З. Соотношение конфликта и консенсуса

Практически единодушное признание конфликтности, как важнейшей сущностной характеристики мира политического, служит весомым доказательством ее универсальности.

Это вполне естественно, если учесть, что любое человеческое сообщество, особенно высокоорганизованное, сочетает в себе интересы самых разнообразных социальных и политических сил, организаций, институтов, заинтересованных групп и т.д., что предполагает столкновения, противоречия, конфликты между ними, дополняющиеся противоречиями между частными и государственными интересами.

В данной связи особо следует отметить, что политика подразумевает участие во властных отношениях или стремление оказать влияние на распределение власти. Более того, политика имеет своей целью не только обоснование, защиту и обеспечение позиций той или иной конкретной социально- политической группы, сословия, класса, партии, государства, но и при необходимости дискредитацию, подрыв позиции противника. "В политическом конфликте, который с самого начала является рационализированной формой борьбы за социальное господство, – подчеркивал К. Манхейм, – удар направляется против социального статуса оппонента, его общественного престижа и уверенности в себе"[1].

Поэтому мир политического можно рассматривать как арену конкурентной борьбы представителей различных социально-политических сил за власть, за монопольное право говорить и действовать от имени этих сил. В политике речь идет, прежде всего, о власти, представляющей собой один из главных ресурсов, которым располагает общество, один из главных источников авторитета и влияния.

Зачастую конфликт приобретает самодовлеющий характер, нередко выливаясь в ожесточенные схватки противоборствующих сторон вплоть до революции и гражданской войны. Констатируя этот аспект, К. Манхейм, отмечал, что политика "все более идет к тому, чтобы стать борьбой нс на жизнь, а на смерть. Чем ожесточеннее становилась эта борьба, тем более она захватывала те эмоциональные глубинные пласты, которые прежде оказывали неосознанное, хотя весьма интенсивное, воздействие, и насильственно вовлекали их в сферу осознанного"[2].

Однако очевидно и то, что люди не могут жить вместе, если расходятся друг с другом во всех без исключения вопросах. Люди объединяются в сообщества в силу общего стремления к совместной жизни. Так, например, предназначение гражданского общества η том и состоит, чтобы обеспечить достижение какого-то единства или modus vivendi между различными социально-политическими, социокультурными или иными силами и интересами. Оно в самом себе имманентно содержит некие нормы, императивы и пределы, способные блокировать разрушительные потенции борьбы различных сил и направить ее в созидательное русло.

Или, становясь на позицию И. Канта, можно сказать, что гражданское общество само, независимо от государства, располагает средствами и санкциями, с помощью которых оно может заставить отдельного индивида соблюдать общепринятые нормы и правила игры. Именно институты гражданского общества, такие как семья, школа, церковь, соседские или иные общины, разного рода заинтересованные группы, добровольные организации и союзы способны играть такую роль.

Такая функция в сущности чужда государству и оно прибегает к ее выполнению лишь в том случае, если институты гражданского общества демонстрируют свою неспособность к этому. Здесь основополагающее значение имеет встроенный механизм достижения гражданского согласия.

Все же определяющее значение имеет тот факт, что политическое имеет своим основанием и своей целью всеобщую взаимосвязь социальных групп, институтов, частных и публичных сфер деятельности людей. Речь идет об условиях, формах и рамках существования и функционирования, без которых ни одна, в том числе и политическая, система не способна выжить.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что политика призвана найти пути и средства разрешения возникающих в человеческом сообществе конфликтов, примирения и совмещения друг с другом разнородных и конфликтующих интересов всех членов общества. В этом смысле был прав С. Л. Франк, который писал: "Политика есть лечение (гигиеническое, терапевтическое, в безвыходных случаях – хирургическое) общества, или его воспитание, создание условий и отношений, наиболее приемлемых для развития его внутренних творческих сил"[3].

Если гражданское общество представляет собой арену столкновения и взаимодействия множества частных противоречащих друг другу и конфликтующих интересов, то мир политического заключает в себе объединяющее всех членов общества начало. Государство, выступающее как наиболее законченное воплощение идеи политического и, соответственно, как выражение всеобщей воли, призвано обеспечить условия для достижения консенсуса по основополагающим вопросам общественно-политического устройства.

При этом оно вправе использовать не только внутренне присущие любому человеческому сообществу пути, средства и механизмы достижения этой цели, но и целый комплекс как бы искусственных, внешних механизмов и институтов в лице государства, права, законов, власти.

Не существует и не может существовать какого бы то ни было аполитического общества, поскольку все сферы и формы общественной жизни и деятельности в той или иной форме и степени пронизаны политическим началом. Главная функция мира политического состоит в том, чтобы обеспечить единство разделенного на разнородные группы, слои, классы общества. В сущности общество едино в качестве политического сообщества. Политическое играет интегративную или интегрирующую роль или, иначе говоря, оно включает в себя объединяющее всех членов общества начало.

Поэтому, когда мы выделяем гражданское общество и мир политического в качестве самостоятельных подсистем человеческого социума, речь идет об их разграничении лишь в смысле веберовских идеальных типов. Это некие абстрактные конструкции, которые не всегда совпадают с реальной жизненной практикой. Их вычленение обусловлено главным образом эпистемологическими соображениями. В реальной действительности гражданское общество и мир политического не существуют и не могут существовать друг без друга.

Стихийность и спонтанность свободы находят выражение в гражданском обществе, а начала порядка и упорядоченностив государстве. Частное начало или исключительная приверженность принципу приватности разделяет, разобщает людей в соответствии с их особыми интересами, а организационное начало, воплощающееся в государстве, их объединяет. Это обеспечивается, в частности, господством единой для всех государственной власти, возвышающейся над всеми другими началами.

Иными словами, гражданское общество и правовое государство предполагают и обусловливают друг друга, или, как говорил Гегель, они составляют две стороны одной и той же медали.

Таким образом, конфликт и политика теснейшим образом связаны между собой. Поэтому центральное место в политической философии занимает вопрос о том, как совместить друг с другом конфликт, порождаемый неизбежной конкуренцией различных интересов за ресурсы, с требованиями порядка и согласия, без которых невозможно представить себе жизнеспособность любого человеческого сообщества.

Существуют разные источники и причины возникновения конфликтов, а также разные пути и средства их разрешения. Это находит выражение в факте существования различных форм правления и политической системы, власти и государства.

В то же время сами власть и государство как основополагающие категории мира политического возникли именно в качестве инструментов разрешения разного рода конфликтов, возникающих между людьми или социальными группами. В этом качестве главная цель политики состоит в сведении к единому знаменателю интересов различных конфликтующих друг с другом групп, слоев, сословий, классов и достижение согласия или консенсуса в обществе по основополагающим вопросам общественно-политического устройства.

Из проведенного в данном разделе анализа следует вывод, что конфликт и консенсус составляют две важнейшие характеристики любой политической системы. Здесь речь идет прежде всего о факторах, способствующих, с одной стороны, сохранению и жизнеспособности политической системы, а с другой – ее подрыву и, соответственно, изменению как отдельных институтов, так и системы в целом.

Поэтому вполне объяснимо, что феномен политического колеблется между двумя крайними интерпретациями, одна из которых трактует политику как результат и поле столкновения конфликтующих интересов, а вторая – как систему обеспечения правления, порядка и справедливости в интересах всех членов общества.

  • [1] Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994. С. 39.
  • [2] Там же. С. 38-39.
  • [3] Франк С. Л. Духовные основы общества. Париж, 1933. С. 216.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >