Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Политическая философия и социология

Идеи естественного права и договорного происхождения государства

С данной точки зрения основополагающее значение имели формирование и утверждение в Новое время идеи о прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и собственность. В итоге традиционная концепция общества-государства стала подвергаться эрозии и соответственно пересмотру.

Так, исходным для Гуго Гроция (1583–1645) стал тезис, согласно которому право на жизнь и свободу коренится в самой социальной и разумной природе человека. Это закон природы, который действовал уже в период естественного состояния людей. Тем самым мыслитель внес существенный вклад в формирование и утверждение рационалистической философии права. По его мнению, сам Бог законодательствует в соответствии с естественным правом. Естественное право "столь незыблемо, – подчеркивал он, – что не может быть изменено даже самим Богом"[1].

Из естественного права Гроций выводил договорную идею происхождения государства. Особо подчеркивалась мысль о том, что государство "есть совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы". Причем, государство – результат соглашения большинства против меньшинства, союз слабых и угнетенных против сильных и могущественных. Очевидно, что здесь мы имеем идеи, которые подготовили восхождение либерализма и правового государства.

Другой голландский мыслитель Б. Спиноза (1632–1677) в духе Гроция пришел к выводу, что законы природы как "решения Бога, открытые естественным светом", т.е. раскрытые человеческим разумом, а не данные в божественном откровении. "Под правом и установлением природы, – писат он, – я разумею не что иное, как правила природы каждого индивидуума... Ибо известно, что природа, рассматриваемая абсолютно, имеет верховное право на все, что в ее власти"[2]. Из такой оценки Спиноза делал вывод, что "каждый индивидуум имеет верховное право на... то, чтобы существовать и действовать сообразно с тем, как он к тому естественно был определен"[3].

По мнению Спинозы, естественное право запрещает только то, чего никто не желает и чего не вправе делать. Эта мысль нашла дальнейшее развитие у Томаса Гоббса (1588–1679). Для него свобода – это право делать все то, что не запрещено гражданским законом. Гоббс сформулировал также тезис: не делай другим того, чего не желаешь, чтобы они делали тебе. Данный тезис получил свое законченное выражение в знаменитом категорическом императиве И. Канта.

В целом, рассматривая государство как высшую ценность и самодовлеющую сущность, выступающую в качестве гаранта справедливости, жизни и основных благ своих граждан, Н. Макиавелли, Г. Гроций, Б. Спиноза и их приверженцы проложили путь к освобождению идей государства от теологии и фидеизма[4]. Тем самым они создали предпосылки для вычленения политической философии как самостоятельной научной дисциплины из системы общей философии.

Качественно новый шаг в направлении разработки государственной идеи сделал современник и участник событий того времени Т. Гоббс. Его труд "О гражданине" и вторую часть "Левиафана" "О государстве", по-видимому, можно считать первыми подлинно политико-философскими произведениями в собственном смысле слова, хотя сам Гоббс не использовал еще понятие "политическая философия". Если сравнить эти работы с трудами классиков античной мысли, то нельзя не обнаружить их разительное различие как по тональности, так и по смыслу.

В основе концепции Гоббса лежит взаимодействие и динамика противоположных начал коллективно-государственного и индивидуально-личностного. В обеих названных работах он имеет в виду, прежде всего, сущность и предназначение государства – этого "искусственного человека", антипода естественного состояния людей.

Проводится четкое различие между государством-Левиафаном, как носителем верховной власти, и подданными, обладающими при всей их подчиненности этой верховной власти, определенными неотъемлемыми правами. Здесь интересны рассуждения Гоббса о естественном праве и гражданском или положительном законе. По его мнению, они совпадают как по содержанию, так и по объему. Однако естественные законы, суть которых состоит в беспристрастности, справедливости, признательности и вытекающих из них моральных качествах, в естественном состоянии не являются законами в собственном смысле слова; они лишь располагают людей к миру, милосердию и повиновению.

Естественными являются те законы, которые существовали и будут существовать вечно. Государи и судьи приходят и уходят, даже небо и земля могут исчезнуть, говорил он, но ни олин пункт естественного закона не исчезнет, ибо это вечный божественный закон[5] Естественные законы становятся действительными законами только по установлению государства. Это уже писаные гражданские или положительные законы, которые стали таковыми благодаря воле тех, кто имел верховную власть над другими.

Гражданскими являются законы, которым люди должны подчиняться как подданные государства. Только государство, по мнению Гоббса, способно установить, что есть беспристрастие, справедливость и добродетель, сделать их общеобязательными и установить наказание за их нарушение. Естественное право или естественная свобода может быть ограничена гражданским законом, дабы люди не вредили друг другу и объединялись против общего врага[6].

Особенность позиции Гоббса состоит в том, что в русле наметившихся на рубеже Средних веков и Нового времени тенденций объяснить природу государства через его происхождение он предпринял попытку сформулировать свое понимание государства с точки зрения причин и условий его возникновения. В данном контексте главная заслуга Гоббса состояла в развернутом обосновании договорной теории происхождения государства. В отличие от тех авторов, которые противопоставляли договорный принцип организации абсолютизму власти, Гоббс предпринял попытку сам принцип абсолютизма вывести из договора.

Предшественники, да и многие современники Гоббса выводили абсолютную власть монарха из божественного права. К примеру, Р. Фильмер в своем известном труде "Патриарх" обосновывал следующие тезисы: "всякое правление есть абсолютная монархия", "ни один человек не рождается свободным", "люди от природы не свободны", "люди от рождения подчиняются своим родителям", "отец семейства руководствуется только одним законом – своей собственной волей", "преимущественное право государей выше законов".

Именно из отцовской власти, основываясь на этих и подобных им посылах, Фильмер и выводил свой основной постулат об абсолютной монархической власти. Он не без оснований считал, что, если признать договорную идею происхождения государства и власти, то из этого нельзя не делать вывод, что народ при определенных условиях вправе менять своих правителей. Будучи земным воплощением божественной власти, утверждал Фильмер, королевская власть безусловна, неразделима, неограниченна и, самое главное, не подчиняется каким бы то ни было человеческим законам.

Гоббс же, разработав идею договорного происхождения самого государства, считал, что начало гражданского общества коренится "во взаимном страхе". Состояние людей вне общества – война всех против всех. Государство получает свою законность или легитимность, своего рода мандат на преодоление состояния войны всех против всех в результате соглашения между всеми членами догосударственного сообщества людей.

При всех характерных для Гоббса тенденциях к апологии абсолютизма государственной власти, они, тем не менее, укладываются в традицию теории правового государства, поскольку выдвигавшиеся ими идеи единого и суверенного государства имплицитно предполагали ликвидацию принципа неравенства и разнообразия прав в зависимости от наследственного, социального или иного статуса людей. Такая позиция способствовала также формированию идей гражданского общества, которое должно прийти на смену сословному обществу.

Показательно, что Гоббс решительно защищал республиканский строй, установленный в результате Английской революции 1648 г., и протекторат Кромвеля. Не случайно, после появления "Левиафана" Гоббс лишился милости короля и, более того, был обвинен в нелояльности к королевской власти, а Кромвель предложил ему место секретаря республики.

Исходя из подобных посылок, Гоббс и предлагал свое понимание философии государства. В основе его построений лежит тезис о двух состояниях любого человеческого общества: естественном состоянии (status naturalis), где отсутствует какая бы то ни было государственная организация, и государственном, гражданском состоянии (status civilis).

Поэтому, говорил он, философия распадается на две основные части: философию естественную и философию гражданскую или философию государства. Поскольку же для определения основных характеристик государства необходимо предварительно изучить склонности, аффекты, права и нравы людей, то и сама философия государства подразделяется на два раздела: первый, трактующий склонности и нравы, называется этикой, а второй, исследующий гражданские обязанности, политикой или просто философией государства.

Таким образом, в разделе первом "Основ философии" Т. Гоббс впервые говорил о философии морали (philosophia moralis) и философии государства (philosophia civilis)[7]. Причем, утверждал Гоббс, "философия государства связана с философией морали, но не настолько тесно, чтобы ее нельзя было отделить от последней". При этом Гоббс был убежден в том, что он разработал совершенно новую философию государства. Он, по сути дела, отрицал, что до "Основ философии", частью которых является трактат "О гражданине", вообще существовала какая бы то ни было философия государства или наука о государстве вообще.

Можно сказать, что Гоббсу принадлежит приоритет в плане введения в научный оборот понятия "философия государства". Но, как можно убедиться из вышеизложенного, он затрагивает более широкие проблемы, относящиеся к миру политического в целом, нежели отдельно к государству.

  • [1] Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994.
  • [2] Спиноза Б. Богословско-политический трактат. М., 1996. С. 310–311.
  • [3] Там же. С. 311.
  • [4] Религиозно-философское учение, ставящее веру над разумом и утверждающее ее как основу познания в противоположность разуму, которому доступна лишь видимость всего сущего.
  • [5] Гоббс Т. Сочинения. М., 1991. Т. 2. С. 210, 220-221.
  • [6] Там же. С. 207.
  • [7] Гоббс Т. Сочинения. Т. 1. С. 78.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы