Шарлоттский эксперимент и современная журналистская этика

Вообще следует помнить, что наши газеты думают главным образом о том, как создать сенсацию, а не о том, как способствовать обнаружению истины.

Эдгар По. Тайна Мари Роже

Шарлоттский эксперимент изменил не только освещение газетой избирательной кампании, но и некоторые фундаментальные представления о журналистике. Привлекая читателей к принятию решений о том, что и как освещать, редакторы газет в Шарлотте провели эксперименты с новыми формами общественной журналистики и пересмотрели традиционные отношения прессы к ее потребителям. Привлекая потребителей к принятию решений, газета предполагает новый, более доверительный тип отношений, при которых редакция начинает слушать читателей. Журналистам непросто бывает с этим согласиться. Часто повторяя, что журналистика стоит на службе общества, они не чувствуют себя его слугами. Способность слушать вознаградила газету вдвойне. Читатели заметили и высоко оценили новую стратегию. Сами журналисты и редакторы почувствовали себя обогащенными, установив с читателями партнерские отношения. С самого начала появились свидетельства положительного отношения читателей к сотрудничеству. Вывод, который сделали организаторы проекта из Пойнтеровского института, состоит в том, что нужно создавать повое представление о публичной журналистике, которое сотрет различие между ценностями журналистики и потребностями населения.

Надо сказать, что происходящие трансформации газетной деятельности в одном отдельно взятом городе США отвечают велению времени. В 1997 г. на конференции на факультете журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова выступал с докладом известный исследователь массовых информационных процессов К. Норденстренг. Его доклад базировался на исследовании, которое финские социологи провели, имея в качестве объекта исследования 30 кодексов профессиональной этики журналистов европейских стран. Основная идея этих кодексов – защита прав публики, граждан, фокус внимания на демократический аспект существования СМК в обществе. Самые часто встречающиеся в кодексах положения – правдивость, свобода слова, равенство в освещении разных политических сил, справедливость, надежность источников информации, интегрированность профессионалов-журналистов в обществе. Отмечая наличие разных подходов к проблеме в разных культурных и социальных образованиях, докладчик декларировал необходимость общих ценностей, таких как человеческое достоинство, правдивость, ценности гуманизма и человеческой жизни, ценности индивидуализма.

Возвращаясь к американскому опыту, следует отметить очередной всплеск возмущения общества действиями СМИ, на этот раз в ходе президентской кампании 2000 г. В связи с избирательным кризисом, когда Америка несколько месяцев жила в ожидании, кто же стал очередным президентом США – А. Гор или Дж. Буш-младший, в конгрессе предполагалось обсуждение вопроса об ответственности журналистов за ситуацию. Конгрессмены заявили, что ряд газет и телекомпаний либо безответственно, либо преднамеренно поспешили с сообщениями сначала о победе Гора в ключевом для исхода кампании штате Флорида, затем о победе Буша, наконец, не дожидаясь окончательного подсчета голосов, вызвали волнения общественности, поставив под сомнение победу Буша.

Многие видные журналисты признали поспешность в передаче не до конца проверенной информации, касавшейся результатов выборов, и заявили о готовности сделать из случившегося выводы. Хотя само намерение перенести обсуждение вопроса об ответственности СМИ в конгресс не только сами журналисты, но и юристы расценивают как вмешательство в сферу информации, а значит, нарушение первой поправки к Конституции США о праве на свободу слова и информации.

Проблема эта весьма сложная, поскольку речь идет о неизбежном психологическом воздействии на избирателей самой информации о результатах выборов в уже проголосовавших штатах по мере движения растянутой во времени избирательной кампании в стране: информация о результатах голосования во Флориде, являющейся в этой избирательной кампании ключевой, деморализовала избирателей-республиканцев, которые, узнав о "победе Гора", решили вернуться домой, не задерживаясь на переполненных к концу дня выборов избирательных участках. Затем другая информация успокоила извещением о победе Буша, тем самым притупив бдительность его сторонников. Неудивительно, что сторонники Буша допускают возможность "нечистой игры".

Еще 30 лет назад в США ставился вопрос о необходимости запрещения сообщать предварительные результаты до окончательного подсчета всех голосов избирателей. Тогда это предложение не прошло. В 2000 г. внимание общества в очередной раз было приковано к ответственности в освещении этого главного в политической жизни Америки события СМИ. Как утверждают аналитики, позитивным было уже одно то, что американские СМИ в своем большинстве продемонстрировали гражданскую зрелость, признав свою долю ответственности за происходившее в кампании-2000[1].

Приведем также высказывания американского аналитика о ситуации со снижением авторитетности американских СМК у своих граждан[2].

В последние годы кривая общественного мнения в его отношениях к массмедиа ползет вниз. Общество выражает растущее равнодушие к деятельности журналистов, называя их слишком падкими на сенсации, слишком либеральными, слишком бесцеремонными в отношении частной жизни и слишком негативно настроенными. СМИ и ассоциации, выступающие от их лица, глубоко озабочены ослаблением общественного доверия. Они наблюдают потерю читательской и зрительской аудитории и симптом склонности публики поддерживать ограничения свобод прессы.

Согласно исследованиям 1998 г. в США, 80% взрослых американцев считали, что газеты слишком драматизируют сюжеты в целях большего спроса на них, в то время как они должны просто придерживаться фактов. Две трети были уверены, что определенным заинтересованным группам лиц не составляет труда манипулировать прессой, что газеты гонятся за историями, подходящими их собственной повестке дня.

В докладе Американского общества издателей газет, опубликованном 4 августа 1999 г., проанализированы корни названных предубеждений. 78% взрослых американцев были убеждены, что новости предвзяты; 58% утверждали, что недовольство работой СМИ оправдано; 78% были уверены, что власть имущие могут контролировать сюжеты в газетах и вне их. Половина опрошенных считала, что определенные заинтересованные группы лиц пользуются привилегированным отношением прессы, и 77% заявили, что газеты уделяют больше внимания сюжетам, которые подтверждают их собственную точку зрения. Среди тех, кто считал прессу предвзятой, 42% назвали телевидение главным обидчиком, в то время как 23% наиболее предвзятыми посчитали газеты.

В то время как 93% публики предпочитает новости безо всякой интерпретации, 68% журналистов отдают интерпретации ключевую роль. В то время как 79% публики считает, что манипулировать прессой нетрудно, только 55% журналистов соглашаются с ними. Из трех четвертей журналистов, опрошенных о причинах разочарования общества в прессе, 48% объяснили это сенсационностью, неаккуратностью, обилием штампов и перебором сюжетов из частной жизни официальных лиц (данное исследование проводилось во время скандала с президентом Клинтоном).

Исследования Princeton Survey Research Associates / Pew Research Center проследили отношение общества к новостным кампаниям за долгий период и обнаружили, что в 1985 г. 55% аудитории было уверено в неискаженной подаче фактов прессой, эта цифра уменьшилась до 34% в 1999 г. и выросла до 46% в 2001 г. Что касается мнения о неаккуратности СМИ, то показатели менялись от 34% в 1985 г. до 63% в 1999 г. и 45% в 2001 г. Исследование Gallup Organization в июле 2000 г. показало, что только 12% общества безоговорочно верило СМИ при 18% в 1976 г.; 39% доверяли в разумных пределах – по сравнению с 54% в 1976 г.; 37% не слишком доверяли (22% в 1976 г.) и 12% не верили прессе совсем при 4% таких в 1976 г. Когда Gallup Organization в ноябре 2000 г. обратилась к публике с просьбой дать оценку честности и этичности представителей различных профессий, то первыми в списке шли медсестры – 79%, затем ветеринары (66%), директора похоронных контор (35%), конгрессмены (21%), журналисты (21%).

Американские СМИ были шокированы событиями весны 2003 г., когда "Нью-Йорк Таймс" опубликовала результаты своего расследования деятельности молодого и многообещающего журналиста Дж. Блэйра, который, как оказалось, много раз фальсифицировал истории, используя чужие сведения, писал от имени очевидца событий, не присутствуя при них. "Нью-Йорк Таймс" всегда выступает золотым стандартом, когда речь заходит об уровне журналистского профессионализма в США. Поэтому репортера уволили, редактор и выпускающий редактор ушли с постов, и в СМИ США начался долгий процесс переоценки ситуации и поиска слабых звеньев для предотвращения подобных инцидентов в будущем. Общественное доверие к СМИ пошатнулось: если такое случилось в самой "Нью-Йорк Таймс", то что думать о других? Эта история стала болезненным ударом по авторитету американских СМИ. Вкупе с другими неприятностями, преследующими СМИ (более чем небрежное освещение причин войны в Ираке, обвинения прессы в том, что она якобы муссирует только негативные новости из Ирака), эта ситуация объясняет нервозность общества в вопросе о доверии к журналистам.

Μ. М. Пераккионо, президент агентства "Медиа Пресс" (Италия), говорит о новом типе ответственности журналистов, ответственности за демократизацию процесса создания информации: "Раньше мы занимались тем, что обеспечивали доступ к информации, полагая, что в этом и заключается оплот демократизации и развития глобального мира. На тот момент это было правильно, но теперь основная проблема состоит в другом. Необходимо гарантировать доступ к процессу создания информации. В этом действительно кроется серьезная проблема"[3].

Заслуживает специального упоминания анализ благоприятной среды для свободных и независимых СМИ, осуществленный М. Прайсом и П. Кругом[4]. Авторы выделяют четыре аспекта правовой среды, в которой действуют СМИ и в которой законодательство либо способствует, либо препятствует их независимости и эффективности:

  • 1) сбор информации;
  • 2) регулирование содержания;
  • 3) нейтральное по отношению к содержанию регулирование, которое между тем способно влиять па содержание косвенно;
  • 4) защита журналистов в процессе их профессиональной деятельности, в том числе защита от физического нападения.

Сбор информации – основная функция прессы в демократическом обществе – зависит в том числе и от законов об информации, гарантирующих общественный доступ к правительственной информации и институтам (как мы уже говорили, исключение составляют случаи, относящиеся к сфере национальной безопасности, защите тайны личной жизни), от законов о лицензировании и аккредитации журналистов.

Когда доступ к информации у журналистов ограничен (жесткими сроками, которые могут затруднять расследование; бюджетными ограничениями; тем, что редакторы указывают направления журналистских расследований, и т.д.), журналисты преимущественно занимаются выражением своих мнений. И хотя гласность при высказывании мнений есть важная составляющая демократического общества, этого недостаточно для его развития и поддержания. В некоторых странах власти ограничивают аккредитацию журналистов и только небольшому числу из них предоставляют доступ, например, на пресс-конференции правительства или к работе законодательного органа. Во многих странах для журналистов закрыты важные государственные учреждения: тюрьмы, военные заведения, суды (некоторые судебные процессы). Какие бы оправдывающие доводы ни приводились, эти ограничения должны быть предметом самого пристального внимания. Отдельного разговора заслуживает доступ к мировым базам данных. Государство может ограничивать эту форму доступа, вводя определенные тарифные ставки, накладывая ограничения на интернет-провайдеров или расспространяя опасение, будто существует государственный контроль над тем, к каким базам данных пытается получить доступ журналист. Сбор информации также зависит от степени обновления фондов публичных библиотек, от отношения государства к своим архивам, документам, протоколам.

Проблема регулирования содержания включает любую форму внешнего вмешательства в профессиональную деятельность журналистов, т.е. в процесс сбора информации, редактирования, освещения деятельности властей, а также в распространение мнений по вопросам общественного значения. Здесь существует опасность манипулирования СМИ с помощью субсидий, таможенных правил, авторского права, наличия газетной бумаги, налогообложения, общего антимонопольного законодательства, доступа к государственной информации, доступа к информации во время предвыборных кампаний и многое другое. Прайс и Круг отмечают важность этих проблем для государств, переживающих переходный период.

Важным вопросом для существования благоприятной среды является степень свободы профессиональных работников СМИ, журналистов при реализации своих прав и выполнении своих обязанностей в случае разногласия с частным владельцем. Немаловажны вопросы физической неприкосновенности. У властей есть возможность привлекать к судебной ответственности тех, кто прибегает к запугиванию физической расправой представителей СМИ: применение силы против представителей СМИ не может оставаться безнаказанным. Эти вопросы рассматривались Комитетом министров Совета Европы. Рекомендация, принятая им в 1996 г., содержала призыв к государствам "расследовать случаи посягательства на физическую безопасность журналистов", а также "использовать все меры для предания правосудию лиц, ответственных в такого рода посягательствах"[5].

Интересная информация о престиже профессии журналиста опубликована журналом Forbes. Американский журнал, основываясь на прогнозах Министерства труда США, попытался заглянуть в профессиональное будущее сегодняшнего подрастающего поколения. Уже менее чем через десять лет серьезно пошатнутся позиции многих престижных сейчас профессий: "Газетные журналисты пострадают от тотального распространения телевидения и интернет-СМИ". Российские экономисты полагают, что эхо этих тенденций дойдет и до нас: спрос и предложение скорректируются[6].

  • [1] См.: Дунаев В. Америка все еще ждет // Независимая газета. 2000. 21 нояб.
  • [2] См.: Оменте Дж. Отношение американцев к новостным СМИ // Меди@льманах. 2004. № 2–3.
  • [3] Пераккионо Μ. М. "Италике-ревю" – мультимедиа, технология, демократия // ТелеЦЕНТР. 2004. № 5. С. 42.
  • [4] Прайс М., Круг П. Благоприятная среда для свободных и независимых средств массовой информации. Центр социально-правовых исследований Вульфсон-колледжа Оксфордского университета, 2000.
  • [5] Прайс М., Круг П. Цит. соч. С. 82.
  • [6] См.: Какие профессии исчезают: Десятка вымирающих профессий XXI века // Известия. 2007. 15 окт. С . 2.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >