих Америках.

Курьер часки. С древнейших времен человек предпринимал попытки передачи информации; он кричал и свистел, стоя на одном холме, человеку, находящемуся на другом, он посылал дымовые сигналы, бил в барабаны, пробовал использовать эстафеты с участием людей, лошадей и почтовых голубей. Он стрелял из пушек, но, пока не был изобретен телеграф, никакая система связи не была такой быстрой, как система курьеров часки, усовершенствованная инками. «Инки изобрели самую лучшую систему почтовых станций, которую только можно было придумать или изобрести... И эти курьеры бегали так хорошо, что через небольшой промежуток времени они [правители Инки] уже знали, что произошло на расстоянии трехсот, пятисот и даже восьмисот лиг [одна испанская лига равна 5,5 км]... можно быть уверенным, что на быстрых лошадях новости не могли быть переданы с большей скоростью»[4] [5].

Эти расстояния кажутся невероятными. И, тем не менее, почти все первые хронисты сходятся в том, что гонцы-часки могли пробежать, сменяя один другого, расстояние в 2 тыс. км между Кито и Куско за пять дней, и это на высоте от 1800 до 5200 м над уровнем моря! Это значит, что бегунам приходилось пробегать в среднем около 400 км в день (т. е. со скоростью около 17 км/ч), что в два с половиной раза быстрее, чем это делали римские курьеры, пользуясь своими мощеными дорогами. Говорили, что даже свежую рыбу Правителю Инке доставляли ежедневно, а ведь самое короткое расстояние от моря до Куско превышало 200 км. Скорость — очень важный фактор для инков. Из-за огромных расстояний восстания можно было подавить лишь при условии, что воины совершат быстрый марш-бросок в очаг конфликта. Скорость стирает пространство, и способность гонцов-часки приносить известия о любом вторжении или мятеже помогала сохранению империи в целости.

Помимо постоялых дворов тампус, построенных вдоль дороги, стояли хижины грубой постройки о’кла для часки, в которых могли поместиться два человека; в таких хижинах были кровать и очаг. Обученные бегуны со специальными опознавательными знаками ожидали прибытия бегунов с соседней станции. Таких курьеров брали из деревни, через которую проходил участок дороги инков. Они с юных лет тренировались в беге на таких больших высотах; частью их обучения были игры, включающие состязания в беге. «Молодые люди знатного происхождения, — писал один наблюдательный иезуит в XVI в., — имели обыкновение соревноваться в беге вверх по склону горы Уанакаури. Это было и остается широко распространенным обычаем у индейцев». Со своими необычно развитыми легкими — результат постоянного пребывания на больших высотах — гонцы-часки соответствовали всем требованиям настоящих спортсменов и могли бегать с большой скоростью на высотах, на которых другие бегуны, не приспособленные к таким условиям, так бегать не могли.

Курьеры часки бегали только между двумя курьерскими станциями с огромной скоростью, не останавливаясь, каждый свою половину лиги. Испытания, проведенные экспедицией В. фон Хагена, с участием индейцев, которые бегали между такими, до сих пор существующими курьерскими пунктами, показали, что они пробегали одну милю (1,609 км) в среднем за шесть с половиной минут. Эксперимент полностью доказал, что бегуны-часки могли таким эстафетным способом пробегать около 400 км в день. Система передачи информации при помощи бегунов-часки была настолько эффективной, что сохранялась при испанском колониальном правлении до 1800 г. В государственном архиве Перу имеются много испанских документов, которые подтверждают это.

Часки работали сменами по 15 дней. Их обязанностью было следить за дорогой, поджидая прибытия бегунов с того или иного направления. Когда гонец прибывал, он передавал устное сообщение вместе с веревочно-узелковым письмом кипу, и затем следующий курьер с этим письмом в руке выбегал на предельной скорости в направлении следующей почтовой станции. Его ждала смерть, если он не передавал сообщение или разглашал его кому-нибудь, кроме следующего курьера часки. «Бегуны хранили свои сообщения в таком секрете, — пишет Сьеса, который много раз был свидетелем попыток вырвать силой у них содержание доверенных им сообщений, — что ни мольбами, ни угрозами нельзя было их заставить выдать его»[6].

Водный транспорт играл меньшую роль в жизни этого народа, основательно освоившего сушу. У инков не было понятия «море», у них это было хатун-коча — «большое озеро». Это была одна из главных ошибок психологии инков во время их войны с испанцами: инки не могли даже представить себе, что можно получить подкрепление с моря. Они не боялись моря, они не придавали ему значения. Инки были, по словам Филиппа Эйнсуорта Минза, «абсолютно сухопутными жителями».

  • [1] Сьеса де Леон, П. Хроника Перу. Ч. 1. С. 75.
  • [2] Мита (на языке кечуа — обязательная очередность) — форма принудительного труда в сельских общинах Империи Инков.
  • [3] Сьеса де Леон, П. Хроника Перу. Ч. 1. С. 90.
  • [4] Сьеса де Леон, П. Хроника Перу. Ч. 1. С. 77.
  • [5] Там же. С. 60.
  • [6] Сьеса де Леон, П. Хроника Перу. Ч. 1. С. 61.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >