Мировоззренческая составляющая мира политического

Для правильного понимания места, роли и предназначения политической философии, равно как политологии и политической социологии, следует исходить из того, что в качестве центрального субъекта мира политического выступает человек. Он является существом не только социальным, политическим и экономическим, но одновременном духовным, социокультурным, политико-культурным, нравственным.

Поэтому естественно, что мир политического пронизывает мировоззренческая система, которая интегральной частью включает в себя, теоретический, социально-философский, социологический аспекты. В определенном смысле невозможно рассматривать политические институты в отрыве от политической мысли, поскольку мысль и действие пронизывают друг друга. Поэтому задача политического философа состоит в достижении самого тесного взаимодействия теории и эмпирического начала, рефлексии и действия, интерпретации и практической вовлеченности.

Знание о мире политического собирательно. Чем оно шире, многослойнее – а это достигается в процессе постоянных исследований, – тем эффективнее способно оно ориентировать нас в мире политического. Политическая наука немыслима без традиции, в рамках которой она развивается. Под традицией в данном случае подразумеваются формы организации науки, системы теорий и идей, методы аргументации, методологии, технические приемы.

В истории Запада формирование политического знания отличалось высокой степенью развития. Особенно это характерно для периодов Нового и Новейшего времени. В целом формирование политического знания было тесным образом связано с процессами становления и изменения конкретных политических систем, режимов, отношений. Большую роль при этом играло политическое знание, которое в той или иной мере отражалось затем на развитии политической практики.

В самом деле, трудно представить себе формирование и утверждение современной западной государственно-политической системы без идей Платона, Аристотеля, Ф. Аквинского, Н. Макиавелли, Ш. Л. Монтескьё, Дж. Локка, И. Канта и без политической практики таких государственных деятелей, как Генрих IV, Людовик XIV, Наполеон, Бисмарк. Точно так же невозможно представить себе развитие современной политической науки, с одной стороны, без идей и концепций, сформулированных К. Марксом, В. Парето, Э. Дюркгеймом, М. Вебером, Б. Н. Чичериным и другими, а с другой – без социально-экономических и политических изменений, которые связываются с именами В. И. Ленина, И. В. Сталина, Б. Н. Ельцина, Ф. Д. Рузвельта, У. Черчилля, К. Аденауэра, В. Брандта и других государственных и политических деятелей.

Фукидид, Цезарь, Платон, Аристотель, Макиавелли, Маркс в той или иной степени вмешивались своими практическими действиями в качестве исторических субъектов в те феномены и процессы, которые они анализировали. Фукидид был изгнан из Афин как сторонник аристократии. Цезарь сам представлял себя читателю в своих "Комментариях о галльской войне". Платон пытался реализовать на практике свои теории в Сиракузах и, потерпев в этом неудачу, написал свои "Законы". Аристотель написал конституцию своего родного города Стагир. Макиавелли руководил иностранными делами Флоренции и лишь на основе уроков, извлеченных из этого опыта, написал книгу "Государь". Маркс обосновывал тезис о возможности исчезновения капитализма, руководя Первым Интернационалом.

Очевидно, что отношения между политической системой, политическими институтами и сферой общественно-политической мысли складываются в тесном взаимодействии друг с другом, испытывая взаимное влияние друг на друга. Уже в силу этого факта политико-философский анализ не может основываться на одних только фактах, поскольку конкретные факты приобретают значимость лишь в той мере, в какой их можно соотносить с целым, обеспечивающим теоретически обоснованный контекст для интерпретации фактов.

Любое человеческое сообщество, любая цивилизация или крупная держава, продемонстрировавшие свою эффективность и жизнеспособность, руководствовались особым, присущем только им идеалом или центральной, стержневой идеей. Всякий строй и всякое движение, будь они разрушительные и бессмысленные, даже истинные или ложные, всегда опирались на сверхличные духовные силы. При этом очевидно, что любые идеи овладевают массами в соответствующей, благоприятствующей им историко-культурной, социальной и духовно-нравственной сфере.

Когда идеал или идея подвергаются эрозии или разрушаются, сообщество, цивилизация, держава обречены на исчезновение либо радикальную трансформацию. Опыт истории свидетельствует, что, как только начинают подтачиваться духовный и культурный стержни – основополагающие скрепы цивилизации, можно говорить о начале ее заката.

Очевидно, что люди, живущие в едином социокультурном и политико-культурном пространстве, нуждаются в комплексе общих для всех них ценностей, норм, установок, которые в совокупности обеспечивают единство всех членов общества.

Этот комплекс, определяющий содержание и направленность общественного сознания и общественно-политической мысли, называют парадигмой. Под парадигмой понимается не конкретная социально-философская или иная теория или течение мысли, это фундаментальная картина социального универсума, включающая комплекс основополагающих представлений об обществе и индивиде, гражданском обществе и государстве, сакральном и мирском и т.д. Данный комплекс составляет как бы субстрат важнейших концепций, теорий, течений данного исторического периода.

Парадигма суть модель "законной" общественно-политической системы, форм, целей и средств ее существования. Человек как представитель определенной исторической эпохи имеет особые личностные параметры и характеристики, и именно через них он воспринимает остальных членов общества как своих современников и партнеров по общению и жизнедеятельности. Формируясь и существуя в системе реальных общественных отношений, парадигма приобретает функции своего рода регулятора и координатора деятельности людей. Она призвана обеспечить мировоззренческие и ценностно-нормативные рамки для объединения людей, их интегрирования в единые сообщества. Именно через нее человек оценивает свое место в мире и обществе.

Парадигма каждого конкретного исторического периода включает в себя признанный всеми или большинством интеллектуальных и социально-политических сил понятийно-категориальный аппарат. Важнейшие его элементы более или менее адекватно отражают и интерпретируют существующие экономические, социальные, политические и иные реалии. Парадигма формируется и развивается путем выдвижения альтернативных гипотез и теорий, концепций и идей, преодоления одних и синтеза других основоположений.

Утвердившаяся общепризнанная парадигма всячески защищает себя, отвергая или подавляя новшества, способные подрывать ее основополагающие установки. Естественно, эти новшества не могут подавляться слишком долго, если они вызваны изменившимися условиями и реалиями, которые по мере своего вызревания и проникновения в новые ниши будут заявлять о себе все настойчивее. И так до тех пор, пока господствующая парадигма воочию не продемонстрирует свою неспособность служить в качестве нормального и дееспособного инструмента объяснения наличного социального бытия.

Как отмечал известный американский исследователь Т. Кун, новшество для официальной парадигмы представляет собой своего рода аномалию. Если эта последняя, не исчезая и, более того, повторяясь, демонстрирует свою устойчивость и претензию па право на существование, парадигма оказывается перед необходимостью перестроиться и переструктурироваться, чтобы интегрировать кажущуюся аномалию или аномалии. Этот процесс, который сопряжен с отбрасыванием ряда ставших общепринятыми и стандартными убеждений и их заменой новыми, продолжается до тех пор, пока парадигма не приобретет новую конфигурацию и не наполнится новым содержанием.

Эпоха, когда та или иная парадигма со своими социально-философскими и идейно-политическими конструкциями занимала господствующие позиции, приходит к концу, открывая путь новой парадигме. Поэтому Т. Кун назвал смены парадигм в науке научными революциями, поскольку они приводили к коренному изменению самих теоретических и методологических основ науки, придавая ей совершенно новое качество[1].

Следует отметить, что смена парадигм – крайний случай и происходит редко, при действительно крупных подвижках в общественно-историческом бытии, истощении господствующих принципов и идеалов. Процесс формирования и эволюции парадигмы характеризуется смещением и параллельным существованием ценностей, идеалов, норм, противоборствующих и конфликтующих мировоззренческих и идеологических течений. Особенно наглядно это проявляется в переходные периоды. С одной стороны, происходят фундаментальные изменения в трактовке человеком окружающей природной и социальной действительности, своего места в мире и обществе. С другой стороны, традиционные, некогда общепринятые ценности и идеалы не сдали своих позиций, не потеряли привлекательности в глазах значительного числа людей. Однако новые элементы неумолимо завоевывают одну позицию за другой, выбивая почву из-под ног носителей старых ценностей.

Победа новых систем ценностей и идеалов не означает полной ликвидации старых. В модифицированном виде часть их инкорпорируется в новые мировоззренческие и политико-идеологические системы или же сохраняет в течение более или менее длительного периода значимость в качестве идейного оружия отдельных социальных групп, которые не могут или не желают примириться с новым положением вещей. Но, как бы то ни было, смена парадигм имеет в своем основании пересмотр всех ценностей, норм и установок, всей системы миропонимания людей. Иначе говоря, суть появления, трансформации и исчезновения человеческих сообществ или цивилизаций выражается в ницшеанской формуле "переоценка всех ценностей".

Великая трансформация, приведшая к формированию капиталистической системы и ее приходу на смену феодализму, естественно, имела своим следствием возникновение и утверждение новой системы миропонимания, которая перевернула все представления о человеке, обществе, государстве, об их сущности и взаимоотношениях.

Эта система первоначально получила импульс и формировалась на территории бывшей Западной Римской империи с охватом англосаксонского мира на североамериканском континенте. Ее основу составили западное христианство, ренессансная и реформационная культурные традиции, Просвещение и связанные с ними социально-философские и общественно-политические учения. Эта система в процессе своего формирования вобрала в себя самые разнородные и зачастую, казалось бы, несовместимые друг с другом элементы: переработанные в свете научных достижений конца Средневековья и Нового времени идеи античного и средневекового республиканизма, естественного права, рационализма, принципов рыночных отношений и др.

Главная же суть новой системы миропонимания в рассматриваемом здесь контексте состояла в утверждении и легитимации качественно новых отношений между человеком, обществом и государством.

  • [1] Куп Т. Структура научных революций. М., 1968.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >