Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Политическая философия и социология

Конфликт как онтологическая составляющая мира политического

Социальное неравенство и конкуренция, порождаемые ими противоречия и разного рода конфликты представляют собой важнейшие реалии любого общества, без признания которых невозможно правильно понять закономерности его возникновения, жизнеспособности и функционирования. Более того, эти феномены, возможно, служили важнейшими факторами возникновения власти и государства, которые, как утверждал Т. Гоббс, стали институтами, призванными преодолеть естественное состояние войны всех против всех.

Одним из ключевых факторов, лежащих в основе противоречий и разного рода конфликтов в обществе, является социальная дифференциация. Она выступает в качестве одной из определяющих составляющих самоорганизации любого общества. Положения людей в обществе различаются по уровню и качеству жизни, образования и культуры, статусу, профессии, самооценке и т.п. Нельзя упускать из виду также различия между людьми, связанные с их физиологическими, психологическими, интеллектуальными, мировоззренческими, ценностными и иными характеристиками. Поэтому современное общество трудно представить без соперничества и конкуренции.

Главным объектом политического конфликта является власть

Субъекты политического конфликта в лице политических организаций, партий, заинтересованных групп, элит выступают от имени определенной социальной общности: социального класса, слоя, класса, этноса, корпораций, заинтересованных групп, всего общества. Как правило, конфликт обосновывается той или иной идеологией, которая выполняет функции организации, идентификации и мобилизации его субъектов и участников.

Раз возникнув, само государство стало ареной конкуренции и борьбы за власть между различными конфликтующими социально-политическими силами, партиями, объединениями, идейно-политическими течениями, индивидуальными претендентами на тот или иной государственный пост.

Как показывает опыт всей писаной истории человечества, поведение человека в обществе во многом определяется стремлением реализовать свои интересы, которые зачастую не совпадают с интересами других членов общества. Разнообразие потребностей и интересов человека обусловливает и разнообразие мотивов его поведения и деятельности. Немаловажное место среди них занимает стремление к самоутверждению, поиску своего места, статуса, позитивной оценки своей личности в обществе, с которыми связаны чувство собственного достоинства, честолюбие, эгоизм и др.

Нередко в основе поведения человека в зависимости от тина личности эти мотивы могут стимулировать стремление, или, как говорил Ф. Ницше, волю к власти над другими людьми, которая является одной из движущих сил поведения человека. И действительно, тяга к собственности и власти коренится в самой природе человека, в инстинкте самоутверждения и самосохранения. Собственность и власть дают человеку почет, влияние и высокий статус в обществе. Они взаимно стимулируют и дополняют друг друга.

Коль скоро политика теснейшим образом связана с конфликтом, то одна из главных задач политической философии состоит η выявлении природы и социальных основ конфликтов. Поэтому политическая философия не может игнорировать тип общества, формой политической самоорганизации которого выступает государство или политическая система.

Сам процесс формирования и консолидации человеческих сообществ был связан с их взаимным противопоставлением друг другу. Конфликты имели место если не внутри отдельных первоначальных родов, племен, этносов, то между ними. Противопоставление "мы" – "они", "наши" – "чужие" составляло неотъемлемый и определяющий элемент этого процесса. Показательно, что самоназвание многих этносов в переводе на современный язык означает "люди" (или "человек" во множественном числе), противопоставляемые "нелюдям" (или "нечеловекам"), т.е. всем остальным "чужим" племенам и этносам.

Без всякого преувеличения можно сказать, что государственное, властное начала, политика имеют место там, где существуют конфликты. Средством полного развития человеческих сил природа избирает противоборство этих сил в обществе. Это противостояние – тоже форма общения и общежития, хотя и "антиобщественная". И, действительно, человеку по самой своей природе присуща склонность делать все по-своему. Естественно, что в этом отношении он встречает противодействие со стороны других индивидов, которые также стремятся делать все по-своему. Этот факт самым непосредственным образом проявляется в борьбе за свою долю во власти между различными социальными силами.

Показательно, что факт конфликтного происхождения властных отношений, политики, государства осознали уже мыслители древности. Еще в "Государстве" устами Полемарха Платон говорил о том, что политическая деятельность должна осуществляться в интересах части общества или одной партии ("друзей") в борьбе с ее политическими противниками ("врагами"). Искусство справедливой политики – "это искусство приносить друзьям пользу, а врагам причинять вред".

Выступая с позиций сущего или реального положения вещей платоновский Фрасимах ратовал за то, чтобы в отношениях между властвующими и подвластными приоритет никогда и ни при каких условиях нс отдавался подвластным. Как считал Фрасимах, не существует людей, которые бы, находясь у власти, могли отдать предпочтение интересам других в ущерб своим собственным интересам[1]. Примечательно, что, считая все существующие системы правления несправедливыми, Сократ не оспаривал фактическую правомерность фрасимаховского конфликтного принципа, выведенного из реального жизненного опыта.

Эта традиция, идущая через Н. Макиавелли и Т. Гоббса, нашла свою радикальную трактовку у представителей социал-дарвинизма, который пользовался довольно заметной популярностью в конце XIX – начале XX в. Суть идей этого течения общественно-политической мысли, как они были сформулированы в работах Г. Спенсера, У. Бейджгота, Л. Гумпловича, У. Самнера и др., состояла в попытках перенести закономерности естественного отбора и борьбы за выживание, выявленные Ч. Дарвином в природе, на отношения в обществе.

Для их работ ключевыми стали такие понятия эволюционной теории, как "естественный отбор", "борьба за существование", "выживание наиболее приспособленных к жизни". В силу этого социальная жизнь характеризовалась как арена непрерывной и повсеместной борьбы, конфликтов, столкновений между индивидами, группами, обществами, борющимися за свое место под солнцем.

Идеи и принципы социал-дарвинизма, правда, в более или менее умеренной форме, перекликаются с установками части представителей идеологии свободно-предпринимательского капитализма в их признании исключительной роли индивидуализма и свободной конкуренции в общественно-историческом развитии. К примеру, полагая, что энергичные и удачливые бизнесмены являются зримым воплощением естественного отбора и победы наиболее приспособленных к жизни, Дж. Д. Рокфеллер вполне в порядке вещей мог заявить, что "образование большой компании – это просто выживание наиболее приспособленного".

Наибольший интерес представляют идеи, выдвинутые немецким политическим философом К. Шмиттом. Рассматривая политику в категориях "друг – враг", К. Шмитт полагал, что социальные отношения уплотняются, превращаются в политические при необыкновенной интенсивности общественных противоречий. В сущности Шмитт рассматривал дихотомию "друг – враг" в качестве главного конституирующего признака политических отношений, самого смысла существования политического как самостоятельной сущности.

В своих построениях Шмитт ставил во главу угла именно эту дихотомию, которой у него соответствовали противостояния "добро – зло" в морали, "прекрасное – безобразное" в эстетике, "выгодное – невыгодное" в экономике. Причем, согласно Шмитту, политические категории самодостаточны и независимы от моральных, экономических и иных категорий, политический враг не обязательно плох с моральной точки зрения или безобразен с эстетической точки зрения. Весь вопрос состоит в том, что он другой, чужой[2].

Эта линия в разработке и трактовке мира политического в разных вариациях, с различной степенью акцентирования на универсальность и интенсивность конфликта нашла отражение в большинстве политико-философских систем – от левого радикализма до правого консерватизма и правого радикализма. Свое наиболее законченное выражение она нашла в тоталитарных политико-философских конструкциях ленинизма и национал-социализма. В них идея, соответственно, непримиримой классовой борьбы и теория бескомпромиссной борьбы высших и низших рас и народов были подняты до статуса универсального принципа, лежащего в основе всех без исключения общественно-исторических и социально-политических феноменов и процессов.

Тем самым дихотомия "друг – враг" была перенесена на все сферы и принципы жизни. Политический враг не может быть союзником или другом в экономической, социокультурной, эстетической или иных сферах. Элиминируется само понятие нейтралитета. В либеральном мировоззрении, если ты нейтрален в отношении существующей формы правления, то само собой подразумевается, что молчаливо соглашаешься с ним. Как в ленинизме, так и в национал-социализме нейтралитет воспринимается как неприятие господствующей политической системы. Действует принцип, согласно которому, если ты не с нами, то против нас и, соответственно, причисляешься к лагерю врагов: "Если враг не сдается, то его уничтожают".

  • [1] Платон. Собрание сочинений. Т. 3. М., 1993. С. 93–94.
  • [2] Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 41.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы