Порождение социологического знания об аудитории

Отдельные примеры обладают наглядностью, необходимой для уяснения принципа.

Но следует помнить, что как бы ни были нужны иллюстрации, они никогда не заменяют смысла.

Лев Гумилев. Этногенез и биосфера Земли

Социологическая информация – результат общения с аудиторией. Ситуация получения такой информации – это общение с ее источником. Общение с людьми входит в число универсальных социологических процедур наряду с изучением документов, с его социологической модификацией в виде контент-анализа, с наблюдением. Конкретный опрос общественного мнения дает представление о сегодняшнем состоянии массового сознания, которое является (и это аксиома) активной частью массовых информационных процессов в обществе. Вот почему исследователь СМК должен включать в сферу своих научных интересов и общественное мнение: как политический институт, как социологический феномен, как производное от деятельности прессы, как фактор, который учитывается этими средствами в своей деятельности, и т.п. Хотя совокупность научного знания в своем фундаменте эмпирична, основывается на огромном числе реально наблюдаемых фактов, она содержит и теоретические обобщения, которые объясняют наблюдаемые регулярности или даже способствуют обнаружению ранее неизвестных явлений[1].

Эмпирическое же исследование, надежность его выводов, зависит от адекватно целям выбранного метода; квалифицированно составленного инструментария измерения качественных и количественных характеристик аудитории и многих других обстоятельств, что является необходимым багажом профессионала-социолога. Это единое целое с результатами. Вот почему в культуру представления результатов в прессе или в научных публикациях входит подробное описание методики исследования, выборки объектов наблюдения, самой фразировки вопросов и др.

Поскольку большая часть такого знания получается в результате общения интервьюера с опрашиваемым, т.е. является областью мнений, отношений, предпочтений, пристрастий, предрассудков людей, то встает методологический вопрос: в какой мере истинна эта информация? Социологическая информация в этом смысле принципиально отличается от естественно-научной. И. Ньютон сформулировал свой закон, наблюдая падение яблока. Чтобы другой ученый мог это проверить, он должен был повторить этот опыт. Яблоко падало точно так же. Здесь истина – в самом объекте. Человек как объект интереса социологии – это прибор. Истиной является его реакция на ситуацию общения, она проверяется устойчивостью и предсказуемостью этой реакции.

Исследователь не может сказать опрашиваемому, что он не прав. Тут нет эталона, истина относительна. Для социолога любой ответ самоценен, он – свидетельство о чем-то: о поведении исследователя, о самом вопросе, об изменившейся ситуации. Поэтому для социолога не существует хорошего и плохого ответа. Отсюда проистекает требование к интервьюеру никак не выражать своего отношения к сути вопроса: следует нейтрализовать возможное влияние на ответ. Отсюда и требование к самому вопросу – он не должен содержать оценочных слов, которые могут повлиять на ответ опрашиваемого. Отсюда и методическое требование ко времени опроса (когда опрашивается много людей, опрос должен пройти в максимально сжатые сроки), чтобы снять влияние возможных изменений в общей социополитической обстановке.

Измерительный прибор и измеряемый объект

За этими методическими требованиями стоит одно – снизить влияние возможных внешних факторов на характер ответов людей в ходе опроса. Эти внешние факторы – фигура интервьюера

и определенные признаки опрашиваемого, характеристики обстановки беседы. И эти признаки, например сами ответы, могут существенно меняться в зависимости от изменения инструмента их фиксации. В классических естественных науках изучаемый объект полностью независим от измерительного прибора. Расстояние между городами не изменится, если его измерять то с линейкой в руках, то с помощью шагомера, то с помощью спидометра в автомобиле.

Одну из глав в книге "Записки туриста" Стендаль называет "Определение понятий" и начинает с анекдота: "Один знаменитый полководец, желая получше рассмотреть в картинной галерее небольшую картину, висевшую очень высоко, подошел, чтобы снять ее со стены. “Разрешите, государь, – вскричал владелец галереи, – г-ну N снять ее: он выше вас”. “Скажите лучше – длиннее''"[2].

Начиная всякое исследование, представитель науки разрабатывает понятийный аппарат своего анализа. Упрощенно говоря, он решает, что чем называть. Приведем пример, чтобы проиллюстрировать проблему. Из классики мы знакомы с вопросом "Любите ли вы театр?". Социологу нужно решить вопрос, а что такое любовь к театру: посещение его с довольно большой частотой; участие в кружке художественной самодеятельности; просмотр театральных передач по телевизору; коллекционирование фотокарточек любимых театральных актеров и т.д. Ясно, что от ответа на этот вопрос зависит предмет разговора социолога с человеком в ходе опроса.

Когда мы встречаем в прессе слова "популярность Президента", "рейтинг Президента", мне как социологу хочется знать, а что стоит за этими достаточно общими словами. То есть – мы здесь имеем дело с обратной ситуацией: как назвать обобщенным словом, иногда специфической языковой конструкцией то, о чем мы спрашивали людей в ходе опроса, но не пользовались такой конструкцией. Выработка механизма перехода от концептуальной модели к системе показателей является довольно сложной задачей.

Достаточно ясно говорит о таких трудностях пример, что можно называть расовой дискриминацией. Этот вопрос может быть чисто теоретическим, в теории и остаться.

Когда же явление рассматривает социолог, он должен сказать нам (читателям, критикам, да и самому обществу), какие модели поведения людей он считает дискриминационными, какие высказывания он относит к расовой дискриминации. И иногда с ним можно поспорить. Даже самые очевидные вещи иногда становятся проблематичными: мы говорим "читатели газет", "аудитория телевидения". Сколько раз в неделю (и по сколько минут) человек должен читать газету, чтобы попасть в "читатели газет"? И так – практически по всем определениям.

  • [1] См.: Малкей М. Наука и социология знания. М., 1983. С. 38.
  • [2] Стендаль С. Записки туриста // Стендаль С. Собр. соч. В 12 т. М.: Правда. 1978. Т. 8. С. 90.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >